ЛитМир - Электронная Библиотека

– Давай попробуем поверить пока, что викарий тут не при чем, Льюис. Мамины приступы духомании ему обходятся дороже, чем всем остальным. Она рассчитывает на его поддержку. Сент Джон никогда нас не подводил, он отличный человек.

Льюис шепнул Чарити:

– Он наш кузен. Джон устроил его в местном приходе.

Когда все вопросы обговорили, Льюис предложил показать Чарити дом. Она согласилась, но в следующую минуту пожалела, заметив, что Мертон огорчился.

Настроение ее поднялось, когда Мертон крикнул Льюису вслед:

– Можешь сводить мисс Вейнрайт на конюшню. Выберите там лошадь для верховой езды для мисс Вейнрайт. – Затем обратился к Чарити. – Надеюсь, вы не рассердитесь – я позволил себе небольшую вольность – утром послал верхового за вашим костюмом, мэм. Если ничто не помешает, он к вечеру будет здесь.

«Значит, он не забыл!» – Такая оперативность доказывала, что ему очень хочется покататься с ней верхом.

Осмотр здания с Льюисом в качестве гида оказался мало информативным, как и ожидала Чарити. Он ничего не знал ни об архитектуре дома, ни о его садах. Когда она остановилась в восторге перед кустом роз, он сорвал цветок и небрежным тоном произнес:

– По-моему, это роза. Да, точно, укололся шипом. Черт бы их побрал. Не понимаю, зачем матери нужен полный сад шипов?

Чарити попробовала задать несколько вопросов о том, как они планировали ландшафт сада, но это тоже не вызвало ни должного понимания, ни интереса. Он сказал, правда, что когда казнили Карла Первого, родители посадили багряник, но он не имел представления, где дерево находится и как выглядит.

– В прошлые годы садом занимался некий Рептайл, или Рептон, или что-то в этом роде. Наверное, он срубил дерево. Он вообще сделал нечто непередаваемое с садом: провел ручей, рассадил деревья группами по три. Могу показать, где ловится форель.

От любителя поэзии можно было ожидать более увлекательной экскурсии по столь романтичному месту, но после появления мистера Вейнрайта Льюису даже поэзия показалась скучным занятием по сравнению со спиритизмом. Теперь он был поглощен одной мечтой – охотиться за призраками, накинув на себя черную развевающуюся пелерину на шелковой подкладке.

Единственное место в имении, которое вызывало обоюдный интерес, была конюшня. И она в самом деле была великолепна: стойла – всего двадцать – содержались отлично, в них стояли черные и вороные сильные лошади, поблескивая в солнечных лучах гладкими ухоженными крупами. Лошадьми занимались два конюха – один чистил коня, другой выводил двух на дорогу для упражнений. Чарити выбрала для себя гнедую кобылу по кличке Чаровница. Затем они наблюдали, как через парк к дому подъехала коляска викария, и решили вернуться и проследить, чтобы двери в платяных шкафах и стенах были плотно заделаны.

14
{"b":"25226","o":1}