ЛитМир - Электронная Библиотека

Она поднялась в свою комнату, чтобы выбрать для поездки самую симпатичную шляпку. Для весны у нее была новая шляпка, но она не совсем годилась для кареты с открытым верхом. Стоя перед зеркалом, она придирчиво осмотрела себя. Простушка, деревенщина. Не только старая, но и безвкусная. Вот если бы у нее были шикарные платья из Лондона, она смогла бы покорить Хавергала, но таких туалетов у нее не было. Отвернувшись от зеркала, она вышла из спальни.

Проходя мимо гостевых комнат, Летти заглянула в открытую дверь. К своему крайнему удивлению, она увидела Джимми, младшего конюха. Он сидел на кровати, обхватив руками голову.

— Что случилось, Джимми? — поспешно войдя, спросила она.

Он посмотрел на нее, не вставая, глаза налиты кровью:

— Мэм, мне очень плохо. Я, кажется заболел.

— О, Боже! Повар тоже себя плохо чувствует. Надо пригласить доктора Кули. Тебе лучше лечь в постель. Как хорошо, что мы сегодня не обедаем дома. Все слуги вышли из строя.

Она очень опасалась, что сама может заболеть — это ее вовсе не украсит, а ей предстояла еще прогулка в открытой карете и поездка в Кентербери. Она послала за доктором и вернулась в свою комнату. Из окна Летти увидела Хавергала, прогуливающегося по саду. Казалось, он искренне заинтересован. Странно было наблюдать горожанина, с удовольствием изучающего садовые насаждения. Даже издали он выглядел очень привлекательным. Вот он увидел белку. Попытался заставить ее приблизиться. Она не реагировала на его уловки. Наклонился и вдохнул аромат жимолости, сорвал веточку и вдел в петлицу.

Летти еще раз подошла к зеркалу. Вид у нее здоровый. Немного более утомленная, чем обычно, но это из-за неделикатных замечаний Хавергала. Его присутствие в доме и предстоящий визит герцога прервали ее невеселые мысли. Да и о чем было жалеть? Когда шла в галерею, она чувствовала себя прекрасно, а что изменилось? Она стала старше всего на несколько минут. В конце концов, ведь ей же не девяносто семь! Да и что значил возраст? Человеку столько лет, на сколько он себя чувствует, а она в этот весенний день чувствовала себя молодой. Мнение Хавергала ей было безразлично.

За окном ярко светило солнце, благоухали цветы. Это поднимало настроение. Да и весенние гуляния приближаются. Впервые за долгие годы ее охватило ощущение молодости, желание наслаждаться жизнью, нетерпение взять от жизни все, что можно, скорее, сейчас же, пока она совсем не состарилась. Как сказал Хавергал, двадцать семь — не слишком много для замужества.

Вынув из коробки новую шляпку, Летти внимательно осмотрела ее. Она поедет в ней в Кентербери. Шляпка была более экстравагантная, чем те, что она обычно носила. Странно, что Виолетте она не понравилась, она сказала, что такие шляпки носят вдовушки. Действительно, черная соломка смотрелась немного мрачно, но когда она добавила алую ленту и розу, шляпка стала просто кокетливой. Это была уже шляпка не неопытной скромной девушки, а франтоватой взрослой леди. Единственное, что Летти пугало, это то, что для Ашфорда такой наряд покажется слишком утонченным, хотя для виконта, герцога и архиепископа это как раз то, что нужно.

Глава 6

Пока Виолетта и Хавергал катались по окрестностям, Летти делала нужные приготовления к завтрашнему обеду. Это означало баталию с миссис Сиддонс: меню и так изобиловало блюдами, а ей все казалось мало.

Но для начала нужно было тщательно изучить список приглашенных и постараться взглянуть на стол их глазами, учитывая также вкусы ее вновь прибывших гостей. Меньше всего ей хотелось бы, чтобы мистер Нортон сидел рядом с герцогом или виконтом, но он считался другом дома и, следовательно, обиделся бы, если бы его не пригласили. Нет, нельзя было обижать друзей из-за случайных визитеров. И нужно к тому же пригласить сестру Нортона, его экономку. Чета Смолбоунов из соседнего поместья вполне презентабельна, еще будет викарий с супругой. Священник, конечно, не выдержит сравнения с архиепископом, но его обойти нельзя. Итого будет пять пар, всего десять человек, но такие все разные, что трудно было припомнить более разношерстную компанию, собиравшуюся когда-либо у них за столом.

Но это ведь только на время обеда. Затем все поспешат на весенний бал. Она позвала повариху подняться в ее кабинет, чтобы выдержать очередную бурю по поводу меню.

— Как насчет черепахового супа, миссис Сиддонс? Сможете ли вы его приготовить? — спросила она с сомнением в голосе.

Повариха зашуршала накрахмаленным фартуком и наморщила нос.

— А где мы возьмем черепаху, мэм? В Ашфорде их сроду не было.

— Тогда рыбу. Кусок свежей лососины.

— Рыботорговец всегда просит, чтобы его за неделю предупреждали о лососе. Я заказала тюрбо, с белым соусом, который я приготовлю, это будет не хуже. — Летти отказалась от мысли, что ей удастся переспорить Сиддонс. Та продолжала:

— К счастью, у меня припасена пара прекрасных гусей. Если сюда прибавить нашу собственную баранину, с горошком и турнепсом… Вам не придется краснеть за обед.

— И что-нибудь из свинины для мистера Нортона. А на десерт, может быть, персиковый торт со взбитыми сливками?

— Мы съели последние запасы персиков на прошлой неделе, когда здесь гостил ваш дядюшка.

— Жаль.

— Можно заменить яблоками.

— О, пожалуйста, только не яблоки, миссис Сиддонс. Мне хотелось бы что-нибудь более изысканное.

— Хорошо. Загляну в свою книгу и выберу что-нибудь великолепное, чтобы угодить герцогу. Не беспокойтесь.

— И смотрите, не передержите еду. Окорок за завтраком был совсем обугленным. — Повар посмотрела, не понимая. — С вами, наверное, приключилось то же самое недомогание, которое мучает сегодня всех слуг, — сказала Летти, давая понять, что она не думает ругать повара. — Вы и выглядите не совсем, как обычно.

На это повариха ничего не ответила, молча встала и удалилась с виноватым видом. Во всем виновата была недопитая Катлом бутылка вина, которую он оставил в кухне. Мистер Сиддонс страшно не любил, когда она выпивала. Она и не собиралась, просто хотела попробовать, но вино оказалось настолько хорошим, а она так устала и вспотела, меся тесто. Но она знала, что муж никогда ее не выдаст.

В десять мисс Фитзсаймонс вернулась, ее шляпка сбилась на сторону, волосы растрепались, щеки разрумянились, а рот расплылся в широченной улыбке.

— Невероятно, Летти! Шестнадцать миль в час! Словно летишь по воздуху. Мы обогнали мистера Смолбоуна и чуть не сбили его. Но Хавергал так замечательно правит, мы пролетели, не задев его. Закутайся получше, ветер просто сносит с места.

— Господи помилуй, Виолетта, ты в таком беспорядке, вся разлетелась на кусочки!

— Было так интересно! Несравненно! Хавергал ждет внизу.

— Хавергал? Вы уже на короткой ноге?

— Он настоял, чтобы я перестала звать его лорд Хавергал. А он называл меня Виолеттой, — призналась она. Летти показалось, что подруга при этом покраснела. Вероятно, было от чего.

— Удивляюсь тебе, Виолетта, даже более, чем удивляюсь. Я просто шокирована. Ты знаешь мистера Нортона много лет, но ни разу не назвала его Нед. А с лордом Хавергалом ты почти не знакома.

— В Лондоне так принято, — сказала Виолетта первое, что пришло ей в голову. — И ни к чему нам предстать перед ними такими провинциалками.

— Мне кажется, что самое убедительное доказательство провинциальности — думать, что Лондон — вершина мира, и стремиться подражать лондонским манерам, — сказала Летти язвительно.

И все же, надевая свою скромную шляпку, Летти была не против, чтобы она была понаряднее и более походила на те, что носят в Лондоне. Завязав потуже ленты под подбородком, она вышла. Карету Хавергала ей не довелось увидеть раньше. На солнце она отливала золотом и серебром. Серые рысаки, впряженные в экипаж, были свежи после долгого отдыха и в нетерпении били копытами землю. Летти подумала, что сиденье находится слишком высоко от земли и почти не защищено. Пассажир мог держаться только за одни перила, высотой в восемь дюймов. Даже взобраться на такое высокое сиденье было нелегко.

14
{"b":"25227","o":1}