ЛитМир - Электронная Библиотека

— В чем дело, еще почти темно, — заворчал Катл, но вылез из-под одеяла.

Пока слуга помогал ему одеться, Хавергал обратил внимание на то, что веки у него покраснели и он неуверенно держится на ногах.

— Ты что, еще чего-то нализался вчера?

— Герцог оставил вино в конюшне.

— Это гостинец для домашней прислуги здесь, в Лорел-холле.

— Мы Я распили вместе несколько бутылок. Их не часто балуют такими угощениями.

— Еще бы! Это первоклассный кларет! Принеси сюда то, что осталось. Нам ни к чему, чтобы мисс Бедоуз еще обвинила нас в том, что мы разлагаем ее слуг. А тебе, Катл, я уже говорил, чтобы ты здесь не пил. Посмотри на свое брюшко! Мышцы у тебя совсем обмякли. — Он ткнул пальцем в живот лакея и почувствовал, что палец провалился в слой жира. — Какой из тебя боксер?

— Когда нужно будет бороться, я сразу обрету форму, — отпарировал Катл.

Накануне, до того, как начал пить, Катл потрудился над туалетом хозяина на славу. Было чем гордиться. Сапоги блестели как зеркало, галстук был завязан артистично. Перед дамами Хавергал предстал, словно сошел с картинки модного журнала, когда спустился к завтраку спустя полчаса.

Мисс Фитзсаймонс торжествующе посмотрела на Летти. Они уже успели обменяться мнениями о том, когда их гость встанет. Летти уверяла, что не раньше полудня.

— Рада видеть вас снова в добром здравии, — ответила Летти на галантный поклон лорда. Ей доставляло удовольствие смотреть на него. Он излучал жизнерадостность, здоровье, элегантность и красоту.

— Мы думали, вы не встанете рано, — сказала мисс Фитзсаймонс, бросив на Летти испуганный взгляд. Они знали, что повариха сожгла окорок, и нужно было время, чтобы зажарить другой кусок.

— В деревне я обычно встаю с петухами, — улыбнулся он и подошел к буфету, чтобы взять еду.

— Попрошу служанку принести другой окорок и яйца, — сказала Летти. — Не понимаю, что стряслось с поваром. У нее никогда раньше не подгорал окорок. Надеюсь, что плита не вышла из строя в довершение всего.

— Меня вполне устроит этот, — заверил Хавергал и отрезал кусок обуглившегося мяса. Слуга, наливая ему кофе, не только залил блюдце, но и облил скатерть.

— Простите великодушно, — от смущения повторила Летти несколько раз подряд. — Ума не приложу, что на них нашло. Не заболели ли. Вчера вы неважно чувствовали себя, лорд Хавергал. У вас были какие-нибудь другие симптомы, кроме головной боли?

— Нет, никаких. Сегодня я чувствую себя прекрасно, — поспешил он рассеять ее беспокойство.

— Очень странно, — заметила мисс Фитзсаймонс. — Будем надеяться, что нас это состояние минует, Летти, иначе нам не попасть сегодня в Кентербери.

О поездке было кому позаботиться. Все было рассчитано на то, чтобы доставить обеим женщинам максимум удовольствия. Но предстояло еще пережить долгое утро, и Хавергал решил угождать, чтобы облегчить выполнение своих замыслов.

— Надеюсь, мисс Фитзсаймонс, вы не забыли, что хотели прокатиться в моей карете? — напомнил он ей.

— Я жду этого с нетерпением.

— Вы тоже поедете, мисс Бедоуз? — раз Нортона не было рядом, можно было соблюдать должный этикет в обращении к леди.

— Ведь в вашей карете больше двух человек не помещается, разве не так?

— Да, двое за раз. Но я думал, что когда вернется мисс Фитзсаймонс, я смогу покатать вас.

— Ты хотела купить новые перчатки для визита в Кентербери, Летти, — напомнила Виолетта. — До Ашфорда всего три мили. Ты могла бы съездить в Ашфорд с лордом Хавергалом.

В Ашфорд Хавергалу меньше всего хотелось ее везти. Можно было встретить Краймонта, возможно, даже не одного. Однако он никогда не спешил отказываться. К тому времени, когда нужно будет ехать, наверняка удастся что-нибудь придумать или изменить маршрут.

— О чем ты говоришь, Виолетта? Лорд Хавергал наверняка не захочет скучать один в карете, пока я буду заниматься покупками.

— Я умею хорошо выбирать вещи, — предложил он галантно. — Все дамы убеждены в этом. Мое мнение очень ценят, когда нужно выбрать шляпку или шаль. В перчатках я. Правда, не очень силен, но отличить лайку от свиной кожи я могу.

— Ну, что ж, посмотрим, на что вы способны, — засмеялась Летти. Ей тоже не были чужды человеческие слабости, и появиться на людях в сопровождении блестящего молодого человека было очень заманчиво. Какое впечатление она произведет в Ашфорде! Появится в шикарной карете Хавергала, пройдет с ним по улице. Соблазн был слишком велик, чтобы можно было устоять. — Когда примерно вы вернетесь с мисс Фитзсаймонс? — спросила она.

— Это будет зависеть от мисс Фитзсаймонс. Когда мы поедем, мисс Фитзсаймонс?

— Что если часов в девять? Это не поздно? Мне нужно еще кое-что сделать перед прогулкой. Цыплята — моя обязанность в доме. Надо присмотреть за ними, — пояснила она.

Он совершенно не представлял, сколько времени требуется уделять цыплятам по утрам. Поэтому согласился, что девять вполне устроит, тем более, что ему хотелось осмотреть библиотеку и галерею, с разрешения мисс Бедоуз, конечно.

Летти с облегчением разрешила. Развлекать виконта оказалось не столь сложно, как она предполагала. Абсолютно несъедобный завтрак не задержал Хавергала долго за столом. Он вскоре поднялся и спросил, как пройти в библиотеку.

— Пройдете через зал, третья дверь налево. Я провожу вас, — предложила Летти.

Библиотека оказалась лучше меблирована, чем другие комнаты. Мужчины в семье Бедоузов всегда увлекались наукой, полки были заставлены томами на латинском, греческом и французском языках. Сама комната тоже выглядела уютной, в ней было много окон, которые выходили в сад, прямо на цветочные клумбы, скрывавшие в отдалении гряды с капустой, луком, свеклой и морковью. Ирисы поднимались высокой стеной, пушистым кружевом вилась спаржа, люпины и другие декоративные растения создавали восхитительный пейзаж прямо под окном.

— Как здесь хорошо! — воскликнул Хавергал, войдя в библиотеку. Он полюбовался видом на залитый солнцем сад и парк, простиравшийся за садом.

— Это моя любимая комната, — сказала Летти.

Хавергал отошел от окна и осмотрел комнату. В центре стояли два длинных стола, на конце каждого стояли настольные лампы, вокруг было много стульев. Про себя он подумал, что момент был вполне подходящим, чтобы похвалить ее эрудицию.

— Эту комнату можно назвать столовой, где питаются духовной пищей, — похвалил Хавергал.

По углам библиотеки располагались более удобные мягкие кресла, два из них стояли у камина. Он прошел к ним.

— Не ошибусь, если скажу, что в этих креслах вы с мисс Фитзсаймонс коротаете вечера в ненастную погоду за хорошей книгой.

На журнальном столике между кресел лежали журналы, конфетница и другие вещи, говорившие, что этим местом часто пользуются. Он взял со столика открытую книгу и заглянул в нее.

— Это последняя вещь Франчески Берни «Бродяги», — сказала Летти.

— Эту книгу читает мисс Фитзсаймонс, я угадал? А что вы читаете?

— Это я читаю.

— А! — Видимо, будет нелегко хвалить ее стародевические достоинства, если она не скрывает, что читает Берни. — А я подумал вчера, что вы увлекаетесь философией.

— О, нет. Мои знания по философии получены из вторых рук, обычно отец делился ими со мной. — Она печально окинула взглядом полки. — Здесь много того, что мне следует прочитать, но когда наступает вечер, я чувствую себя слишком усталой, чтобы браться за такие солидные вещи.

— Если питаешь искренний интерес, как я понимаю, нужно поставить перед собой цель и начать рано утром на свежую голову. Вроде университета на дому. — Он даже испытал сильное желание помочь ей в этом в качестве наставника.

— Думаю, вы правы, — сказала она без должной заинтересованности и повернулась, чтобы уйти. — Оставляю вас в обществе книг.

Галерея по другую сторону зала. Когда захотите осмотреть ее, буду счастлива проводить вас. Боюсь, что наши картины не принадлежат кисти известных художников, которых все сразу узнают. Это в основном семейные портреты в исполнении местных художников. Работы известных мастеров нелегко приобрести, что не скажешь о книгах. — Она улыбнулась и хотела уйти. Хавергал остановил ее:

12
{"b":"25227","o":1}