ЛитМир - Электронная Библиотека

В двери ворвался сержант морских сил.

— Идем! — он положил ладонь Харви на плечо. — Мы уходим, тебе тоже нужно уходить.

Логан не успел что-то пробормотать в ответ, как сержант выскочил в коридор, колотя в другие двери и крича, чтобы все уходили. Охотник снова выглянул в окно. Вожак крабов, казалось, пытался вползти на балкон, находящийся прямо под Харви. Его попытки были неуклюжими и безрезультатными. Клешни скользили по перилам, которые к тому же едва ли могли выдержать вес чудовища. В конце концов краб сорвался и упал на спину.

Харви Логан выстрелил, но гигантский краб в одно мгновение перевернулся и предпринял новую попытку взобраться на балкон. Он был непобедим, и было бесполезно сопротивляться.

Логан быстро оделся, схватил ружье и сунул в карман оставшиеся патроны. Он был ошарашен. Ему нужно было время подумать. Он выскочил в коридор и бросился к пожарному выходу. Снаружи доносился оглушительный шум. Выстрелы, крики, звуки, крушение кирпичной кладки и бесконечные щелчки клешней крабов, теснящих небольшой отряд сопротивлявшихся моряков.

Длинный и широкий коридор второго этажа был пуст. Казалось, что все уже покинули здание. Но вот распахнулась одна из дверей, из нее выскочил здоровенный мужчина со шрамом на лице, в его руке был саквояж. Двое мужчин в спешке столкнулись. Логан выругался, другой отшатнулся назад. Саквояж выпал из его рук и, ударившись о пол, раскрылся. По полу рассыпались деньги, преимущественно в английских пятифунтовых бумажках и австралийских долларах. Какое-то мгновение они стояли, уставившись Друг на друга. Потом начали собирать банкноты.

— Ты неуклюжий идиот! — прорычал франк Барки.

Реакция Логана, частенько попадавшего в сложные ситуации, была мгновенной. Приклад его ружья тяжело опустился на голову Барки. Тот хрюкнул, вытаращил глаза и медленно осел на пол. Логан прислонил ружье к стене, схватил оглушенного им человека за плечи и оттащил тело обратно в комнату. Выйдя в коридор, охотник запер дверь на ключ, который положил в карман. Собрав банкноты в саквояж, он подхватил ружье и устремился к пожарному выходу, где трое моряков выводили людей на улицу, В кричащей толпе, освещаемой вспышками ночного боя, он увидел Каролину де Бруннер. Через две минуты люди уже были на тропе, ведущей наверх, к холмам. Колонну возглавлял один моряк, двое других шли позади колонны. Все торопились, то и дело бросая назад испуганные взгляды. Преследования не было.

Оставшимся у гостиницы морякам предстояло теперь отвлечь крабов от преследования уходящих в холмы людей. О том, чтобы заставить чудовищ вернуться в море, не было и речи. Они были непобедимы.

Катер находился в двухстах или трехстах ярдах от берега, его прожекторы освещали сражение, но вмешаться он не мог. Использовать тяжелую артиллерию значило бы подвергнуть риску человеческие жизни. Моряки и гражданские были бы наверняка убиты, выстрели он по осажденному отелю. Все, что они могли сделать, это ждать и смотреть.

У входа в залив ожидала подводная лодка, ее команда надеялась отыграться за безрезультатную торпедную атаку.

Гигантскому вожаку крабов все же удалось взобраться на балкон первого этажа. Теперь ему не стоило труда разнести вдребезги огромное окно и вползти внутрь. Двери тоже не были для него преградой. Он вышиб их клешнями вместе с кирпичами и дверным блоком. Пол дрожал под тяжестью чудовища. Этот краб был уже не единственным ворвавшимся в апартаменты гостиницы. Чудовища заглядывали в комнаты, ища людей! Они словно чувствовали, что не все ушли.

Поиски вожака на первом этаже окончились безрезультатно. Он стал карабкаться по широкой лестнице на второй этаж. Массивные деревянные ступени трещали под его весом. Чудовище не спешило. Выстрелы снаружи стали рассеянными. Снова гигантские крабы доказали свое преимущество над людьми. И это было только начало.

Сознание Франка Барки медленно возвращалось. Голова гудела, и некоторое время он лежал, пытаясь восстановить в памяти последние события. Огромный детина, охотник, ударил его. Зачем? Неожиданно он вспомнил о саквояже и попытался сесть. Перед глазами появилась красная пелена. Где же саквояж, деньги? Он подполз на четвереньках к двери и дернул дверную ручку. Дверь заперта, ключа не видно. Она была заперта снаружи.

— Помогите! — закричал Барки и застучал в дверь, — Выпустите меня!

Моряки, конечно, услышат его. Стрельба затихла. Они прогнали крабов обратно в море. Как только его выпустят, он бросится на поиски Харви Логана. Он услышал, как кто-то шел по коридору.

— Помогите! Выпустите меня!

Движение затихло за дверью. Что-то царапнуло ее.

— Выпустите меня, черт вас побери!"

Барки подергал дверную ручку. Что-то тяжелое обрушилось на дверь. Он отошел. Охрана не нашла ключа и решила взломать дверь топором. Дверь выгнулась и затрещала. Петли отошли, второй удар вышиб ее начисто.

— О господи!

Франк Барки вжался в дальний угол комнаты, не ожидая увидеть того, что предстало его глазам. Чудовище пожирало человека своими безжалостными глазами. Наконец его поиски по отелю увенчались успехом. Краб знал, что его жертва никуда не денется. Краб был слишком большой, чтобы пролезть в дверной проем. Он протянул клешню, но не мог достать трепетавшего человека. Проем начал выгибаться под давлением. С потолка посыпалась штукатурка. Франк Барки осмотрелся вокруг. Позади него было открытое окно. До земли внутреннего дворика около сорок футов высоты.

Барки взобрался на подоконник, занес ногу и заколебался. На карту была поставлена его жизнь. Раздался грохот падающих кирпичей, краб вполз в комнату. Его клешни протянулись к окну, Франк шагнул в сумерки. Когда он упал, раздался дикий крик, его руки и ноги были переломаны. Для Франка Барки все было кончено.

Огромный краб зло зашипел и начал крушить стены и мебель комнаты. Его гордость была задета.

Маллон резко затормозил джип.

— Будьте вы прокляты! — проворчал он.

Линия наступавших крабов, преградила им дорогу. Развернув машину, Маллон повел ее в обратном направлении.

— Слева, в сотне ярдов, есть старая тропа! — закричал Клин. — Это наш единственный шанс.

Маллон кивнул, и вскоре они карабкались вверх к холмам. Клифф Давенпорт оглянулся. Преследования не было. Гигантские крабы продолжали крушить все стоявшее в непосредственной близости от побережья.

Маллон свернул с тропы, выключил свет и мотор. Звуков стрельбы слышно не было. Раздавались лишь слабые щелчки клешней чудовищ, превращавших в хаос завоеванную ими территорию.

Глава седьмая

Крабы покинули отель вслед за вожаком, поведшим их вдоль дороги, к заливу. Усы вожака медленно колыхались. Он был злой. Очень злой. Не позавидуешь тому, кто станет на его пути.

Признаков людей видно не было, за исключением экипажа катера, освещавшего берег прожекторами. Но крабы не намеревались атаковать его.

Синие домики превращались в груду обломков под ударами клешней крабов. Та же участь постигла и здание прибрежного патруля. Теперь чудовища обрушили свой гнев на ряд рыбацких лодок, стоявших у берега. Первой разлетелась в щепки лодка Клина, ее обломки были подхвачены волнами. Лодки были некой частью жизни океана, и крабы ненавидели их больше всего.

В это время у причала залива Барбику стояло около дюжины различных посудин. Крабам понадобилось меньше десяти минут, чтобы разнести их все в щепки.

Белый луч прожектора осветил скопища чудовищ, как только они вернулись на побережье. Катер тихо прокрался в залив и встал от берега на расстоянии, исключающем риск окружения. Командир катера приказал приблизиться к берегу на триста ярдов. Берег был чист от людей, и он приказал открыть огонь. Прицеливаться артиллеристам надобности не было, все побережье заполнили чудовища, и едва ли снаряд упал бы в песок, не угодив в цель.

Обстрел нанес кое-какой урон. Один краб упал на спину, оглушенный на мгновенье, затем снова перевернулся на лапы. Его панцирь треснул, но не раскрылся. Другим оторвало лапы, и на какой-то момент крабами овладела паника. Вожак внес порядок в их ряды, рассеянно заметавшиеся по побережью, и повел крабов от ослепляющего света и тяжелых снарядов, причиняющих вред.

16
{"b":"25230","o":1}