ЛитМир - Электронная Библиотека

– Когда мы разорвем их шпионскую сеть, я поеду в Лондон и завербуюсь в разведку, – сказал он. – Я конечно не маг, но и не глупее Депью, э-э, Мартина. Конечно, они уже нашли шифр.

– Великолепная мысль, Банни. Как же нам их обыскать? Давай столкнем их в море, как бы случайно, они ничего не заподозрят. Затем поможем снять мокрую одежду и заодно обследуем карманы.

– А если это в брюках?

– Значит, им придется снять брюки тоже.

Глава двенадцатая

Возможность окунуть Фарфилда в море представилась на следующее утро после завтрака. Все гости, живущие вдали от моря, стараются больше быть на берегу, общаться с природой, и все говорят, что вспоминают о том, что Великобритания – остров, только когда бывают на побережье.

Вдали от моря они годами об этом не думают. Я вызвалась сопровождать Фарфилда. Принесла одеяло на случай, если ему захочется посидеть на песке, полюбоваться волнами, когда ходьба надоест. Конечно, на самом деле я хотела иметь одеяло под рукой, чтобы он мог закутаться после «падения» в море. Тогда он, наверняка, снимет мокрый сюртук. Банни тоже пошел с нами. Здесь произошла неувязка. Тетушка Ловат, чувствуя, что мне лучше остаться наедине с Фарфилдом, попросила Банни посмотреть, что случилось с колесами кареты. Ей показалось, что одно сильно тарахтело, когда мы возвращались из Брайтона. Банни хлебом не корми, только дай ему повозиться с лошадьми и каретами. Он тут же с превеликой радостью согласился и побежал на конюшню, как резвый поросенок.

– Давайте пройдемся вдоль берега до самого океана, – предложил Фарфилд.

Я согласилась. Тетушка была бы в восторге, если бы знала о такой прогулке. Фарфилд был самой галантностью: спрыгнул со скалы, как газель, поймал меня за талию и поставил на землю. Каменистый берег не очень удобен для тонкой изящной обуви Фарфилда, ему было нелегко продвигаться. Вскоре стало очевидно, что столкнуть его в море будет совсем непросто. Он держал меня за руку и при падении мог увлечь за собой в воду, а мне этого не хотелось.

– Странно, вы не поверите, но я могу месяцами не помнить, что Англия – остров, – сказал он.

– Я помню вы говорили, что все ваши поместья находятся в центре страны и не имеют выхода к морю.

– Все до одного.

– Жаль.

В этот момент я подняла глаза и увидела фигуру человека на открытой части голубятни. Это был Сноуд, он наблюдал за нами. Веревка была уже убрана. Когда Фарфилд начинал вдруг оказывать мне особые знаки внимания, я особенно ощущала испепеляющий взгляд черных глаз Сноуда. Фарфилд избрал самый неоригинальный метод ухаживания, он решил учить меня бросать плоские камни в воду. Меня этому бесполезному занятию уже обучали с полдюжины молодых людей. Если бы я проявила интерес, то овладела бы этим искусством в совершенстве. Как бы то ни было, поскольку это давало возможность пофлиртовать с Фарфилдом, я разрешила ему одной рукой обнять меня за талию и помогать мне держать руку с камнем должным образом.

Секрет успеха заключается в том, – если вас интересует, в чем я далеко не уверена, – чтобы установить руку в очень неудобном положении – почти параллельно воде, так чтобы камень летел под очень острым углом. В противном случае он просто уходит в воду. После нескольких игривых попыток и все более настойчивого приближения ко мне, не встречая сопротивления, Фарфилд начал более решительную любовную атаку. С явным намерением запечатлеть поцелуй, он положил руку мне на плечи, а второй попытался обнять за талию, чтобы привлечь ближе к себе. Такое положение идеально соответствовало моим намерениям, единственное, о чем я жалела, это, что рядом не было Банни, его помощь мне бы не помешала. Лучшая возможность осуществить задуманное, вряд ли могла представиться. Я резко освободилась из его объятий, одновременно постаравшись столкнуть его в море. Мне повезло: он не удержал равновесия и, вычертив в воздухе замысловатый пируэт, упал прямо в набежавшую волну. Волна благополучно накрыла его и вымочила с ног до головы. Я сразу сделала вид, что очень сочувствую и сожалею о содеянном.

– Ах, лорд Фарфилд, пожалуйста, извините. Давайте я вам помогу.

Он протянул руку, но я обратила внимание на его лицо. Такого страшного выражения лица мне не доводилось видеть. Вспомнилось предупреждение Депью, что это опасный и умный игрок.

– Не стоит извиняться, я сам во все виноват, – процедил он сквозь зубы.

В тот момент я поняла всю зыбкость и ненадежность моей безопасности. Держа меня за руку, он старался втащить меня в воду, но все же воспитание сыграло свою роль.

– Давайте помогу вам снять мокрую одежду. К счастью, я захватила с собой одеяло.

Я начала стягивать с него сюртук. Пока он, дрожа, кутался в одеяло, я ощупывала карманы, в которых было много всяких мелких предметов, но книжки на два на три дюйма не было. Мы пошли к дому, я несла сюртук Фарфилда, он зябко кутался в одеяло, в ботинках хлюпала вода. Взглянув на голубятню, я увидела, как Сноуд заливается хохотом. Сделав вид, что ничего не вижу, я провела Фарфилда через восточную дверь, чтобы не оставлять следов в холле. Банни появился со стороны конюшни, бережно неся завернутую в бумагу бутыль, содержимое которой вряд ли было секретом для окружающих.

– Лорд Фарфилд оступился и упал в море, – объяснила я. – Вот его сюртук, а вы, Банни, помогите ему, пожалуйста, снять мокрые ботинки и другую одежду, чтобы не наследить в доме.

По моему многозначительному взгляду он понял, что ему нужно делать с панталонами.

Отдав мне Бренди, Банни повел Фарфилда на терраску, примыкавшую к восточной двери. Я побежала в кабинет, чтобы спрятать бренди, позвать лакея Фарфилда, дать ему распоряжения и сообщить о приключении тетушке Ловат.

– Фарфилд шел по краю берега и оступился, – так я представила инцидент.

– Вода такая холодная, просто ледяная. Я надеюсь, он не простудится. С другой стороны, если бы он заболел, он остался бы у нас дольше, – сказала она, хитро улыбнувшись.

– Все же нужно приготовить ему горячую ванну, Хедер.

Позднее Банни сообщил, что его поиски тоже не дали результатов.

– Этот шифр, скорее всего, у Сноуда, – сказала я.

Инстинктивно я понимала, что со Сноудом такой номер не пройдет. Он бы искупал меня без колебаний. Происшествие положило конец флирту Фарфилда со мной. Тетушка заметила, что он стал держать себя с холодной официальностью и осуждала его за это, считая, что неприятность произошла по его собственной вине; я ее не пыталась разубедить.

– Это не значит, однако, что для замужества он стал менее заманчивой кандидатурой, – напомнила она.

– Но за карточным столом он совсем неподходящая партия, – дразнила я ее.

– Так как ты, дорогая моя, не любительница виста, надо постараться наладить с ним отношения во время Сезона в Лондоне. Надеюсь, ему не взбредет в голову опять сесть за игру сегодня. Как жаль, что Фарфилду не хватает таланта Сноуда, а Сноуду – положения Фарфилда. Но такова жизнь. Нельзя встретить все преимущества в одном человеке.

– Вы совершенно правы, тетушка. Поэтому, должна вам сказать, что мне лично Сноуд более симпатичен, – продолжала я подзадоривать.

– Настоящую леди судят по мужу, Хедер. Думаю, что ты предпочтешь голубой цвет черному.

– Почему вы называете его черным, тетя? – Я думала, она имеет ввиду характер.

– Потому что у него черные волосы и темные глаза, почему же еще?

Уловив в ее взгляде тревогу, я поняла, что даже такой строгий судья, как миссис Ловат, считает его привлекательным.

– Красота уходит, а деньги и титул остаются, – заявила они решительно. – Должна сказать, меня очень приятно удивили его изысканные манеры и умение играть в вист.

Для меня способность к карточным играм не представляла большой ценности. Все же, несмотря на очевидную разницу в их социальном положении, я чувствовала, что Сноуд был бы более интересным партнером. Но тут я вернулась к реальной жизни. Вспомнив, что оба они предатели, и я была бы рада видеть, как их обоих в наручниках повезут в Лондон.

28
{"b":"25225","o":1}