ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Это, естественно, не улучшило ее дурного настроения.

— У него манеры фигляра, — пробормотала Дейдра, после чего обратилась к Ариэль и ее тете: — Будем заказывать?

В карете Дилан откинулся на сиденье, намереваясь еще раз мысленно пережить наслаждение, доставленное ему недолгим общением с Ариэль. В памяти его запечатлелась ее красота, запомнилась каждая мелочь. Сладковатый запах жасмина, нежность руки, ласка в голосе — все вдруг ожило в нем с прежней силой. Дилан предпочел бы остаться с Ариэль, но его удерживали две вещи. Во-первых — Дейдра. Во-вторых — его ждало дело.

Поэтому, с сожалением и не без труда, он направил свои мысли по другому руслу — он начал думать о деле. Звук колес изменился: высокий, от катящихся по булыжной мостовой деревянных колес, сменился низким, от езды по деревянному настилу. Дилан понял, что они въехали в доки. В воздухе остро пахло морем и деревом. Городской шум уступил место громким крикам рабочих, моряков, мелких торговцев и бродячего зверинца — все эти звуки смешались в одну, так хорошо знакомую Дилану музыку порта. Дилан не просто радовался. Он всегда тосковал без всего того, что сейчас окружало его и так соответствовало его нынешнему настроению.

Карета остановилась, и Дилан смешался с толпой. Сильный запах рыбы был уже щедро приправлен запахом немытых тел. Попав в знакомую обстановку, Дилан улыбался.

Он легко лавировал среди людей, продвигаясь к пирсу, где на ремонте стояло одно из его судов «Морской ястреб». При подъеме на борт его охватило чувство гордости. Все, на что бы ни упал его критический взгляд, было в полном порядке.

— Капитан!

Дилан обернулся.

— На этот раз капитан вы, Джон. Я просто заглянул посмотреть, как продвигается ремонт.

— Я надеялся, что вы передумаете насчет плавания с нами.

Уход в море был, конечно же, большим соблазном, но в Лондоне Дилана удерживало нечто более сильное.

— Не в этот раз.

Джон не стал больше настаивать.

— Мы будем готовы через семь-восемь дней.

— Хорошо. Кто знает, может быть, к тому времени я и покончу со своими делами.

— Должно быть, что-то очень важное удерживает вас на берегу, капитан.

— Да. — Дилан хлопнул Джона по спине и усмехнулся. — Я угощаю, капитан. — Джон улыбнулся в ответ.

— Это приглашение, от которого я никогда не отказываюсь, приятель.

Глава ПЯТАЯ

Ариэль закрыла за собой дверь и спросила туфли. Усталым ее ногам сразу стало легче, и она вздохнула. Как все-таки долго и нудно может тянуться день! Она бросилась в кресло, вытянула ноги и, откинувшись на его мягкую спинку, закрыла глаза.

— Как только могут два человека быть такими трудными и неприятными? — пробормотала она.

Перед ее глазами всплывали образы Брюса и Дейдры. Две пары холодных серых глаз, совершенно одинаковое недовольное выражение лиц, словно какая-то застывшая гримаса, нечто вроде фамильного родимого пятна. Ариэль застонала и стала массировать виски — голову терзала острая боль. Дейдра была вдовой с коготками. Когда-то она вышла замуж за деньги, большие деньги, и титул. В первый же год брачного блаженства ее муж погиб в результате несчастного случая. К сожалению, для него и к счастью для нее.

Ариэль нахмурилась — на этот раз не от боли, а от досады. Она прекрасно понимала, что Дейдра интересуется Диланом, и это ее раздражало. Она стала разбираться, что же вызвало у нее столь нежелательное чувство. Уж не ревнует ли она?

— Нет! — Этот возглас вырвался у нее прежде, чем она смогла по-настоящему обдумать вопрос. — Я ведь едва знаю этого человека.

Но, тем не менее, человек этот вызвал у Ариэль чувства, ранее неизведанные. Какое-то ощущение тепла возникало в ее душе просто от одного его вида.

А когда он говорил, она трепетала от звука его голоса, всегда так тепло звенящего для нее. Прикосновение к нему было наслаждением. Но Дилан Кристиансон внес в ее жизнь смятение и страдание.

— Мне совсем не надо усложнять свою жизнь, — прошептала она. Казалось, что произнесенные вслух слова звучат более весомо. — У нее нет времени думать об этом, этом… — Ариэль тщательно подбирала нужное слово, — влечении.

Она кивнула головой, как бы соглашаясь со своим решением.

— У меня нет времени.

Дилан еще раз перечитал записку от Франклина Браунинга, сложил лист бумаги и положил его на стол. Затем он откинулся в кожаном кресле, переваривая полученную информацию. Теперь было понятно, почему Ариэль обручилась с Харрингтоном — этот негодяй шантажировал ее.

Франклин выяснил, что Генри Уизерспун проиграл в карты большую сумму денег Харрингтону. Это объясняло то, почему она захотела выйти за него замуж, но не проливало свет на обстоятельства, касающиеся убийства ее отца. У Дилана все еще не было достаточных доказательств, которые подтвердили бы его предположения, подсказанные ему интуицией.

Все его мысли были обращены к златоглазой леди, той, которую он считал неотразимой.

— О Ариэль! — вздохнул Дилан. В его голосе звучала неуверенность. — Что мне делать с тобой?

Он нахмурился, размышляя о том, как лучше действовать. Он понимал, что лучше всего было бы остановить это замужество, даже если Ариэль не понимает причин. Да и как может она это понять? Ведь она не знает всего, что произошло, а у него нет доказательств, которые необходимы, чтобы объяснить ей это. Дилана терзал еще один вопрос, обдумывать который ему совсем не хотелось. Я делаю это ради себя или ради нее?

Он не был столь наивен, чтобы считать, будто никто не подумает о том, что он сам хочет Ариэль. Дилан действительно хотел Ариэль, но до какой степени? Брак?

Тут же запротестовали и разум, и совесть. Если он собирается разрушить ее брак с Брюсом, приличия требуют того, чтобы он сам попросил ее руки.

— Черт возьми, — буркнул Дилан, запуская пальцы в волосы.

Брак нависал над ним огромным чудовищем. Это ему совсем не нравилось, и он понимал это достаточно ясно, даже если все остальное оставалось весьма и весьма смутным.

Дилан вспомнил сцену, происшедшую десять лет назад. Ему до сих пор было противно вспоминать собственную юношескую глупость.

— Дейдра… — Имя это соскользнуло с языка, и рот его искривился в презрительной усмешке. Воспоминание было унизительным. В девятнадцать лет он решил, что любит Дейдру. По глупости он умолял ее отдать ему свою руку. Именно это воспоминание мучило его ее высокий издевательский смех, ее взгляд полный неверия в то, что он посмел подумать о подобном. Она хотела получить деньги и титул, а не еще одного сына, у которого никогда не будет ни первого, ни второго.

Именно из-за презрительного отказа Дейдры ушел Дилан в море и обрел там свою свободу и счастье. Как все изменилось за десять лет! Теперь Дилан был богатым владельцем целой империи судов, созданной годами тяжелой работы, работы, которую он любил, ради которой жил. Хотел ли он пожертвовать всем ради едва знакомой женщины?

Дилан наклонился и слегка взглянул на записку, словно в той мог содержаться ответ. Ответа он не получил. Ответ содержался в правде, которую следовало отыскать, на какое-то время, перестав думать об Ариэль.

Ожидание не принесет вреда.

Дейдра старательно написала имя Дилана Кристиансона на конверте и протянула его ожидавшему приказаний слуге.

— Вот, — резко приказала она. — Давай-ка побыстрее, хорошо?

Слуга кивнул и отправился выполнять распоряжение. Медленная улыбка коснулась губ Дейдры. Бал-маскарад, который она собиралась дать, может стать даже более интересным, чем ожидается. Хотя приглашения были разосланы уже несколько недель назад, Дилан должен получить свое вовремя, чтобы включить бал в свои планы.

— А это, — почти промурлыкала она, — сделает все отличным!

На самом деле в последние годы она редко вспоминала о Дилане: он всегда был в море, чем-то занимался… Чем именно, она не знала. Похоже, бизнесом. Но теперь Дилан достаточно богатый человек, чтобы позволить себе уделять больше времени ей.

12
{"b":"25228","o":1}