ЛитМир - Электронная Библиотека

Клин кивнул.

— Я бы тоже хотел пойти с вами, — сказал Кордер. — Я могу остаться в лодке.

Оба посмотрели на него, и Давенпорт улыбнулся.

— Полагаю, что в этом нет ничего опасного, — он отодвинул свой стул. — Теперь я хотел бы выспаться перед завтрашним утром. Встретимся в семь утра за завтраком.

— Вот здесь я видел краба, — Клин замедлил ход лодки и указал рукой на коралловый риф в нескольких сотнях ярдов справа от них.

— Тогда с этого места и начнем.

Клиффорд Давенпорт был облачен в черный мягкий водолазный костюм, его маска была поднята на лоб. Клин был в таком же костюме, только красного цвета. Кордер сидел в рубашке с короткими рукавами и шортах. Было ли у него желание сопровождать их под водой? Он даже и не задавал себе такого вопроса.

Клин выключил мотор и бросил якорь. Катер стоял в четверти мили от них у входа в залив Барбику.

— Будьте всегда поблизости, — сказал Клин Давенпорту.

— Здесь полно водяных змей, вот почему сюда редко заплывают акулы. Против укуса морской змеи лекарств нет.

Давенпорт передернулся. Он хорошо знал повадки крабов, но с детства боялся змей. Подводные змеи казались ему в двое ужаснее. Он пытался не думать о них.

Они проверили кислородные баллоны, и Клин нырнул первым. Давенпорт не очень охотно последовал за ним в голубую бездну. Прямо с лодки он мог видеть морское дно. Со стороны это казалось напрасной тратой времени — нырять здесь, но профессор хорошо знал, что если они что-то и найдут, то это будет на глубине возле коралловых рифов и подводных пещер. Над водой он не спускал глаз с Клина, который сжимал в правой руке нож против морских змей. Это было средство защиты против змей, но в морской пучине достаточно иных опасностей,

Они достигли дна в считанные секунды и проплыли несколько футов над ним, изучая расщелины и пещеры в кораллах.

Неожиданно дно опустилось, и они оказались во впадине. Вода стала темнее, что ухудшало видимость. Давенпорт ощутил состояние, похожее на состояние невесомости. Это напоминало ему времена, когда он занимался парашютным спортом. Вот и сейчас ему казалось, что силы гравитации ослабли и он парил в воде словно птица в небе. Это было довольно забавно. Последний раз он был под водой, когда исследовал побережье Уэльса 4 года назад, тогда он искал то же самое, что и сейчас. Видение той огромной подводной пещеры вновь вернулось к нему. Там-то он и нашел крабов. Здесь, на Большом Рифовом Барьере, все казалось в тысячу раз ужаснее. В то же время он очень хотел поскорее найти логово этих тварей, чтобы ускорить возможность вернуться домой.

Косяки мелких рыбешек, шныряющих среди кораллов, расступались, чтобы дать возможность проплыть двум людям, но вовсе не шарахались в стороны и, казалось, ничуть не боялись. Королевские рыбы и бонито подозрительно шевелились и уплывали прочь. Вокруг были и сотни более крупных рыб. Голубая стая королевской трески и рыба-мышь с вертикальными черными и бронзовыми полосками. Повсюду пестрели краски: черная, желтая, зеленая, коричневая и оранжевая. Из расщелин и трещин в кораллах повылезали всевозможные обитатели рифов, удивленные вторжением в их владения людей.

Пловцы остановились, чтобы исследовать обитателей морского дна — морских червей, мегер, звезд и моллюсков.

Давенпорт напрягся, когда увидел большого краба, выползшего из-под скалы, но облегченно вздохнул, опознав в нем обычного краба Куинслэнда.

Клин вытянул руку. Он заметил отверстие в коралловом рифе, широкое настолько, что они могли свободно вплыть туда. Возможно, перед ними было пещера, а может, просто огромная ниша. У них не было выбора, и Клин поплыл первым, освещая путь фонариком, так как сюда уже не проникал солнечный свет.

Мрак. Косяки серых рыбешек пугливо шарахались от луча фонарика. Проход несколько сузился, но продолжал вести в глубь рифа, конца его не было видно.

Клин плыл осторожно, освещая фонарем пол и стены подводного туннеля, не оставляя неисследованной ни единой расщелины. Во рту Давенпорта пересохло. Он был полностью уверен, что его проводник опасается змей. Слова Клина словно пульсировали в его мозгу: «Это водяные змеи, водяные змеи... водяные змеи...» Неожиданно что-то поднялось со дна, блеснув желтым цветом в луче фонаря. Клин среагировал моментально, отпрянув назад от пронесшейся мимо змеи: его металлический нож с зазубринами поднялся навстречу ее атаке. Давенпорт напрягся. Теперь он отчетливо видел змею и узнал в ней астротию, способную прокусить даже резиновый костюм. Ее пасть была закрыта.

Змея резко изогнулась и отплыла так, что они могли видеть все ее шестифутовое тело, потом она развернулась и устремилась на них. Клиффи она напоминала кобру. Он почувствовал себя полностью беспомощным. Все зависело от Клина. Клин ударил ножом, но астротия оказалась быстрее: ложно атакуя и уворачиваясь, она пронеслась мимо него прежде, чем он снова успел ударить. Клифф Давенпорт вытянул вперед фонарь. Другого оружия у него не было. Его палец нажал на кнопку, и он начал моргать светом, пока его не ослепил фонарь развернувшегося к нему Клина. Пространство между ними было слишком мало, чтобы Клин мог ударить ножом, теперь ему оставалось лишь наблюдать.

Змея замерла, ее маленькие глазки уставились на профессора, словно в раздумье — атаковать или нет. Затем она все-таки сделала выпад, и Клифф почувствовал удар в грудь, который отбросил его назад, в тот же момент его фонарь был выбит из рук извивающимся телом змеи.

Клин занес было руку для удара, но змея изогнулась и устремилась в открытое море. Клин поднял фонарь и протянул его Давенпорту. Все окончилось благополучно. Змея оказалась не из самых крупных и не смогла повредить костюм профессора.

Они продолжали плыть с большей осторожностью. Грудь Давенпорта ныла в том месте, куда ударила змея, он произносил про себя молитву, что эта тварь оказалась не самым крупным экземпляром. Сотни австралийских рыбаков погибли от укусов морских змей, клыки многих из этих тварей содержат более сильный яд, чем клыки земных змей. В большинстве случаев их укусы безболезненны, но через несколько часов жертвы парализует, потом закрываются глаза и сжимаются челюсти. Через несколько дней судорог наступает смерть от удушья. Такая смерть была ужасна, и Клифф решил, что иные бы предпочли более быструю смерть в клешнях гигантских крабов.

Наконец, проход привел их в пещеру пятидесяти ярдов в длину и десяти в ширину. Ее крыша была всего в нескольких дюймах над их головами и опускалась еще к дальнему концу пещеры. Они приостановились у входа, освещая внутренность пещеры фонарями. Давенпорт непроизвольно содрогнулся. Шершавый, облепленный кораллами пол пещеры кишел морскими змеями всех разновидностей. Несколько змей оливкового цвета лежали неподалеку от людей. Одна из них подняла извивающуюся шею и посмотрела в их направлении. Остальные всполошились. Их дневной отдых был нарушен.

Клин уже пятился назад. Он увидел среди скопища змей не меньше дюжины астротий, и было бы глупо надеяться, что все они окажутся неспособными прокусить водолазный костюм.

Клин и Давенпорт быстро устремились в обратном направлении, непроницаемый мрак начал сереть, и вскоре они уже могли видеть без помощи фонарей.

Пловцы продолжали свое исследование рифа, осмотрев еще несколько пещер поменьше первой. Им попадались обычные крабы, но нигде не было видно признаков гигантских. Однажды они повстречали пятифутовую змею, голова которой была воткнута в песок в поисках пищи. Ее тело, поднимавшееся вверх, напоминало лидийскую лиану, но это зрелище вряд ли кого-либо могло заворожить.

Полностью исследовав рифы вокруг, они вернулись к лодке.

— Итак, — сказал Клин, стягивая с себя костюм, — здесь крабов нет. Но зато скопище змей в той пещере заставляет акул огибать эти места. Кажется, мы напрасно потеряли время.

— Как сказать. — Клифф знал, что он не скоро забудет удар той змеи. — По крайней мере, ясно одно. Крабы движутся. Они покажутся где-то, но я не думаю, что это произойдет раньше следующего полнолуния. Очевидно, вылезут не все. Они мечут икру где-то на этих островах, и если мы их не найдем и не уничтожим в ближайшее время, то океан закишит ими. Думаю, что мы попробуем еще пару раз нырнуть в другом месте. После этого мне, возможно, придется позвонить в Лондон и сказать жене, что я не вернусь так скоро, как рассчитывал.

12
{"b":"25230","o":1}