ЛитМир - Электронная Библиотека

– Даже не подозревала, что он собирался стрелять в вас. Он сказал, что хочет выследить, с кем вы будете встречаться, чтобы выявить всю цепочку.

Сноуд потер виски и глубоко вздохнул.

– Если это правда…

– Конечно, правда! – опять закричала я, оскорбленная упорным недоверием. Видимо, он поверил, я видела по его лицу, как сомнения, хотя и не сразу, уходили, появлялась уверенность в искренности моих намерений. Подобие улыбки мелькнуло во взгляде. В этот самый драматичный момент подошли к двери слуги с горячей водой. Предстать перед ними полураздетой в обществе мужчины… Боже, какой позор! Только теперь Сноуд обратил внимание на мой наряд и увидел, что на мне нет платья. Мы поняли друг друга. Я указала взглядом на платяной шкаф, и без лишних слов он спрятался там, а я пошла открывать дверь. Миссис Гиббонс прислала такой огромный бак воды, что его с трудом несли два конюха. Служанка Мэри, очень добрая и деликатная девушка, сопровождала их, понимая пикантность ситуации. Они налили ванну, я в это время плотнее закутывалась в пелерину и изо всех сил старалась, чтобы они не заметили мои босые ноги.

– Вам нужно что-нибудь, мисс Хьюм? – спросила Мэри, прежде чем уйти. Я оценила ее сдержанность, другая на ее месте задала бы много других вопросов.

– Спасибо, ничего не нужно.

Они вышли, а Сноуд появился из шкафа. Его хладнокровию можно было позавидовать, он даже не покраснел, хотя, видно, чувствовал себя несколько неловко и не знал, как вести себя в подобной ситуации. Но больше всего его интриговал мой вид. Он скользнул взглядом по моим растрепанным волосам, смятой пелерине и остановился на босых грязных ногах. Мне стало стыдно своего непривлекательного вида, я злилась на себя, и на него и спросила резко:

– Вы верите мне? Я не вру. Как вы могли подумать, что я способна на убийство? Или на предательство? Моя семья живет здесь, в этом самом доме, более двухсот лет. Мне здесь дорог каждый куст, каждое дерево и каждый камень на берегу. Я горжусь тем, как умер мой отец. Я готова была, рискуя жизнью, продолжить его дело, и вот благодарность. Я хотела отравить голубей, чтобы вы не послали ложные донесения, и вашу комнату обыскивала с единственной целью найти книгу с шифрами, мне это поручил Депью. Я думала, что вы сможете использовать код для дезориентации английского командования.

– Разумеется. Если Депью удалось убедить вас, что он работает на Англию, то я по логике вещей оказывался во враждебном стане. Вы обвиняете меня, что я вас безосновательно осуждаю, но вы делаете то же самое по отношению ко мне.

Он снова покосился куда-то в сторону. Я проследила взгляд и поняла, что его внимание привлекает комод. Из щели верхнего ящика высовывался клюв и видны были два блестящих глаза. Цезарь узнал Сноуда и начал беспокоиться.

– Что это у вас в ящике – голубь? – спросил он.

– А! Совсем забыла, это Цезарь, надеюсь, он не задохнулся.

– Цезарь? – воскликнул он. – Когда он прилетел?

Он бросился к ящику и вынул птицу. Странно, но голубь вел себя очень спокойно все это время, возможно, даже спал после долгого перелета.

Его хохолок несколько растрепался, но перышки выровнялись, как только его вынули из заточения. Сноуд вытащил из кармана горсть зерна. Он высыпал корм на угол комода, пока Цезарь клевал, Сноуд снял капсулу, он знал, как это делается, ему не потребовалось ни труда, ни времени, чтобы развязать проволоку.

– Когда он прилетел? – повторил Сноуд. Капсулу с запиской он опустил в карман.

– Когда вы с Фарфилдом оставили меня связанную на голубятне.

Сноуд посмотрел на меня недобрым укоряющим взглядом.

– Это была злая шутка, Хедер, заставить меня подумать, что я убил вас.

– Очень вам важно, жива я или нет. Пожалуйста, заберите отсюда птицу. Мне нужно принять ванну.

Он подхватил Цезаря и сунул его подмышку, словно мячик.

– Ухожу. Нужно послать ответ на записку. А потом… кстати, что мы скажем миссис Ловат?

– Правду. Идите же.

Он не спешил уходить.

Я зашипела на него, ему пришлось удалиться. Сноуда я убедила. Теперь от него зависело, чтобы Каселри поверил, что меня не за что отправлять на галеры. Но сначала нужно было ликвидировать следы ночной авантюры. В зеркале я увидела свое отражение – женщина, которая проползла по грязи не одну милю. Волосы висели слипшимися сосульками, пелерина была в грязных пятнах. Если бы кто-нибудь наблюдал за мной со стороны, его поразило бы, что это чучело еще чему-то улыбается. Я с наслаждением погрузилась в теплую ванну. Ссадины на ногах и руках больно заныли, когда на них попадало мыло. Это просто походило на пытку. Все же я вымылась, растерлась полотенцем и выбрала платье.

Мое единственное черное платье находилось у Сноуда, пришлось надеть светлое, пожертвовав правилами, приличествующими трауру. Я выбрала бледно розовое с пышной юбкой и бледно-зелеными лентами. Оно всегда нравилось окружающим. Мне хотелось произвести впечатление на сына герцога, когда спущусь в гостиную. Тетушка простит меня, если узнает, кто в действительности Сноуд. 2И все же его настоящее имя было мне неизвестно, хотя успокаивало, что это не Сноуд. Не хотелось всю оставшуюся жизнь быть миссис Сноуд, может быть мне предстояло стать леди Кервуд, все зависело от того, каким по счету сыном он был среди сыновей герцога. Когда я закончила туалет, солнце уже взошло, наступило утро. Я даже не прилегла в ту ночь, но спать совсем не хотелось.

Глава восемнадцатая

Я уже кончала одеваться, когда тетушка влетела в мою спальню.

– Хедер! Это правда? – спросила она требовательно. – Сноуд – сын герцога Прескотт?

– А, так он вам рассказал. Да, это правда.

Из всех прошедших событий это было для нее самым важным. Неважно, что я попалась в сети предателя и чуть не поплатилась за это жизнью. Неважно, что Грейсфилд играл существенную роль в идущей рядом войне. Важно было одно – под самой крышей с нами находился пэр Англии, завидная партия, а мы об этом даже не подозревали. Небесный ангел не мог бы быть более желанным гостем для миссис Ловат.

– Я поняла по тому, как он играл в карты, что он непростой человек. Разве я не говорила тебе, что он ведет себя как настоящий джентльмен? Подумать только, что мы держали его на чердаке эти два года! Я распорядилась, чтобы для него приготовили Золотые Комнаты.

– В Золотых Комнатах сейчас Фарфилд, мы не можем выбросить его оттуда.

– Какая досада! Тогда переведем Сноуда в Зеленые Апартаменты.

Но, когда Фарфилд уедет, мы поселим Сноуда – то есть лорда Мейтланда – в Золотых Комнатах. Старший сын, маркиз? – добавила она. – Он унаследует титул и с полдюжины поместий. Не хочу задавать ему лишних вопросов, но Прескотты, самые сливки общества.

Я была взволнована не менее тетушки, хотя менее словоохотлива. Мне не с чего было слишком радоваться, я еще не получила официального предложения. Правда, он сказал, что женился бы на мне, если бы даже был королем Англии. Но можно ли было счесть это предложением?

– Дорогая моя! – воскликнула тетушка, закончив придирчивый осмотр моего туалета.

– Нельзя же появиться в розовом платье, мы ведь в трауре. К тому же приезжает лорд Каселри. Фарфилд поехал за ним. Связано с донесением, которое надо послать в Испанию. Как романтично! Как ты думаешь, что лучше подать к обеду – молодого гуся или жареных цыплят – на блюдо из птицы? Нет, лучше гуся. Наш повар готовит его неподражаемо.

– Мое черное платье, тетя, порвалось, – сказала я, не зная, что успел Сноуд ей рассказать. Я продолжала думать о нем, как о Сноуде.

– Я дам тебе надеть мою черную кашемировую шаль. Боюсь, что лорд Каселри не успеет познакомиться с тобой. Я велела убрать постель Сноуда из кабинета. Джентльмены проведут там совещание. Лорд Мейтланд уверяет, что Каселри не останется к обеду. Для тетушки не составляло труда переключиться на новое имя, оно ее устраивало больше. – Может быть, небольшой ленч, так он сказал. Нужно поспешить отдать распоряжения миссис Гиббонс. Что за день! Подумать только, я так переживала, что с Фарфилдом ничего не вышло.

38
{"b":"25225","o":1}