ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Йене понадобилось время, чтобы усесться. Старые ее кости неохотно подчинялись своей хозяйке. Она похлопала ладонью по пышной подушке рядом с собой, и Ариэль села на нее. Незаметно приблизилась Сари и присела рядом. Сари не могла разобрать, что бормочет провидица, но смысл ее действий казался ей понятным.

Мрачные глаза наблюдали за ней. Ариэль было неуютно под взглядом Абдула. Наконец, когда речь провидицы достигла пика, он отвернулся.

Йена разбросала древние камни по полу. Провидение заставляло их падать в определенном порядке, который открывал старухе будущее.

— Что говорят сегодня твои камни? Сари тихо переводила.

— Камни мудры, — ответила Йена, поднимая глаза на Абдулу.

Абдула кивнул. Все согласились.

— Сегодня они многое рассказывают мне. — Она обратила слезящиеся карие глаза на Ариэль. — Они многое рассказывают о красавице, которую ты захватил.

— И что тебе рассказывают камни? — Интерес Абдула проявился, когда он наклонился вперед, чтобы лучше слышать ее слова.

Иена снова посмотрела на свои камни.

— Ее душа принадлежит другому. — Лицо Абдула помрачнело.

— Ее мужу?

Серебряная голова покачнулась в ответ.

— Нет, Абдул Хаким. Ее сердце принадлежит человеку, которого ты держишь в плену. Ее душа принадлежит зверю.

Абдул фыркнул, потом заметил:

— Старуха, я думаю, что с годами твой разум угас.

— Фу! — оскорблено пронзительно крикнула Йена. — Я вижу то, что вижу. Ты прибегаешь ко мне за мудростью, но когда не понимаешь ее, то заявляешь, что я слишком стара.

— Что еще ты видишь? — Абдул сжал челюсти от досады. Его терпению приходил конец.

Иена поджала губы. Отсутствие зубов делало их похожими на высушенные фрукты. Ее глаза сузились, и она долго смотрела на Абдула, прежде чем заговорить.

— Белый конь победит на скачках. Он выиграет. — Эти слова оживили Абдула, его гнев растворился в возбуждении.

— Ты уверена?

Поджатые губы выражали убежденность.

— Я вижу то, что вижу.

Глава ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ

— Тебе не нравится мой дом?

Вопрос Абдула заставил Ариэль обратить свой взгляд на него. Затуманенное золото ее глаз вызвало в нем шквал эмоций.

— Он очень красив.

— Скажи мне, Ариэль, что вызвало бы улыбку на твоих устах.

— Ты знаешь ответ, шейх.

— Да, но этого я не могу сделать.

Глаза, на которые шейх так любил смотреть, отвернулись, и он тотчас же почувствовал разочарование.

Легкий ветерок, пробежавший по вершинам гигантских пальм, донес до них звук звериного рыка. Ариэль остановилась, прислушалась — еще один рык пронзил ее душу.

Не спрашивая Абдула, она направилась в ту часть лагеря, откуда доносились эти звуки. Ее шаг все ускорялся, пока, наконец, не превратился в бег.

На краю деревни она обнаружила двух испуганных леопардов, мечущихся в крошечных клетках. Закутанный в черное бедуин тыкал палкой между прутьями, зло, ударяя их по спинам.

Один из леопардов пронзительно кричал, другой гневно рычал.

— Нет! — завопила Ариэль. Бедуин мельком взглянул на нее и отвернулся к животным, продолжая бить рычащую кошку.

Прежде чем шейх успел остановить ее, Ариэль, не раздумывая, подбежала к бедуину, и схватила такую же, как у него, палку и обрушила ее на его спину. Это заставило бедуина обратить на нее внимание.

— Ты, жалкое подобие человека, оставь их в покое!

Ариэль потеряла власть над своими действиями. Она снова ударила его, направив конец палки прямо в его плечо.

— Каково это, а?

С быстротой змеи она снова и снова наносила удары.

Сначала бедуин был ошеломлен, потом пришел в ярость. Он что-то прокричал ей, стараясь ухватиться за свободный конец палки, которой она его била.

— Ариэль!

Она отступила, отнюдь не побежденная.

— Чем он занимается?

— Он ухаживает за моими кошками. Ты не имеешь права вмешиваться.

Абдул твердо произнес эти слова, в которых ясно прозвучало предупреждение, которое Ариэль предпочла игнорировать. Даже когда вокруг собрался народ, она не отступила.

— Он не имеет права так относиться к ним. — Найденное ею оружие нанесло удар прямо по голове бедуина.

— Спроси его, нравится ли это ему? Я могу заверить тебя, что кошкам не нравится.

На миг она отвлеклась, и бедуин вцепился в ее палку, резко выдернув ее из рук Ариэль. В два шага он оказался рядом с ней, схватил ее за волосы и намотал на руку.

Ариэль отреагировала также грубо, ударив его ногой в пах. Человек издал сдавленный вопль и медленно опустился на колени. Она с отвращением опрокинула его ногой в пыль.

Обернувшись к шейху, Ариэль вся кипела от ярости.

— Зачем они тебе? — Внезапно гнев ее ушел, осталась одна только боль. — Они предназначены жить свободными.

Ариэль смотрела на него разочарованными глазами.

— Это подарок.

— Тогда тебе следовало относиться к ним, как к подарку. Он соображает, что делает?

Абдул спросил о чем-то бедуина и потом ответил Ариэль.

— Он ухаживает за ними. — Шейх указал на щеку бедуина. — Они вцепились когтями в него, и он успокаивал их.

Гнев вернулся к Ариэль.

— Этот человек, должно быть, слабоумный, если полагает, что битьем можно их успокоить.

Абдул вскинул брови, и Ариэль поняла, что она вновь позабавила его.

— А как надо правильно, малышка? — Его отношение вызвало у нее еще большее раздражение.

— Немного любви действует гораздо сильнее, чем много ненависти.

— Почему бы тебе не продемонстрировать нам это?

В его глазах и словах был вызов, устоять перед которым Ариэль не смогла. Она посмотрела на леопардов — те были еще слишком сильно возбуждены. Без страха она подошла к клетке.

Голос ее был, тих и ласков, в нем не было и следа гнева, который она только что испытала. Она медленно приблизилась к дверце, потом отодвинула засов. Абдул сделал шаг к ней.

— Не вмешивайся, шейх. Это только больше напугает их.

— Я бы не хотел, чтобы ты пошла на столь неразумное дело. Я просто пошутил.

— Твои шутки не забавны. — Ариэль зашла в клетку — кошки, шипя, отступили назад.

— Ариэль, прости меня.

Ариэль удивленно посмотрела на него, понимая, что он не был человеком, которому легко приносить извинения, даже если он не прав. Возникло и сразу же исчезло ощущение небольшой победы. Она захлопнула за собой дверцу и села на пол клетки.

— Ты сошла с ума, — прошептал Абдул. Ариэль протянула руку к кошкам, голосом привлекая их внимание. Шипение прекратилось. Один из леопардов с любопытством обнюхал ее протянутую руку. Вскоре уже она ласкала двух кошек, рычание и шипение сменилось довольным урчанием.

— Ее душа принадлежит зверю. Большой кошке.

Абдул опустил глаза на сгорбленную фигуру провидицы, появившейся неизвестно откуда.

— Кошке?

— Да. Но с полосами, а не с пятнами.

Его взгляд вернулся к Ариэль, которая спокойно сидела с дикими зверями, и Абдул поверил старухе. Когда он снова посмотрел вниз. Йены уже не было.

— Ариэль.

Ариэль отвернулась, не желая, чтобы ее тревожили. Ей все еще не хотелось пробуждаться от сна, в котором она была вместе с Кала Ба.

На этот раз Сари была более настойчива, и Ариэль проснулась.

— Что случилось. Сари? С Диланом все в порядке?

— С ним все хорошо. Тебя желает видеть Иена.

— Йена? — растерялась Ариэль, еще не полностью отойдя от сна. — Я встречусь с ней завтра.

— Не завтра. Сегодня, — настойчиво теребя ее, сказала Сари.

— Хорошо, — сдалась Ариэль, натягивая платье.

Они шли в полной темноте. На небе не было луны, только иногда поблескивали звезды, подчеркивающие черноту неба.

Сари остановилась у палатки и нырнула внутрь. Ариэль последовала за ней. Внутри было темно: огонь, горящий в центре палатки, давал совсем немного света. Старая предсказательница сидела у костра, уставившись на языки пламени. Сари жестом показала, чтобы Ариэль села напротив нее, а затем села сама.

45
{"b":"25228","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Здравый смысл и лекарства. Таблетки. Необходимость или бизнес?
Макбет
Империя должна умереть
Книга земли
Дети страны хюгге. Уроки счастья и любви от лучших в мире родителей
Гости «Дома на холме»
Бельканто
Луч света в тёмной комнате
Сердце предательства