ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ариэль успела заметить удивление отца, которое тот быстро скрыл за очередной вежливой улыбкой.

— Как сказала моя дочь, мы не разрешаем охотиться на нашей плантации.

— Я считаю это совершенно нелепым, мистер Локвуд. — Вид Харрингтона выражал недоверие. — У вас сотни акров джунглей. Это же отличные охотничьи угодья! Неужели вы не разрешите соотечественнику — англичанину — получить удовольствие, которое вы, очевидно, принимаете за должное?

Ариэль вышла вперед, сердитые слова были уже готовы сорваться с кончика ее языка. Отец взял ее под руку и спокойно ответил:

— Я считаю, что принимаю это за должное, так же как вы принимаете за должное то, что все мужчины охотники.

— Ну, я не могу сказать, что вы удивляете меня, мистер Локвуд.

Ариэль мягко высвободила свою руку и на этот раз высказала то, что думала:

— И вы тоже совсем не удивили меня, лорд Харрингтон. Чтобы сделать все абсолютно ясным, просто чтобы не было дальнейшего непонимания, хочу сказать, что я не одобряю охоту ради забавы. Я нахожу отвратительным то, что вы убиваете ради спортивного удовольствия, для того, чтобы повесить еще одну звериную голову себе на стену или положить еще одну шкуру на ваш блестящий натертый пол.

Мрачные глаза Харрингтона внимательно смотрели на нее, но Ариэль не сдавалась.

— Вы бывали когда-нибудь на настоящей охоте, мисс Локвуд?

Ариэль с достоинством встретила его насмешливый взгляд.

— Не на той охоте, которой увлекаетесь вы, а на охоте ради выживания. Естественной и беспощадной, но честной в своих целях охоте. Впрочем, вряд ли вы сможете это понять.

— Точно. — Харрингтон продолжал улыбаться, все еще забавляясь. — Я не верю в подобные сказки. Я верю только в то, что приносит мне удовольствие.

— Я смотрю, вы не изменились с годами, Брюс. Всегда думаете только о себе.

Слова Дилана вызвали смех у лорда Харрингтона, но Ариэль заметила, как его передернуло, когда капитан не назвал его лордом.

— А вы по-прежнему из другого теста, — злобно ухмыльнулся он, — из странного теста.

Голос тетки прервал взгляд, которым обменивались мужчины. — Лорд Харрингтон, пожалуйста, простите вольность моей племянницы.

— Маргарет, я не вижу причин…

Лорд Харрингтон прервал отца Ариэль, не дав тому докончить фразу.

— Миссис Уизерспун, нет нужды прощать. Мисс Локвуд просто выразила свои чувства. Я нахожу это совершенно естественным и очаровательным.

Обаяние Брюса заставило тетку засиять от радости, его улыбка растопила ее скованность.

— Мистер Локвуд, я вовсе не собирался обидеть вас или вашу дочь своей просьбой.

— Никто не пострадал, лорд Харрингтон, — уступил отец.

Брюс Харрингтон вновь посмотрел на Ариэль.

— Я завершаю этот замечательный вечер и прощаюсь с вами. Было приятно встретиться, мисс Локвуд.

Его притворство привело Ариэль в ярость. — Сказать, что это было приятно, значит солгать.

Ее слова снова вызвали смех у лорда Харрингтона.

— Вы замечательны! Я буду считать минуты до нашей следующей встречи.

— Я последую вашему примеру и также откланяюсь, — сказал Дилан.

Ариэль смотрела вслед уходящим мужчинам, но взгляд ее был прикован к Дилану. Смешанные чувства охватили ее, и все ее существо неистово откликалось на каждое из них. Она понимала, что когда-нибудь обязательно увидит этого человека снова.

Глава ПЕРВАЯ

Англия, 1868 год

Ариэль провела пальцем по оконному стеклу, по мокрой дорожке, оставленной каплей дождя. Темный, мрачный день как нельзя более точно соответствовал ее настроению. Как она тосковала по Индии! Как ей не нравилось в Англии! Ариэль оторвалась от окна и опустила бархатные шторы, которые, упав до пола, закрыли собой печальный свет. Она не любила вспоминать — слишком больно. Если бы только отец не заставил ее пообещать, что она останется на два года в Англии с теткой! Два долгих, ужасных года. Воспоминания мучили ее, как дурной сон.

Как она хотела уехать домой, убежать от всего этого!

Это невозможно. Нет, это безумно!

При мысли о своем невыносимом положении сердце ее забилось часто-часто.

Брюс Харрингтон. Одно его имя вызывало у нее мурашки по всему телу — этот человек был ей отвратителен. Месяцами он преследовал ее, несмотря на постоянные отказы. Как сможет она вынести брак с ним? Она никогда не выйдет за него замуж. Никогда!

Но она заставляла себя сидеть под пристальным взором тети Маргарет и притворяться, что все прекрасно. Сидеть и ждать визита лорда Харрингтона. Ариэль хотелось завопить и убежать из комнаты, но, конечно, она этого не сделает. Она будет разговаривать с ним, а потом что-нибудь придумает.

Девушка потянула за ворот, сожалея, что он так тесен и неудобен.

— Ты порвешь кружево, дорогая.

Услышав голос тетки, Ариэль сразу же убрала руки и сложила их на коленях. Но через секунду руки ее снова потянулись к вороту.

Она понимала, что тетя любит ее так сильно, что решила превратить ее в благородную воспитанную леди. Ариэль очень старалась угодить тете, но чем сильнее она старалась, тем больше неудач терпела. Чем цивилизованнее становилось ее поведение, тем сильнее тосковала она по джунглям, тем жарче жаждала она вновь носиться на воле с Кала Ба.

Ариэль потерла виски кончиками пальцев — болела голова. Если бы она могла просто пойти в парк…

Чтобы не задохнуться в строгих рамках тетушкиных правил, Ариэль нашла для себя тайный источник силы — городской парк, расположенный через дорогу от дома. Он был ее спасением. Днем она притворялась сдержанной дамой, но под покровом темноты все притворство мигом слетало с нее и она бегала в парке, не зная удержу. Ариэль чувствовала, что именно ночью она становится сама собой. Ей казалось, что она снова в Индии, с Кала Ба, вспоминалось, как это было на самом деле, мечталось, как это когда-нибудь будет…

— Дорогая!

Голос тети Маргарет прервал ее мечты.

— Генри и я считаем, что тебе было бы лучше одной встретить лорда Харрингтона. Вам есть, о чем поговорить наедине.

Тетя Маргарет стояла у кресла Ариэль. От внимания девушки не ускользнула обеспокоенность тети, боль в ее глазах. Она решительно подавила в себе возмущение.

— Конечно, тетя Маргарет. Вам ни к чему беспокоить себя. Я справлюсь. Уходите.

— Спасибо, дорогая. — Она погладила Ариэль по руке и повернулась, чтобы уйти, но вдруг остановилась. — Все будет хорошо?

— Конечно. — Ариэль широко улыбнулась. Она в совершенстве овладела искусством притворяться, даже в таких трудных ситуациях.

Тетя Маргарет взяла под руку мужа.

— Мы будем наверху. — Потом, словно ей пришла в голову запоздалая мысль, она добавила:

— Не забудь… не забудь, мы здесь, если тебе вдруг потребуемся.

Наблюдая, как они выходят из комнаты, Ариэль подумала о том, насколько они все-таки подходят друг другу. Генри был человеком, обладающим многими слабостями, одной из которых была тетя Маргарет. Тете же было необходимо кем-то управлять. Несмотря на орлиный взгляд жены, Генри сумел подчистую проиграться в карты. Но Маргарет помогала ему пережить это, и как бы ни было ей неприятно положение Ариэль, она не собиралась покидать мужа. Ариэль чувствовала себя жертвенным агнцем. Пока она будет замужем за Брюсом, у тети и дяди все будет хорошо. Они зависели от нее. С тех пор как она приехала в Англию, Ариэль только и хотела, что вернуться домой, в Индию. Она считала дни. Даже внезапная смерть отца не останавливала ее. Ее сердце все время тосковало по дому и по Кала Ба. Слезы подступили к глазам, но она подавила их и заставила себя думать о других вещах, например о Брюсе Харрингтоне и причине его визита.

Ее мысли удивительным образом совпали с приходом Харрингтона: тот стоял на пороге и смотрел на нее.

— Мисс Локвуд, я с волнением ожидал этой минуты.

Его слова были сладкими и вкрадчивыми, движения плавными. Он прошел через комнату, взял ее за руку и легко прикоснулся к ней губами, Ариэль неохотно признавала что Харрингтон, почти совершенен. Но ей все равно хотелось; убежать от него. Он абсолютно не подходил ей.

3
{"b":"25228","o":1}