ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Кодекс Прехистората. Суховей
Борис Сичкин: Я – Буба Касторский
Технологии Четвертой промышленной революции
Библия триатлета. Исчерпывающее руководство
Отель
Сколько живут донжуаны
Охотники за костями. Том 2
Маленькое счастье. Как жить, чтобы все было хорошо
Цвет Тиффани

Теперь была ее очередь рассмеяться, напускная грубость улетучилась.

— Люблю простых мужиков. — Ее рука потянулась к его ширинке и опустилась на отвердевшую плоть на несколько секунд, словно изучая ее очертания.

Клин не отрывал глаз от ее сомкнутых бедер. Они раздвинулись не больше, чем на дюйм, но этого было достаточно, чтобы его прошиб нот. Клин ждал продолжения, но тщетно. Каролина де Бруннер не собиралась на этот раз отдаваться.

— Я люблю все большое, — она любовалась его возбуждением, поглаживая выцветшие шорты, но не делая попытки запустить свои длинные пальцы в ширинку. — Большие машины. Большие дома. Больших мужчин. Кстати, сегодня в отель въехал один такой парень. Я разговаривала с ним в баре после обеда. Он напоминает мне тебя.

— И ты, конечно, пригласила его в свою комнату.

— Еще нет. Но собираюсь. Он настоящий мужчина, охотник. Его зовут Логан. Он тоже любит все большое и. охотится на все большое. Он хочет убить акулу, большую белую акулу, и ищет кого-нибудь в проводники. Я рассказала ему о тебе.

— Я не охочусь за акулами, — все тело Клина напряглось в то время, как Каролина продолжала дразнить его, — я не трогаю их, пока они не трогают меня.

— Я бы тоже хотела поплыть с ним, — она подняла глаза. — Мне бы хотелось посмотреть на дуэль между таким парнем, как он, и настоящей акулой-монстром. Он настоящий мужик. Крутой.

— Я тоже.

— О да, Клин.

Проворным движением руки она расстегнула ширинку, ее пальцы коснулись отвердевшей пульсирующей плоти. Он охнул и завис над ней. Ритм движений ее пальцев ускорялся, тело напряглось.

— Рыбаки, охотники, они все приходят ко мне за одним и тем же. — Неожиданно ему пришлось опуститься с небес. Гнев" смешался с удивлением. Бедра сомкнулись в явном отказе ему в том, чего он хотел в этот момент больше всего.

— Ах ты, сука! — он грубо отстранил ее тонкие пальцы, возбуждавшие его. Ее левая рука ударила его по лицу со скоростью атакующей морской змеи. Едва успел затихнуть звук пощечины, как Клину пришлось перехватить ее вторую руку, собиравшуюся нанести еще более злой удар. Он подмял Каролину под себя и силой раздвинул ее ноги своими коленями. С ее алых влажных губ сорвался тяжелый вздох.

— Ублюдок! — она отворачивала лицо, чтобы избежать его поцелуев. — Черт тебя возьми, убирайся!

— Не-е-т!

— Я могу за это засадить тебя за решетку на пять лет.

— Может, это и удалось бы тебе в Техасе. Но мы на острове Хэймэн. Этот отель — единственное цивилизованное место на протяжении восьмидесяти миль дикого побережья. Ты только и думала о том, как затащить к себе к постель мужика. И вот он здесь, так какого же дьявола тебе еще нужно?

Она громко застонала, когда он наконец проник в нее. Клин с удовольствием почувствовал, как расслабились ее мышцы. Он отпустил ее запястья. Она больше не делала попыток ударить его. Руки мужчины начали ласкать ее грудь, пока соски не отвердели.

Клин двигался сначала медленно и размеренно, постепенно наращивая темп. Ее глаза закрылись, дыхание участилось, тело конвульсивно содрогнулось. Ноги Каролины обхватили его талию, пальцы впились в плечи. Через несколько секунд страсть лишила их разума. Она все вжималась в его тело, растворялась в нем...

Клин чувствовал, как все сильнее и сильнее разгорается ее пыл, подчиняясь дикому желанию, входил все глубже. Они то катались по постели, то она взбиралась на него и бешено дергалась, как в седле несущейся галопом лошади, наслаждаясь каждым движением,

Наконец она устало растянулась на нем. Страсть ушла, и Каролина разрыдалась. Ее тело дрожало, как в агонии, слезы заливали лицо.

— Ублюдок, — простонала она, — какой же ты ублюдок. О господи, зачем ты это сделал?

— Потому что ты хотела этого, и я хотел, — сказал он. — Это достаточная причина.

— Будь ты проклят, я хочу забыть тебя, Клин, — она подняла голову и посмотрела на него сквозь слезы. — Вот так всегда и происходит. Я поклялась, что больше никогда не выйду замуж.

— Я никогда и не думал о женитьбе, — ответил он, с удивлением отметив легкую дрожь в ее голосе. — Что я могу предложить жене, кроме маленького домика и старой посудины, которая теперь еще и вся в дырах от пуль.

— Господи, ты ничего не понял, — она перевернулась на спину, ее нижняя губа тряслась, она была готова вновь разрыдаться.

Так они пролежали всю ночь, и только когда первые лучи солнца стали проникать сквозь окно, Клин сел и потянулся за шортами.

— Ты действительно должен идти? — она лежала на боку, глядя на него.

— Да, — в его взгляде виднелась печаль, которую она не замечала раньше. — Я думаю, ты была права, Каролина. Может быть, тебе будет лучше с этим охотником.

Клин уже был на побережье незадолго до восхода солнца. Он шел по золотистому песку, осматривая лодки, и был удивлен, что ни одна из лодок патруля не вернулась.

Сев на песок, он стал смотреть, как над заливом Барбику всходит солнце. На воде не было видно ни одной лодки. Тогда он понял, что случилось что-то серьезное.

Профессор Клиффорд Давенпорт был разбужен телефонным звонком почти в семь утра. Он осторожно сполз с кровати, чтобы не разбудить темноволосую девушку, спавшую под его боком. Увы, не удалось. Ее глаза открылись, и она подняла голову.

— Кто это может быть в такой час? — спросила она сонным голосом.

— Есть только один способ узнать это, — усмехнулся Клифф, накидывая халат.

Спускаясь по лестнице, он привычно провел пальцами по волосам и был недоволен тем, что они все редели, несмотря на то, что ему было лишь сорок лет. С беспокойством он поднял трубку. Вот уже четыре года он боялся одного телефонного звонка. Может быть, его никогда и не будет. Но Клиффа постоянно тревожило предчувствие, что его не избежать. Тысячи раз в ночных кошмарах ему снился этот телефонный звонок, когда ему сообщали, что чудовищные крабы вернулись на побережье Уэльса. Может, это и есть тот телефонный звонок. Он молился, чтобы это было не так, но его рука слабо и нервно дрожала.

— Профессор Клиффорд Давенпорт слушает.

— Прости, что поднял тебя с постели, Клиффорд.

Давенпорт насторожился. Он слишком хорошо знал этот голос. Криседал, из службы безопасности. Могла быть только одна причина для этого звонка. Он уже знал, что его опасения были не напрасны. Крабы снова где-то появились.

— Они снова появились, да? — Голос Давенпорта был полон тревоги, скопившейся за эти четыре года. Это было похоже на ожидание телефонного звонка из госпиталя, откуда тебе должны сообщить, что ты почти мертвец, но когда этот звонок все же раздается, ты задаешь вопрос, предвосхищающий новость. Это смягчает удар.

— Их видели, — продолжал Криседал, — но это не было подтверждено. Остров Хэймэн на побережье Куинслэнда...

— Насколько достоверна эта информация?

— Мне позвонили из австралийского правительства час назад. Информация пришла от репортера, находящегося на этом острове. Там есть один местный рыбак по имени Клин. Он видел на коралловом рифе краба величиной с лошадь. Власти хотели, чтобы я связался с тобой. Мы не можем больше рисковать. Ты же знаешь, что может случиться.

— Тот парень, может быть, был пьян, — Клифф Давенпорт запинался. — Уже месяц спустя после битвы при Бармуте мы начали получать сообщения, но все они были ложными. Люди просто помешались на этих крабах.

— На этот раз история звучит правдиво, — Криседал был непоколебим. — Как бы то ни было, но я хочу, чтобы ты вылетел туда и проверил. В крайнем случае просто отдохнешь в этом дорогом райском местечке. Ты возьмешь Пат с собой? Все будет оплачено, конечно.

— Нет! Ни за что, Криседал. Если эти дьявольские создания действительно поднялись из глубины, я не хочу чтобы она была поблизости.

— Хорошо, в голосе Криседала послышались нотки облегчения, — я закончу с твоими билетами и позвоню через час.

Лицо Клиффорда Давенпорта помрачнело, когда он положил трубку. Стены его кабинета были увешаны картами и детальными рельефами всех мировых океанов. На некоторых из них виднелись красные пометки, сделанные им самим. Они обозначали наиболее вероятные места появления чудовищных крабов.

7
{"b":"25230","o":1}