ЛитМир - Электронная Библиотека

— О боже! — пробормотал он и замедлил ход так, что мотор чуть не заглох. Клин снова присмотрелся и через несколько секунд понял, что не ошибся. Выступ кораллового рифа слева от него сдвинулся с места, так плавно, что это можно было принять за оптический обман, вызванный движением лодки ил" волн. Но когда он приподнялся и увидел разрыв между этим выступом кораллов и основным рифом, Клин инстинктивно повернул руль в сторону, развернув лодку кормой к этому ужасному и необъяснимому явлению. Любопытство все-таки взяло верх над инстинктом, и он решительно развернул лодку снова.

Прошло несколько секунд прежде чем он понял, что это двигался вовсе не риф, а то, что взгромоздилось на него, что-то так похожее на риф, что казалось частью его.

Лодка продолжала дрейфовать, и, подплыв на расстояние не больше пятидесяти ярдов, Клин наконец смог распознать объект своего любопытства. Это был огромный краб, размером почти с Маленький автомобиль.

Страх снова охватил его. Клин теперь ясно видел чудовище, более того, оно тоже видело его. Вот почему оно изменило позицию и повернулось головой к нему. Два красных глаза сверкнули в лунном свете: краб неподвижно рассматривал человека. Клин с трудом верил тому, что видел. Одно лишь было очевидно: это не был один из обычных крабов Куинслэнда. Это был вид, который ему до сих пор не приходилось встречать и который по всем законам природы просто не мог существовать ни в Тихом, ни в любом другом океане.

Клин подумал о ружье, лежащем рядом с ним, но тут же отбросил эту идею. Чтобы пристрелить существо такого размера, понадобилось бы ружье большего калибра.

Краб по-прежнему сидел на рифе и смотрел на человека. Двигались только его глаза, мерцавшие с явным недоброжелательством.

Клин не знал, сколько времени они пялились друг на друга. Может, десять секунд, может, десять минут. Чем больше Клин смотрел, тем больше он поддавался гипнозу этого существа. Позови его чудовище, и он бы, наверное, соскользнул за борт и поплыл к нему.

Наконец краб сам прервал этот транс. Он двинулся с места и, с громким шорохом соскользнув с рифа, исчез под водой.

Клин неожиданно обнаружил, что вспотел, и его одновременно трясло, словно от холода. Поведение его было близко к панике, он так рванул дроссель мотора, что лодка резко рванулась вперед, и Клин растянулся на палубе.

Последнее, что он запомнил, — это коралловый риф, пронесшийся Под водой, он был отмечен буйком, покачивающимся слева от лодки.

Что-то царапнуло дно лодки. Что это было, коралл или огромная поднятая из воды клешня, готовая сомкнуться в любую секунду?

Глава вторая

На рассвете Клин пристал к берегу залива Барбику. С восходом солнца случившееся на коралловом рифе стало казаться ему кошмарным сном, но как бы то ни было, он был уверен, что все произошло в действительности.

— Первый, кого я хочу видеть, — это толстозадый Кордер, — Пробормотал он про себя, сходя на берег. — Даже если мне придется вытащить его из постели,

Отель Роял Хэймэн был пуст в этот час, но боковая дверь оставлялась незапертой для служащих, начинавших уборку, пока все спят. Клин открыл регистрационную книгу, где Кордер значился в номере сто семь. Вскоре он остановился перед дверью номера Кордера.

Клин поднял руку, чтобы постучать, но передумал и дернул ручку. Дверь бесшумно открылась. Войдя в номер, Клин затворил ее.

Через несколько секунд его глаза привыкли к сумраку маленькой, затемненной шторами комнаты. Кордер спал, широко раскрыв рот, на просторной кровати, стоявшей возле окна. Одеяло было отброшено, и Клин хихикнул про себя при виде этого жирного бесформенного тела, облаченного в розовато-лиловую шелковую пижаму.

— Проснись, ты, толстый прыщавый ублюдок, — сказал он, грубо тряся репортера за плечи.

— Какого... — Глаза Кордера открылись, и он заткнулся, узнав человека, стоявшего возле постели. — Какого дьявола, Клин? Зачем ты в моей комнате? Я...

— Вы только должны выслушать то, что я вам скажу, мистер Кордер. — Клин сел на край кровати. — Когда я закончу, вам лучше сразу броситься к телефону и связаться со своей газетой, потому что это история, о которой вам захочется написать.

Кордер потянулся к сигаретам на столике, закурил и следующие двадцать секунд трясся от кашля.

— Закончил? — Клин приподнял брови. — Судя по всему, у тебя начинается рак, и лучше распить бутылочку вина, чем курить это дерьмо.

— Кончай свои шутки, — проворчал. Кордер. — Лучше выкладывай свою историю, Клин.

— Ну что ж, — сказал Клин и начал рассказывать о событиях прошедшей ночи, утаив лишь тот факт, что перестрелку с японскими браконьерами завязал он. Когда он закончил, Кордер уставился на него с явным недоверием.

— Эй, — сказал он, — не иначе ты приложился или выкурил анаши...

— Не будь законченным идиотом, — прошипел Клин. — Все было так, как я тебе рассказал. Выпрыгивай из своей цветистой пижамы и звони редактору.

— Он никогда не поверит мне. У нас нет доказательств.

— Я видел это! — Прорычал Клин прямо в лицо Кордера. Тот решил не спорить и потянулся к одежде. Не раз он слышал в баре Хэймэн, как говорили: «Если Клин сказал, то так оно и есть». Никто еще не сомневался в словах этого парня, и Кордер не хотел быть первым. Он раздавил в пепельнице окурок и закурил вторую сигарету, снова закашляв.

Переодевшись, репортер сказал: «Нам лучше спуститься вниз и воспользоваться телефоном в фойе».

Клин последовал за ним на первый этаж и ждал возле бассейна, пока Кордер бросал монеты, нажимал кнопки и разговаривал минут десять. Вернулся репортер весь потный.

— Ну как? — спросил Клин.

— Они не назвали меня лжецом, — сказал Кордер, почесав затылок. — Они даже не смеялись. Не было никакого шума. Им нужны детали. Я не мог рассказать им больше, чем услышал от тебя. Мне сказали, чтобы я собрал информацию и перезвонил.

— Значит, они не поверили тебе, — Клин облокотился о стол администратора. — Я сам с трудом поверил этому, хотя видел все своими глазами.

— Краб, которого ты видел, — репортер замолчал, чтобы прикурить очередную сигарету, на этот раз не раскашлявшись, — в действительности не первый. Четыре года назад была шумиха в маленьком прибрежном городишке в Уэльсе. Не помню его названия. Неважно, но эти огромные крабы появились на побережье и вызвали дьявольский переполох. Они наполовину разрушили городок и даже танки не могли отогнать их. В конце концов их опрыскали ядохимикатами, и они исчезли. Теперь, похоже, они вернулись.

— Но как, — Клин широко развел руки, — как крабы достигли таких размеров? Я никогда не думал, что "есть крабы больше тех, что вылавливают в Куинслэнде.

— Причиной этого считают подводные ядерные взрывы, — ответил Кордер. — Есть один парень в Лондоне, профессор, который изучал нашествие крабов в Уэльсе. Он пришел к выводу, что в один прекрасный день они снова выйдут на поверхность. Моя газета свяжется с правительством Австралии. Не сомневаюсь, что они сообщат и в Англию. Этот парень, изучавший крабов, знает о них больше, чем кто-либо. Может, он вылетит сюда, чтобы увидеть своими глазами.

— Надеюсь, они не будут поливать залив Барбику ядохимикатами, — проворчал Клин. — Если это произойдет, то здесь вообще не останется никаких крабов и рыбы. Да кстати, что насчет браконьеров? Меня они беспокоят сильнее, чем несколько огромных крабов, которых, возможно, мы больше никогда. не увидим.

— Об этом тоже упомянут, — сказал Кордер в надежде, что это успокоит Клина. Репортера теперь волновали только крабы, гигантские крабы.

— Встретимся вечером у меня, — сказал Клин, направившись к выходу. — Там будут почти все местные рыбаки. Если не найдутся те, кто остановит этих япошек, мы сами будем действовать.

Кордер улыбнулся. Обстановка накалялась, и он решил уехать. Кроме острова Хэймэн, было много мест, где мог бы осесть репортер газеты.

Позднее, вечером, гостиная домика Клина, стоявшего в тени пальм всего в нескольких сотнях ярдов от отеля Роял Хэймэн, была заполнена. Казалось, здесь собрались все местные рыбаки. Те, что пришли позже, расселись на крыльце, глаза всех присутствующих были обращены к высокому мужчине, сидевшему на стуле в центре комнаты.

4
{"b":"25230","o":1}