ЛитМир - Электронная Библиотека

— Может, он решил поспать чуток, — полковник повернулся к останкам краба и поморщил нос от зловония, исходящего от него.

— Возможно, Клин пытается привести в порядок свое жилье, — сказал Давенпорт, продолжая орудовать скальпелем во внутренностях краба. — Держите меня в курсе всех передвижений войск, полковник. И начинайте подготовку самолетов для бомбардировки. Можете помолиться, чтобы они нам понадобились. В противном случае разразится война, по сравнению с которой предыдущие две покажутся полевыми учениями.

Глава восьмая

Клин не спал. Сон вообще не был в его понятии существенным занятием. Он был одним из первых, кто вернулся на побережье вместе с Давенпортом, Маллоном, Кордером и толпой местных жителей, которые пересилили свои страх и пришли, чтобы взглянуть на чудовище с близкого расстояния. Харви Логан по-прежнему громко заявлял о своем достижении, стоя одной ногой на панцире краба и держа в руке свое любимое ружье.

Мрак снова сгустился, когда потухли прожекторы катера, и Клин выругался про себя, споткнувшись о какой-то прямоугольный предмет. Он поднялся с земли в то время, как остальные торопливо прошли мимо. Клин остался один и присмотрелся к предмету, который стал причиной его падения.

Интересно, как попал сюда этот саквояж? Он не был заперт, и Клин приподнял застежки. Через пять секунд он понял, что внутри находились пачки банкнот. Их достоинство и принадлежность не имели значения. Саквояж, доверху набитый какими бы то ни было деньгами, стоит немало!

Он вновь закрыл саквояж, почувствовав головокружение. Годы рыбалки и бережного накопления всех его денег не могли принести ему ничего подобного. Он сидел на песке, прислушиваясь к хаосу, творившемуся вокруг. Никто не обращал на него никакого внимания. Толпа собралась вокруг мертвого краба, и среди шума он мог слышать гнусавый голос Харви Логана.

Клин поднял саквояж и направился с ним вправо от отеля по направлению к своему домику. Он знал, что его дом пострадал от клешней крабов, но сейчас его это мало волновало. Ему нужно было удалиться от всех и от всего на некоторое время, достаточное для того, чтобы пересчитать деньги и прийти к какому-нибудь решению.

Одна половина дома Клина, та часть, в которой находилась спальня, была разрушена до основания, гостиная по-прежнему стояла. Ее интерьер был разворочен, но каменная кладка стен выдержала напор чудовищ. Клин вошел вовнутрь и прикрыл поврежденную дверь насколько смог. Он нашел лампу, зажег ее, и при тусклом мерцающем свете, вывалил на пол содержимое саквояжа.

Через десять минут он узнал, что стал обладателем двадцатью тысячами фунтов плюс-минус сотня-две. Для более точного подсчета не было времени. Он не имел понятия, кому принадлежали эти деньги. Нужно было найти безопасный тайник. Его входная дверь теперь даже не закрывается. Местные ребятишки могут залезть сюда во время его отсутствия. Нельзя было исключать и воров. Таковые находились при каждой катастрофе.

Рассвет только начинался, когда Клин вышел из дома, быстро направляясь к зарослям сосен в тридцати ярдах от дома. В руках он нес саквояж и ржавую лопату, рукоятка которой успела подгнить. Ничего, для его цели сгодится и такая, почва была мягкой и песчаной.

Через десять минут он уже закопал ямку, осторожно посыпав ее сосновыми иглами, чтобы скрыть следы работы. Вернувшись в разрушенный дом, он нашел кофе и кружку, чудом уцелевшие после нашествия крабов. Прихлебывая кофе, Клин смотрел на залив. В этот момент он думал вовсе не о крабах. Каким-то образом он был даже обязан им своей находкой, которая могла круто изменить его жизнь.

Есть тут крабы или нет, решил он, самое время покинуть остров Хэймэн. Если, конечно, они не разбили его лодку. Может быть, ему удастся сесть на один из вертолетов, вывозящих эвакуированных. Саквояж не привлечет внимания. У всех пассажиров будет какой-то багаж.

Его мысли неожиданно вернулись к Каролине де Бруннер. Он тихо засмеялся про себя. Она не будет больше для него маленькой нимфой, богатой вдовой, использующей местного рыбака для удовлетворения своей похоти. Его находка сделает их равными.

Клин взболтнул в кружке остатки кофе и выплеснул их на груду обломков домика. Затем он начал сильно колотить в дверь, пока она не распахнулась достаточно широко, чтобы он мог пролезть в нее. Он не обратил внимания на штукатурку и известь, осыпавшие его с ног до головы.

Клин направился к отелю. Мирная жизнь, которой он жил долгие годы, прошла. Армия огромных крабов и красивая женщина пошатнули ее.

Жизнь в отеле Роял Хэймэн была скорее возбужденной чем подавленной. Те, кто до сих пор тосковал от скуки, с жаром принялись за восстановление апартаментов. Те, кто остался в живых теперь знали, что спасение от повторного вторжения крабов можно было найти в холмах, и чувствовали себя в относительной безопасности. Лишь некоторые из них выбрали возвращение на материк.

Поврежденные номера были опечатаны, кровавые человеческие останки спрятаны от глаз слишком щепетильных. Позади здания вскоре заработал передвижной бар, оставшиеся без жилья были расселены в палатках. Получился роскошный кемпинг, где условия жизни были почти на том же уровне, что и в отеле.

Всего за несколько часов жизнь в Роял Хэймэн переменилась. Комната Каролины де Бруннер не пострадала, если не считать перекошенной двери По всей вероятности, краб не смог пролезть в дверной проем и решил не пытаться этого сделать, а отправился вслед за своими собратьями в поисках людей.

Она забаррикадировала дверь стулом и упала на кровать, это было часа за два до рассвета. Остаток ночи она возбуждала себя, представляя обнаженное тело франка Бурки.

Удовлетворившись, Каролина погрузилась в глубокий сон и даже не слышала, как с треском распахнулась дверь и закрылась снова.

Клин сел на край кровати и некоторое время смотрел на спящую женщину. Она даже не прикрыла одеялом свою наготу, пальцы ее правой руки по-прежнему были зажаты между бедрами.

Рука, коснувшаяся ее груди, пробудила Каролину. Она пробормотала «Франк» и потянула мужские пальцы к своим бедрам. Только после того, как они начал возбуждать ее, она открыла глаза.

— Клин! — это был вскрик ужаса, она попыталась встать, но была резко отброшена назад. — Я думала, что сказала тебе...

Клин хмыкнул. Тут она заметила, что он раздет. Его член прижался к ее бедрам, когда Клин лег за ее спиной.

— Там на берегу лежит краб. Думаю, его скоро разделают" Я принесу тебе кусок панциря в качестве сувенира.

— Его пристрелил Харви Логан. По крайней мере, это он так говорит всем.

— Я не знаю. — Клин развел ее бедра, заметив с удовлетворением, что она не сопротивлялась. — Может, и он убил краба, а может, и не он. Меня это не волнует.

— Зачем ты вернулся, Клин?

— А как ты думаешь? Ты и... У меня есть сюрприз для тебя.

Она потянулась к его члену и начала ласкать его, ее пальцы не утратили сноровки даже после ночи, которая видела самое ужасное за всю историю. — Вот это я называю настоящим сюрпризом, Клин.

— Это еще не все, — он поцеловал Каролину. — Я хочу кое-что тебе сказать.

Она подозрительно посмотрела в его глаза. Мужчины всегда что-то хотели ей сказать. Это были обещания, бахвальства, намеки на всевозможные блага — все, что они говорили за полчаса до того, как вонзить ей меж бедер. Но Клин был не из таких. Он получал то, что хотел, только потому, что был Клином.

— Я подумал над тем, что ты сказала, — его самоуверенности поубавилось. Похоже, он затруднялся выразить чувства словами — О том... в общем... ты говорила о замужестве.

— Я? — ее брови приподнялись. — Не могу сказать, что помню...

— Ты говорила! — его глаза сверкнули, он с трудом сдерживал себя. — Это было лишь предположение. Пища для размышления. Но ты говорила об этом.

— Возможно, я чувствовала себя тогда одиноко, — она перевернулась на спину, — но одного тебя недостаточно для этого, Клин. Ты должен это знать теперь.

19
{"b":"25230","o":1}