ЛитМир - Электронная Библиотека

Его глаза расширились, словно он испытал секундный страх. Потом это чувство прошло, и Харви ответил на ее поцелуи.

Через десять секунд она была полностью разочарована. Его пухлые губы потянулись к ней, но когда она открыла рот в ожидании возбуждающего языка, ничего не произошло. Она пыталась просунуть свой язык между его толстых губ, но ряд белых зубов мешал этому. В конце концов Каролине пришлось довольствоваться слюнявыми юношескими поцелуями.

Она уронила руку на его ширинку, скользнув по ней словно случайным движением, но никакой твердости не обнаружила. Она выругалась про себя, но сдержалась, успокаивая себя, что еще не вечер.

Спустя некоторое время Каролина положила большую ладонь Харви на свою грудь. Молния на ее платье была уже наполовину расстегнута. Он игнорировал это и начал мять ее грудь сквозь тонкую ткань. Его руки были сильные. Очень сильные, но напрочь лишенные мягкой ласки. Однажды она даже чуть не вскрикнула от боли.

Наконец она расстегнула молнию до конца, полностью обнажив свою грудь. Она почувствовала себя немного лучше, когда он стал тереть ладонью ее отвердевшие соски, но, казалось, вовсе не придавал значения другим женским эрогенным местам.

Вскоре у нее все-таки появилось утешение: Каролина заметила эрекцию.

Она медленно расстегнула ширинку штанов Харви и украдкой подобралась к пульсирующей отвердевшей плоти, одновременно просунув язык в его рот.

Его тело напряглось, он двигал бедрами, стараясь тереться о ее ласкающую руку. Она закрыла глаза и испустила длинный вздох, говорящий о разгорающейся страсти.

— Отнеси меня в постель, Харви, — молила она. — О, господи, отнеси меня!

Охотник теперь страстно желал ее, она заметила его алчный взгляд, когда скинула свое платье, и как тряслись его пальцы, когда он снимал свою одежду.

Каролина бросилась на кровать, слегка расставив ноги, запрокинув голову и закрыв глаза, представляя себе, что мужчина, ложащийся в этот момент на нее, был высокий и гибкий, с непослушной шевелюрой черных волос.

Ее фантазии закончились, когда она почувствовала на себе его тело. Она все шире раздвигала ноги, пытаясь облегчить ему доступ, и громко вздохнула, когда он проник в нее. Харви торопился поскорее удовлетворить свою страсть.

Пытаясь помочь ему в этом, она просунула руку между их сомкнутыми телами, но Харви дернулся и напрягся. Каролина громко вскрикнула, почувствовав его оргазм и поняв свой провал.

Они лежали на боку, глядя друг на друга. В ее взгляде было разочарование, в его — смущение.

— Не огорчайся, — пыталась она спасти хоть что-нибудь, — мы можем заняться этим снова через некоторое время.

Он покачал головой, сел и потянулся к одежде. Молча она смотрела, как он одевался, и заговорила только тогда, когда он подошел к двери.

— Подстрели для меня одного из этих крабов, Харви, — сказала она.

Он зло хлопнул дверью, и не успели затихнуть его шаги по коридору, как пальцы Каролины де Бруннер стали доделывать то, него не смог Харви.

Она фантазировала снова, представляя себе все того же высокого длинноволосого мужчину в потертых шортах цвета хаки.

Кордер незаметно рассматривал профессора Клиффорда Давенпорта через стол в то время, как они ели. Он был удивлен, когда встретил этого человека, имевшего солидный авторитет знатока крабов. Он представлял себе старого человека, а Давенпорт, напротив, был еще молод и подвижен, к тому же он мог ругаться не хуже самого Кордера. Он с удивлением заметил, как профессор проводил взглядом Каролину де Бруннер и Харви Логана, направляющихся к лифту.

— Это Каролина де Бруннер, — пробормотал Давенпорт, когда эта парочка была вне досягаемости его слов.

— Знаете ее? — репортер взметнул брови.

— Кто же ее не знает? Ее портрет появляется в газетах каждый раз, когда она разводится со своим мужем, и снова, когда она выходит замуж за очередного. Что она здесь делает?

— Трахается, в основном. Могу поставить свое месячное жалование, что она решила узнать, как хорош Харви Логан, не на охоте, конечно.

— А что он здесь делает? На острове Хэймэн, насколько я знаю, нет крупных зверей.

— Он хочет найти проводника для охоты на большую белую акулу. Но ему мешают два обстоятельства. Первое — здесь в округе нет ни одной белой акулы, второе — никто не хочет с ним плыть. Думаю, в конце концов он решит охотиться на гигантского краба.

— Чтобы остановить этих крабов, нужна целая армия таких, как он, — сказал Давенпорт. — В Бармуте их не смогли остановить даже танки.

Они подняли глаза, когда на их стол упала тень.

— Простите, что опоздал, — Клин плюхнулся на стул. — Вылетал на вертолете.

— Что-нибудь прояснилось? — Давенпорт посмотрел на человека, о котором ему говорил Криседал и который появился так неожиданно.

— Крабы совсем рядом, — Клин наполнил свой стакан. — Катер обнаружил японский браконьерский тральщик сегодня утром. Эти вонючие твари взобрались на борт по веревке трала. От команды остался лишь оторванный палец руки!

— Тогда это точно крабы, — Клифф Давенпорт мрачно кивнул. — Они ничуть не изменили свои повадки. Проблема теперь в том, как их уничтожить. Сначала мы должны найти их. Это было достаточно трудно и в заливе Кардиган, здесь же они могут быть где угодно на расстоянии восьмидесяти тысяч квадратных миль открытого океана.

Глава пятая

Давенпорт наполнил свою рюмку и посмотрел на Клина и Кордера.

— Думаю, сначала я должен вас посвятить в повадки этих крабов-убийц, — сказал он. — Для того, чтобы вы лучше себе представляли, с кем нам придется иметь дело. Вчера я был на совещании австралийского морского командования. Нам выделены катера и подводные лодки, но они не всегда могут подойти к нужному месту. Тогда в дело придется вступить нам самим... как только мы найдем их.

— Если только вы не собираетесь поливать залив Барбику ядохимикатами, — заметил Клин.

— Не беспокойтесь, — рассмеялся Давенпорт. — Этого не случится. Вы забыли одну вещь, в Бармуте ядохимикаты разбрызгивали только на крабов, вылезших на берег. Здесь мы, возможно, прибегнем к иным способам, но на этот счет у меня пока нет идей, и я рад выслушать любые предложения. Мы думаем, что появление этих крабов — прямой результат подводных ядерных испытаний. Я сказал «думаем», потому, что пока у нас нет доказательств и, возможно, этому феномену найдется совсем другое объяснение. Как бы то ни было, эти твари ползают по морскому дну, и мы должны избавиться от них.

Я думаю, что ближайший сородич этих монстров — рифовый плавающий краб, который был обнаружен у острова Херон. Возможно, чудовища относятся к этому роду, достигшему невиданных размеров. Мы не знаем. Но давайте рассмотрим рифового краба. Он очень агрессивен и при приближении человека наступает с растопыренными клешнями. Сделав укус, он старается скрыться. Наши чудовища поступают иначе. Они разрывают человека на куски, поедают их и ищут очередную жертву. Таким образом, если они и являются потомками рифового краба, то у них развились более опасные инстинкты.

Как вы знаете, крабы наиболее активны в период полнолуния. В это время они спариваются, и самки должны выйти на сушу, чтобы отложить яйца.

Полнолуние как раз было совсем недавно. В это время крабы и были очень активны на этой территории, но все было бы спокойно, если бы они не решили поохотиться на человека.

Думаю, сначала я должен обследовать дно океана вокруг острова Хэймэн и посмотреть, нет ли там следов этих крабов.

— И вы, конечно, хотите, чтобы вас кто-нибудь сопровождал? — слабо улыбнулся Клин.

— Да, это главное, — ответил профессор. — Не беспокойтесь, мне уже приходилось нырять, и я знаком с опасностью, грозящей от акул и морских змей. Я знаю, что это сопряжено с риском, но иначе мы не сможем обнаружить крабов.

— Когда вы хотите начать? — спросил Клин.

— Завтра утром. На всякий случай нас будет прикрывать катер.

11
{"b":"25230","o":1}