ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Брюс стал весь внимание.

— Что ты хочешь этим сказать?

Ее глаза загорелись от удовольствия.

— Я хочу сказать, что она чем-то занималась прошлой ночью. Это очевидно. И вела она себя недружелюбно.

— Быть с тобой недружелюбной — это естественная реакция, — начал он, не испытывая больше счастья и легкости. — Твой характер вызывает в людях враждебность, дорогая Дейдра.

Дейдра взвилась.

— Будь на я на твоем месте, я бы выяснила, что из себя представляет Ариэль на самом деле. Ты получишь совсем не то, что видишь. Держу пари.

— Ты на все держишь пари. Пока ты проигрываешь за карточным столом, я полагаю, что могу не волноваться.

— Делай, как знаешь, Брюс, но не злись, когда окажется, что я была права. Попомни мое слово, Ариэль что-то скрывает, дорогой братец. Уж я-то разбираюсь в подобных вещах.

— Вы себя лучше чувствуете, Ариэль? — Ариэль подняла свои задумчивые глаза. В них мелькнула нерешительность, которая сразу же насторожила Брюса.

— Я прекрасно себя чувствую. Это ничего не сказало ему.

— Дейдра сообщила мне, что вы неважно чувствовали себя, когда мы заезжали за вами сегодня утром. Я рад, что вам стало лучше.

Ариэль продолжала молчать, предоставляя Брюсу вести разговор.

— Вы какая-то тихая.

— Мне нечего сказать.

На лице Брюса дрогнул мускул, и он потер его, пока не прошла боль.

— Что вы делали прошлой ночью? — Он надеялся, что она не сможет выдержать прямого вопроса.

— Ничего. Я спала, как делает это большинство людей.

Это была ложь, и он понимал это.

— Вы никуда не выходили? Она встретила его тяжелый взгляд, даже не моргнув.

— Нет. Почему вы об этом спрашиваете? Брюс пожал плечами.

— Не знаю. Должно быть, что-то сказала Дейдра, — Брюс в досаде скрипнул зубами.

— Что же она сказала?

Брюсу хотелось применить силу, схватить Ариэль за плечи и вытрясти из нее правду. Она казалась чересчур сдержанной.

— Она сказала, что вы плохо выглядели. — Он отвел взгляд, шея его напряглась от гнева. — Как будто вы были на улице, или что-то в этом роде.

— Я выходила.

Он повернулся к ней, потрясенный.

— Зачем?

— Я проснулась от ночного кошмара, и мне необходимо было подышать свежим воздухом. Я пришла сюда. — Она махнула рукой, показывая на сад, где они стояли. — Какое-то время я провела, работая на цветочной клумбе. Мне стало лучше. Но я сильно испачкалась. Такой меня и застала Дейдра. Я уверена, что вид у меня был совершенно дикий и чумазый.

На его лице отразилось облегчение, прежде чем он сумел его скрыть под обычной холодностью.

— Ну, я знал, что этому существует разумное объяснение, но вы же знаете Дейдру, всегда такую подозрительную и ищущую повод для неприятностей.

— Да, — кивнула Ариэль.

Ему в голову пришла еще одна мысль.

— Я все-таки надеюсь, что вы не очень часто ухаживаете за цветами, Ариэль. Это неприлично. Для подобной работы существуют слуги.

Ариэль видела, как он идет по следу. Интересно, что он делал во время дождя? Он мог бы утонуть.

— Я занимаюсь этим только ночью, тайно. — Именно в эту минуту на скамью между ними прыгнул кот. Ариэль попыталась остановить его, прежде чем он вызовет раздражение Брюса или прежде чем Брюс вызовет раздражение кота. Но, к ее удивлению, Брюс протянул руку и погладил кошачью голову.

— Но лучше бы вам совсем не заниматься этим. Я не хочу, чтобы ваши нежные руки огрубели от черной работы. — Он глубоко вдохнул, выпятив по петушиному грудь. Недовольный проявлением своих чувств, он согнал кота со скамьи. — Вам придется соответствовать своему положению, моя дорогая. — Вы скоро станете моей женой, и поэтому вам следует быть более серьезной, чем сейчас. Ради вас самой, так же как и ради меня.

— Я буду стараться.

И Ариэль поспешила в дом. Брюсу ничего не оставалось, как последовать за ней.

Глава ДЕВЯТАЯ

Бальный зал сверкал. Тысячи мерцающих свечей отбрасывали свой золотой свет на оживленные лица людей. Взгляд Ариэль наталкивался на невообразимые костюмы, но душу ее не согревало чужое веселье.

Ариэль не чувствовала себя подготовленной к балу, который давала Дейдра. Визит Брюса накануне вечером тяжелым бременем отягощал ее мысли. Улеглись ли его подозрения? Ариэль решила быть впредь более осторожной. Беспокойство смешивалось с новыми, нежными чувствами, которые открылись перед ней. Ей было страшно. Неужели она влюблена? Нет, не сейчас! Волнение лишало ее сил.

— Кто это? — услышала она чей-то взволнованный шепот.

Девушка повернулась посмотреть, кто эта взволнованная женщина. Ее взгляд наткнулся на синее пламя, от которого она чуть не задохнулась.

Дилан был одет в костюм пирата. Никакой другой наряд не подошел бы ему больше. Ариэль отвернулась, не в состоянии справиться с той бурей чувств, которая охватывала ее в его присутствии.

Она почувствовала его близость, прежде чем он коснулся ее локтя. Бокал шампанского в руке задрожал, и ей пришлось быстро взять его двумя руками.

— Мисс Локвуд…

Голос Дилана был нетороплив и нежен. В животе у Ариэль стало тепло, но когда она обернулась и их взгляды встретились, тепло превратилось в жар, охвативший все ее тело.

— Капитан Кристиансон, как приятно снова увидеть вас.

— Да.

Просто слово «да», а она чуть не теряла сознание — точно школьница. Ариэль ненавидела себя за то, что ведет себя так глупо.

— Где Брюс?

При упоминании имени Брюса сразу пропали и волнение, и жар в крови. Она пожала плечами.

— Я не знаю. Он исчез куда-то с друзьями.

— Кажется, он не очень внимателен. Если Дилан просто поддерживал вежливый разговор, то Ариэль предпочитала, чтобы он вообще ничего не говорил.

— Иногда я не очень хороший собеседник. — Ариэль не прельщала мысль о возможности быть в обществе Брюса.

Взгляд Дилана прожигал Ариэль, словно пламя. Он протянул руку и взял у нее пустой бокал. Она отпрянула от его прикосновения.

— Я подумал, что мог бы принести вам еще вина.

— Это было бы чудесно. — Ариэль чувствовала себя глупо. — Спасибо.

Восторженный блеск зажегся в его глазах, вызывая в ее душе взрыв чувств, а от его улыбки у нее ослабли колени.

— Я быстро. Не уходите никуда.

— Конечно, нет, — пробормотала она, отводя глаза. Господи, да зачем же ей куда-то уходить? А может быть, ей все же следовало бы убежать? Лучше всего убежать от того неуправляемого воздействия, которое оказывает на нее одно только присутствие Дилана, убежать от самой себя…

Дилан вернулся, прежде чем Ариэль что-то решила, и она взяла принесенный им бокал вина.

— Вы так выглядите, словно хотели улизнуть.

— Точно, — призналась она. Она не могла притворяться перед ним, но чувствовала неуверенность, когда думала или что-то делала в присутствии Дилана. Жара, шум, напряженность, вызванная его присутствием…

— Вы хотите, чтобы я ушел, Ариэль?

— Нет, это был невозможно

— Простой вопрос сложный вопрос!

— Да, — вырвалось у нее, опровергла она саму себя. Дилан улыбнулся.

— Нет… — тотчас же

— Так что же? Уйти или остаться? — Ариэль сама не знала ответа на этот вопрос, и казалось, Дилану это нравилось.

— Вы собираетесь пригласить меня потанцевать?

Его улыбка стала еще шире.

— Я бы с удовольствием потанцевал. — Прежде чем она успела что-либо подумать, Дилан поставил их бокалы и повел ее к танцующим. Ее ноги едва касались гладкого паркета. Он вывел ее как раз, когда заиграла музыка очередного танца.

— В чем дело, Ариэль? Вы не похожи на себя. — Ариэль подняла голову и встретила его пылкий взгляд.

— Вы заставляете меня нервничать, Дилан Кристиансон, — честно ответила она.

— Я? — спросил он, и смешинки снова зажглись в темно-синей глубине его глаз. — С чего бы это?

Не в силах оторвать взгляд от его рта, Ариэль поймала себя на том, что следит за тем, как Дилан произносит слова. Его губы словно ласкали слова «с чего бы», и ей захотелось прикоснуться к ним. С большим трудом ей удалось сосредоточиться на заданном вопросе.

18
{"b":"25228","o":1}