ЛитМир - Электронная Библиотека

Что он замышлял? Хотел присоединиться к нам в гостиной? Может быть, мне все-таки удастся узнать что-то о проклятой «случайности», которой Сноуд придавал такое большое значение. Я прислушалась. Но его шаги не приближались к ведущей вниз лестнице, а, напротив, удалялись от нее. Было только одно место, куда он мог направляться в этот час – голубятню. Я поспешила в гостиную, Банни как раз поднимался от карточного стола, извиняясь перед тетушкой, что его мучит жажда, и он хочет выпить бокал вина. Я налила ему и сказала, что должна вернуться на галерею, так как туда только что пошел Фарфилд.

– Удалось что-нибудь узнать? – спросил Банни.

– Нет, но я хочу подслушать, о чем они будут говорить.

– Депью не разрешил подглядывать в замочную скважину.

– Депью не Бог.

– Будьте осторожны. Через полчаса я приду на помощь, если вы не спуститесь.

– Хорошо.

Я перебросилась несколькими словами с тетушкой и вышла. Сначала подошла к двери Фарфилда и постучала, желая убедиться, что он действительно вышел. Открыл лакей.

– Я хотела только спросить, не лучше ли чувствует себя лорд Фарфилд? – сказала я.

Лакей поднес палец к губам, делая знак, чтобы я не шумела. Одновременно он пытался встать так, чтобы за его широкими плечами мне было незаметно, что кровать пуста.

– Он спит, мисс. Я дал ему пару таблеток лауданума полчаса назад. Лучшее успокоительное средство.

– Надеюсь, к утру ему станет лучше.

Лакей улыбнулся и закрыл дверь. Видно, они с хозяином хорошо понимали друг друга и договорились заранее. Спит! Как бы не так! Не теряя ни секунды, я стала бесшумно подниматься по лестнице. Дверь была чуть приоткрыта, за что я благословила небрежность Фарфилда. Оба предателя сидели за столом, потягивая папино шерри и куря сигары. Они говорили несколько тише обычного, но мне было слышно все – ночь стояла очень тихая.

– Она, по-видимому, работает на Депью, – сказал Сноуд.

Она – это, конечно, была я.

– Она обшарила мою комнату.

Как ему удалось узнать? Я была так осторожна и так тщательно заметала следы.

– Она ему сообщила о нашей поездке, он узнал, куда мы направляемся. А сегодня она уже побывала здесь, пыталась выудить из меня информацию.

– Как?

– Обычным оружием женщины – очарованием.

– А-а. Вы могли бы сказать ей правду.

Сноуд расхохотался дьявольским смехом.

– Кстати, она интересуется, когда вы уезжаете.

– А когда я должен уехать?

Этот вопрос мне многое объяснил. Главным был Сноуд, Фарфилд состоял в его подчинении. Сноуд меня пытался надуть. Вернее, мы пытались надуть друг друга, он тоже пустил в ход свое обаяние.

– Смогу, сказать, когда вернется Цезарь. Жду с ним важное сообщение. Она подозревает, что мы используем Цезаря, конечно. Все время расспрашивает о нем. Вы чуть не провалили все дело, когда выразили бурную радость по поводу его возвращения, Джон.

– Я принял эту птицу за Цезаря, она сидела на его дереве. Хедер тоже так подумала. Жаль, что Клео не выносит Гектора. Я испугался, когда она налетела и клюнула его. Кассиди я сказал, что привязал его к дереву, чтобы они с Клео не начали любовную игру в присутствии леди. Он счел, что это проявление джентльменской внимательности к хозяйке.

Я кипела от негодования. Подумать только, все это время меня дурачили, водили за нос. Цезарь был в дальнем полете, а меня уверяли, что он дома.

– Когда Цезарь прилетит, я отошлю с ним последнее донесение. Он должен быть здесь сегодня. Потом мне придется переехать отсюда, – сказал Сноуд.

– Куда?

– Получу распоряжение из штаба. Охотно расстанусь с этим местом, признаюсь вам. Попрошусь в Лондон. Здесь черт знает, что творится.

Я вспомнила, как Депью говорил, что Лондон кишит шпионами.

– Да, здесь происходят странные вещи, – согласился Фарфилд.

– Это небольшая перестрелка сегодня – как забавно, не правда ли? Может, не стоило подбивать его.

– Жаль, что вы его не убили, – сказал Сноуд мрачно.

Значит «маленький инцидент», в действительности оказался целым сражением, где стреляли настоящими патронами и ставкой была жизнь. Они, должно быть, заметили Депью и попытались «убрать» его. Это было больше, чем я ожидала. Прежде чем меня обнаружили под дверью, я поспешила спуститься вниз. Мне вовсе не хотелось, чтобы меня тоже продырявили пулей.

От страха подкашивались ноги. Я прошла в спальню, чтобы собраться с духом и обдумать то, что я услыхала. Цезарь нес важную информацию. Поэтому его долго не было. Сноуд воспользовался моим плохим знанием птиц и обманул. Я-то думала, что хохолок в виде капюшона был только у него, оказалось, что я ошибалась.

Сидеть, сложа руки в подобной ситуации, означало подвергнуть большому риску важные дела. Нельзя было позволить Сноуду получить записку с Цезарем и послать ложную информацию. Теперь я имела полную уверенность, что книга с шифром у него. Он ясно выразил, что отошлет донесение. От него нужно было отделаться тотчас же. Единственное средство, которым я располагала, было уволить его сегодня же. Дом принадлежал мне, я ему платила. Он не имел право ослушаться моего приказа. Однако возникала опасность совершить ошибку, хорошо бы посоветоваться с Депью.

Спустившись в гостиную, я подала Банни знак, что нужно поговорить. Он начал нарочито широко зевать.

– Не знаю, как вы, миссис Ловат, но я чувствую, что мне пора на боковую.

– Еще рано, – возразила она, глядя на часы. Правда, она вскоре уступила – пикет не очень интересовал ее, а Банни в качестве партнера тем более. Нам повезло – она не очень долго задержалась в гостиной и поднялась к себе продолжить свидание с Вальтером Скоттом. Она зачитывалась его романами, утверждая, что они помогают ей легче переносить смерть брата.

– Что вам удалось узнать? – спросил Банни, когда мы остались одни.

Я выложила все, он внимательно слушал.

– Я был прав, птица была привязана к дереву, – с важным видом заметил он.

– И они знают, что Депью связан с разведкой.

– Вот почему Депью ужасно боится, что мы упомянем его имя. Он не носит свой гвардейский мундир сейчас, но их не проведешь.

– Вы бы, Банни, лучше сходили в гостиницу и поговорили с ним.

– Иду. Не ходите к Сноуду одна. Я схожу с вами, когда вы объявите ему об увольнении.

– Не такая дура. Сегодня они стреляли в Депью. Скорее возвращайтесь, Банни. Я умру от страха от мысли, что нахожусь под одной крышей с двумя убийцами.

Сердце обжигало горькое чувство, что моя первая любовь так и окончится ничем. Что за магическую силу таят в себе негодяи и повесы, что женщины сходят по ним с ума?

Глава пятнадцатая

Банни вернулся только к одиннадцати.

– Депью в гостинице нет, – доложил он.

– Они сказали, когда он должен вернуться? Насколько тяжело он ранен?

– Они не видели его с полудня. Я ходил к сосне, там тоже ничего.

– Вокруг дома расставлены его люди. Возможно, кто-то из них знает, где его можно найти. Может быть, он сам дежурит с ними, – предположила я.

– Пойдем посмотрим.

Я накинула шаль, и мы отправились вместе. Густой туман подползал с моря. Он окутывал землю плотным покрывалом, трудно было рассмотреть предметы.

Каждый куст принимал очертания человеческой фигуры, луна казалась мутным пятном за густым покровом облаков. Мы медленно продвигались, вглядываясь в туман, тихо произнося имя Депью, в надежде, что он окажется поблизости и нас услышит.

Страха, что его люди могут открыть по нам стрельбу, не было, они знали, что мы защищаем их интересы. Туман имел и несомненное преимущество – Сноуд не мог нас обнаружить, даже если бы специально следил за парком с голубятни. Мы обошли вокруг дома, осмотрели парк, но не встретили ни одной души.

– Странно, – сказала я.

– Он уверял, что дом находится под постоянным наблюдением! В гостинице знают, когда он вернется?

– Не сказали. Сегодня его почти не видели. Это все, что им известно.

32
{"b":"25225","o":1}