ЛитМир - Электронная Библиотека

— Сумасшествие, — проворчал Шанноп. — За этот час все как будто сошли с ума. Думаю, лучше вернуться на базу, горючее на исходе.

Они приземлились и сошли на землю все в том же тягостном молчании. Шанноп снова посмотрел на часы. Они летали почти час.

— Залей горючее и будь поблизости, — сказал он пилоту. — Возможно, придется снова вылететь.

Когда они вошли в приемную, он сказал Клину:

— О'кей, допустим, я поверил в существование этих крабов, но крабы не могут летать. Возможно, вертолет столкнулся с летающими морскими змеями?

— Вряд ли, — ответил Клин. — Но возможны тысячи непредвиденных случайностей. Ты знаешь не хуже меня, Шанноп, что если с мотором что-то случилось, то можно стать добычей акул. Если же дело имеешь с этими крабами, то шансы спастись вообще ничтожны.

В этот момент вновь раздался треск радио, Клин устремился в соседнюю комнату вслед за Шаннопом.

На связь вышло патрульное подразделение Таунсвилла. Шанноп слушал почти пять минут. Наконец он сказал.

— Мы займемся этим сейчас же. Хотя у нас уже пропал один вертолет.

— Ну что? — спросил Клин, когда радио замолчало.

— Десять лет, — вздохнул Шанноп, — я беспокоился лишь об акулах. Мы следили за ними, докладывали об их местонахождении и направлении движения. Теперь же появились еще какие-то невиданные твари, и они появились именно на моей территории. Еще два патруля видели крабов сегодня утром. Один — возле острова Витсандэй, другой — в двух милях восточнее острова Линдэман, не говоря уже об острове Хэймэн. В перечне жертв уже рыбацкие лодки, семь человек, вертолет и пилот. Правительство принимает меры и высылает катера и подводные лодки. Я же должен патрулировать весь день в поисках этих гигантских крабов. Еще ребенком я всегда хотел стать охотником на кенгуру. Но мой отец не хотел и слышать об этом. «Сынок, — говорил он, — в этой жизни лучше всего служить в службе безопасности. Безопасная работа и хороший заработок. Ты не найдешь ничего лучше службы в, прибрежном патруле». У старика были причины не любить акул. Он потерял ногу на побережье Бонди.

— Я буду в отеле, если понадоблюсь, — Клин встал и направился к двери.

Выйдя на побережье, он заметил группу людей, готовящихся выйти в море на рыбацкой лодке. Нескольких из них он узнал. Это были его добровольцы, хотевшие выйти в море прошлой ночью. Теперь они собирались на поиски своих пропавших товарищей. Он хотел было остановить их, но хорошо знал, что они откажутся его слушать. Клин побрел дальше.

Он вошел в отель и поднялся на лифте в комнату Кордера.

Глава четвертая

Капитану японского тральщика нравилась. его ночная работа. Они обнаружили большую колонию крабов и дважды вытаскивали трал с превосходным уловом. Он приказал рулевому развернуть судно и протралить в третий раз. Это займет около часа времени, и, если даже улов в этот раз не будет таким удачным, все равно он принесет дополнительный доход.

Сеть была закинута, и мотор снова заработал. Капитан опустился на нижнюю палубу, где находились приборы, фиксирующие скопление крабов и тунцов. Сложность этого оборудования не переставала поражать его.

В трал, который подбирал все без разбора, попадались не только крабы и тунцы, но и другая живность. Когда работали сразу несколько тральщиков, они схватывали территорию до пятидесяти миль в длину, так что лишь немногим обитателям океана, оказавшимся на месте лова, удавалось уйти.

Капитан браконьерского судна удовлетворенно замурлыкал про себя, услышав сигналы, подтверждающие бурную подводную активность. Ему больше нравилось вылавливать добычу в одиночку, чем быть частью флотилии.

Оборудование продолжало подавать сигналы, когда тяжелый трал медленно пополз по морскому дну. Значит, там по-прежнему было немало крабов, знаменитых крабов Куинслэнда. Он закурил сигарету и уселся в кресло перед приборами. Сегодня ночью он не ожидал никаких неприятностей со стороны местных рыбаков. Они получили хороший урок и, наверно, вняли ему. Местные же власти не заходят дальше простых заявлений правительству Токио. Возможно, последуют очередные законы, которые все так же не будут соблюдаться. Япония вовсе не желает отказываться от такого прибыльного источника доходов. Австралия же избегает международных конфликтов. Нелегальный промысел будет продолжаться.

Спустя полчаса он услышал всплески брошенного якоря и шум поднимаемого трала. Затушив окурок сигареты, капитан вернулся на верхнюю палубу.

Улов был намного богаче, чем он мог надеяться. С довольной улыбкой он наблюдал за суетой матросов, закуривая новую сигарету. Его люди работали лихорадочно, торопясь разгрузить трал и убраться восвояси. Несмотря на свое очевидное преимущество, в этих водах им вовсе не хотелось вступать еще в одну перестрелку с местными рыбаками. Один из браконьеров был убит две ночи назад. Ему не повезло, но никому не хотелось оказаться на его месте.

Неожиданно один из матросов закричал. Капитан бросился на крик.

— Что случилось?

Браконьеры пятились от груды крабов, которую они только что вытащили на палубу.

— Смотрите! — пробормотал один из них. — Вон тот, мы никогда не вылавливали краба таких размеров!

Капитан посмотрел на краба, освещенного тусклым светом керосиновой лампы и вскрикнул. Это было настоящее чудовище четырех футов в поперечнике и с клешнями, похожими на огромные гаечные ключи. Их взгляды встретились: в оловянных глазах краба не было и доли страха, там было что-то другое. Презрение.

— Монстр, — пробормотал капитан. — Настоящий сюрприз. За него заплатят в десять раз больше, чем за обычного краба.

Чудовище угрожающе зашипело, словно поняв его слова. Клешня взметнулась в воздух, раздались ужасные щелчки резцов.

— Сам дьявол поднялся из глубин, — сказал один из браконьеров, торопливо попятившись назад.

— Идиот! — зло прервал его капитан. — Это великолепный экземпляр.

Но огромный краб двинулся вперед, давя своей массой меньших своих собратьев, словно не замечая их присутствия. Снова раздались щелчки клешней. Глаза чудовища уставились на капитана, словно оно уже определило виновника своего пленения. Каждое его движение было наполнено достоинством, не присущим обычным представителям его рода. Он не чувствовал себя пленником. Казалось, краб случайно попал на борт судна, чтобы устроить панику среди тех, кто дерзнул вытащить его из глубины.

Матросы разбежались. Капитан остался на месте и вытащил из кармана автоматический пистолет сорок пятого калибра. Он не мог показать своим людям, что боится, ведь они стали бы презирать его.

Краб был уже в двух ярдах от него. Капитан держал пистолет в правой руке, поддерживая ее левой. Он быстро прицелился прямо между "этими мрачными мерцающими глазами. Даже краб-переросток не сможет устоять перед пулей сорок пятого калибра, решил капитан и нажал на курок.

Раздался выстрел. Впав в бешенство, человек стрелял еще и еще. Только когда магазин был пуст, он остановился, чтобы посмотреть на результаты своей стрельбы.

Краб был жив. Он не полз вперед, но и не пятился, он просто замер на месте, словно давая капитану возможность перезарядить пистолет и снова стрелять.

— Нет! — вскрикнул он с недоверием и страхом. — Это невозможно! Ружье, быстро, кто-нибудь!

Но чудовище словно поняло его требование и с тем же монотонным щелканьем клешней поползло вперед. Краб был уже всего в ярде от капитана и, казалось, даже не заметил запущенного в морду пустого пистолета, который с грохотом отскочил и упал на палубу.

— Ружье! — снова потребовал капитан и ужасно закричал, когда одна из клешней с неимоверной быстротой сжала его запястье. Остальные люди замерли, пораженные ужасным зрелищем. Они слышали треск ломаемой кости, за которой последовал глухой удар, когда на палубу упала окровавленная рука. Обретя неожиданную свободу, капитан попятился назад, из обрубка руки ручьем хлестала кровь. Его нога попала в петлю веревки и он упал на бок, головой всего в нескольких дюймах от вытянутой клешни, с которой капала его кровь. Он мог чувствовать зловонное дыхание краба.

9
{"b":"25230","o":1}