ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

— Это самые важные скачки бедуинов. Чтобы принять в них участие, люди преодолевают огромные расстояния, приводя своих самых лучших лошадей.

Абдул нервно расхаживал перед Ариэль. Его волнение по поводу предстоящих скачек было очевидно. Девушка молчала, но, казалось, его это не трогало.

— Сегодня я стану богаче. Все самые лучшие кони станут моими.

Не в силах сдержаться, Ариэль спросила:

— А что, если ты проиграешь?

Взгляд, который он бросил на Ариэль, говорил, что она зашла так далеко, что на ее слова вообще не следует обращать внимание.

— Абдул Хаким не проигрывает.

Это утверждение вызвало у Ариэль сомнения. Если она победит на скачках, будет ли это позором для Абдула? Не убьет ли он их, вместо того чтобы отпустить?

— Тогда я желаю тебе удачи. — Ариэль не смогла больше, ничего придумать.

На его лице промелькнула тень надежды, и он присел рядом с ней.

— Тогда, может быть, ты подаришь мне поцелуй на счастье.

Ариэль не смогла отказать ему. Это был сладкий поцелуй, но он не вызывал в ней того жара, который так легко возникал в ее душе при прикосновении Дилана.

— Я одержу победу для тебя, Ариэль. — После его ухода Ариэль долго сидела, раздумывая, правильно ли она поступает, боясь совершить неверный шаг.

— Ариэль.

Она обернулась к Сари, но ничего не сказала.

— Мы должны идти.

Ариэль понимала, что едва ли ей хватит времени для того, чтобы привести Великого Белого к началу скачек, но не двигалась с места.

— Ты очень мужественна.

Эти великодушные слова Сари тронули Ариэль, и она встала.

— Ты добра. Честно говоря, я боюсь.

— Великий Белый победит.

— Я понимаю. Я думаю… — Ариэль помолчала еще раз, анализируя свои мысли. — Вот именно этого-то я и боюсь.

В глазах Сари появилась растерянность.

— Почему это страшит тебя?

— Как поступит Абдул?

— Я не знаю.

— Что… — Ариэль прервала себя: нечего накликивать беду. — Нам лучше отправиться.

Жеребец проявлял нетерпение. Он гарцевал под легкой Ариэль. Девушка удерживала его, ожидая начала скачек. Она замотала лицо покрывалом, оставив открытыми только глаза. Длинное белое одеяние полностью скрывало ее тело.

Из лагеря до нее донесся шум, с которым мужчины собирались для участия в скачках. Их крика смешивались с ржанием коней и лаем собак. Собралась толпа родственников и друзей, готовых поболеть за своих любимых наездников. Рядом со взрослыми, смеясь и шумя, играли дети.

Среди множества лиц Ариэль искала лицо Сари. Та пообещала Ариэль освободить Дилана на время скачек. Она уверила ее, что все пойдут смотреть скачки и оставят его без охраны, хотя и связанным. Она собиралась переодеть Дилана в одежду бедуина так, чтобы никто не смог обнаружить его исчезновения. Однако Ариэль никак не могла найти их и поняла, насколько для нее важно увидеть сейчас своего мужа. Хотя бы один раз взглянуть на него.

Но она не видела его, и в ней накапливалось разочарование, которое вместе с возбуждением и страхом пробуждало в ее душе настоящую бурю эмоций. Ариэль прилагала все силы, чтобы обуздать свои чувства. Она наклонилась и зарылась лицом в длинную белую гриву лошади. Запах коня был для нее эликсиром, снимающим напряжение, освобождающим сознание от мучительных сомнений. Как только сомнения растаяли, и остался только первобытный инстинкт, который снова руководил ею, в груди у Ариэль сильно забилось сердце.

Словно почувствовав эти внутренние перемены, под ней заволновался Великий Белый. Его возбуждение сливалось с ее волнением, его огромная скорость и сила переливались в нее. Ариэль была готова.

Крики всадников перекрывали все усиливающийся шум толпы. Возбуждение ударило молнией, задев и Ариэль. Скачки начались.

Без понуканий Белый рванулся вперед, неся на себе своего маленького пассажира. Ариэль ничего не видела: пыль, поднятая лошадьми, ослепила ее. Поэтому она предоставила животному самому выбирать путь, доверяя ему вынести ее в первые ряды всадников.

Ариэль вдыхала запах пота лошадей и всадников, слившийся с острым запахом земли. Он облаком окутывал ее, не давая дышать; пыль не позволяла ей ничего разглядеть. От неприятного привкуса во рту хотелось пить. Ариэль чувствовала мощные движения напряженных мышц Белого. Его мощь струилась в нее, кровь стучала в висках.

— Давай, Белый, — подгоняла она его, шепча ему на ухо.

Животное побежало еще быстрее, скорее почувствовав, нежели услышав ее слова. Группа всадников вылетела из оазиса в каменистые холмы и замедлила свое движение, привыкая к местности.

Всадники растянулись, осторожно выбирая дорогу. Ариэль же позволила Белому самому выбирать путь.

Пыль улеглась, когда они начали скакать по каменистой дороге. Теперь всадники ясно видели друг друга. Когда Ариэль проскакала мимо бедуинов, те поняли, что среди них новый всадник и он — на Великом Белом. Один из мужчин несколько раз сумел полоснуть ее по спине ременной плетью. Ариэль сжалась, стараясь увернуться от болезненных ударов. Внезапно появился еще один всадник, и она оказалась зажатой между ними.

Всадники приблизились к ней вплотную, зажав ее ноги конями. Пока один продолжал хлестать ее, другой начал бить ее ногами. Один раз нога его попала ей прямо в бок, чуть не выбросив из седла. Ариэль вцепилась в гриву Белого, но соскользнула, когда одна из лошадей внезапно ушла в сторону. Теперь она свисала с одного бока жеребца, рискуя упасть в любую минуту. Перед глазами ее маячили острые копыта. Осколки камней и сланца резали ей лицо.

Белый замедлил свой головокружительный бег, отстав от нападавших и предоставив им драться друг с другом. Ариэль подтянулась, прочно уселась в седле и пустила коня в галоп.

В одно мгновение они проскочили скалы и влетели в пальмовую рощу. Следом за ними влетели остальные всадники. Земля летела из-под гремящих копыт. Ариэль приблизилась к одному из всадников сзади. Она не была готова к тому, что тот резко вытянет руку и смахнет ее с коня. Она ударилась о землю, скатилась по склону и очутилась в озере, Но быстро выскочила из него, отплевываясь.

Ее головной платок спал, волосы разметались по спине. Мокрая одежда закрутилась вокруг ее ног. Она вновь и вновь соскальзывала в воду. Наконец-то она выбралась на берег. Поднявшись на холм, она увидела сначала его пыльные сапоги, потом грязный подол его одеяния. Девушка подняла глаза и увидела, что за ней наблюдает Абдул Хаким. В его глазах бушевала целая буря эмоций.

Он протянул ей руку и помог встать. Ариэль не могла придумать, что сказать ему, поэтому промолчала. Белый звал ее, с силой ударяя копытом.

— Почему ты это делаешь? — Ариэль вздохнула и откинула с лица мокрую прядь.

— Ты привез меня и моего мужа сюда против нашего желания. Ты угрожал убить его и силой взять меня в жены. Это бы убило меня, Абдул. Поэтому я прошу тебя, сделай это сейчас. Возьми нож и прерви мои страдания.

Шейх стоял перед ней гордо и надменно. Но как он ни старался, все же не мог скрыть обиду, которую испытывал в данный момент.

— Ты самая необычная женщина, которую я когда-либо встречал.

Абдул взял ее за руку и подвел к жеребцу, потом протянул руку, чтобы посадить ее. Подняв ее, он прошептал:

— Ты должна победить сама. Я не буду ни помогать тебе, ни мешать.

Абдул повернулся, подошел к своей лошади и взлетел в седло.

— Ты должна заработать свою свободу, Ариэль. Покажи, что заслуживаешь мое великодушие.

Не дожидаясь ответа, он круто развернулся и ускакал. Ариэль больше не теряла времени и пустила Белого в галоп. Впереди нее было уже довольно много всадников.

К тому времени, когда она оставила позади оазис, перед ней появилось несколько отставших. Ариэль вспомнила подробное объяснение Сари в ходе скачек и поняла, что наступает последний, самый важный их этап. Приблизившись к холму, она словно услышала предупреждение Сари. Все всадники поедут по тропе, вокруг холма. Спуск по крутому склону слишком опасен. Многие погибли из-за собственной глупости.

48
{"b":"25228","o":1}