ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Магнус Чейз и боги Асгарда. Книга 2. Молот Тора
Конфедерат. Ветер с Юга
Сигнальные пути
Управляй гормонами счастья. Как избавиться от негативных эмоций за шесть недель
Как я стал собой. Воспоминания
Сила подсознания, или Как изменить жизнь за 4 недели
Шаман. Ключи от дома
Скиталец
Мститель Донбасса

Из ноздрей вырвалось два-три пузырька, они всплыли и лопнули в закупоренном горлышке бутыли. Тонюсенькие губки затрепетали, словно с них сорвалось проклятие. Голова совершила новый круг – она не останавливалась ни на миг. Рядом на столе стояла табличка с неровной надписью фломастером: “СУШЕНАЯ ГОЛОВА ПИГМЕЯ ИЗ ПЛЕМЕНИ МАГАТИ”.

Обритый наголо череп опять описал круг, задевая стенки сосуда. Раздались возгласы ужаса и отвращения, все зрители попятились.

– Воск, чтоб его! – Кто-то хохотнул, но не успокоил этим ни себя, ни других. – Где-то воздух проходит, вот она и бултыхается.

Но сосуд был закупорен наглухо. Голова кружилась сама по себе. Она жила и дышала.

Ровена отступала. Она бы убежала, если бы не оказалась в плотном кольце людей, способных в эту минуту только стоять и смотреть. На вид красная жидкость была неотличима от крови, она заполняла глаза, нос, рот и уши пигмея; он упивался ею в неутолимой жажде мести, которая подарила ему жизнь после смерти.

ЭТО ВСЕГО ЛИШЬ ВОСК! ПОДДЕЛКА! НЕТ. ГОЛОВА НАСТОЯЩАЯ. ЖИВАЯ. НЕ НАДО НА НЕЕ СМОТРЕТЬ!

НЕТ, НАДО, ПОТОМУ ЧТО НИЧЕГО ДРУГОГО ТЕБЕ НЕ ОСТАЕТСЯ.

В красном ореоле невозможно было определить цвет кожи существа, к тому же при сушке голова потеряла все черты своей расы. Осталась только злоба – казалось, она разрастается, разбухает в черепе, как раковая опухоль.

Что-то кольнуло ладонь Ровены, разрывая паутину злых чар. Она посмотрела вниз: лицо куколки казалось живым, как и лицо пигмея. Его выражение нельзя было спутать ни с чем. СТРАХ!

Отрезанная голова плавала по кругу. Налитые кровью глаза не упускали ничего. Ровена почувствовала, как они впились в нее, словно выделив из толпы. Какой властный взгляд! Он вытягивал из девочки силу и волю; вскоре у нее подкосились ноги. Слуховые аппаратики усилили вопль, но, она это кричит, или кто-нибудь из зрителей, Ровена не знала. Голос Куколки молотом стучался в оболочку страха, пытаясь пробиться в мозг: “Не смотри в глаза! Ему нужна твоя душа!” Какое-то мгновенье ей казалось, что все пропало. Чужая сила проникла в ее тело и что-то вырвала из него. Все же ей удалось перевести взгляд в гостеприимную, прохладную тьму, не таившую в себе никаких ужасов.

“Уходи, пока не поздно!” – шепнул Куколка. Ровена вышла из павильона и заплакала, хватая ртом свежий воздух. Куколка снова превратился в безжизненную деревяшку, и это испугало девочку больше всего.

Она брела наугад, не зная, где искать Джейн, боясь удаляться от ее шатра и напрасно дожидаясь помощи от Куколки, чьи силы полностью исчерпались в павильоне “ужасов Черного континента”. Ровена снова осталась одна.

– Ровена! – Она скорее почувствовала, чем услышала окрик, и увидела знакомую женщину в одеялах, спешащую к ней по площадке от “американских гор”. Джейн! И папа! Но без мамы!

– Ровена! – В голосе индианки звучала радость. – С тобой ничего не случилось?

– Ничего. – Ровена не смогла бы выразить словами приключившегося с нею. Наверное, лучше всего забыть об этом. Все будет хорошо, если держаться подальше от этих страшных мест.

– Все-таки что-то произошло. – Джейн перевела взгляд с Ровены на Роя. – Она испугана. Похоже, мы вовремя ее нашли.

– Там! – Ровена показала в сторону павильона “ужасов”. Там… голова!

– Ой! – Ладонь Джейн прижалась ко рту. – Так я и знала!

– В чем дело? – Рой притянул к себе Ровену.

– Я… вообще-то сама не понимаю. – Джейн отвернулась, чтобы не смотреть ему в глаза. – Одна из новинок. Говорят, недавно мистер Шэфер купил ее у одного из потомков африканских охотников за головами. В павильоне “ужасов”, в основном, выставлены восковые и гипсовые подделки, – правда, в полутьме они совсем как настоящие, особенно, если не касаться их руками. Но эта голова – не подделка. Она очень древняя. Она плавает в бутыли с красной жидкостью, а внизу горит красная лампочка. Очень похоже на кровь. И… видишь ли. Рой… эта голова все еще жива.

– Но это… это же чепуха! – Рой хотел рассмеяться, но смог только сглотнуть. Со спины на затылок побежали мурашки. – Разве может жить человеческая голова, которую отделили от туловища много лет назад, высушили и закупорили в бутылке с жидкостью? Это просто невероятно!

– Мне случалось видеть и более невероятные вещи. – Джейн отвернулась, пряча губы от Ровены. – Рой, ты не поверишь, если я скажу, что мне очень страшно?

Он внимательно посмотрел ей в лицо. У Джейн подрагивала нижняя губа, казалось, вот-вот хлынут слезы. “По все видимости, ей нужна моя помощь, но она слишком горда, чтобы просить”.

Ровена молчала, прижимая к себе Куколку и пристально глядя на индианку.

– Да. – Рой не узнал собственный голос. – Думаю, поверю, хотя не совсем понимаю…

– Я тоже не понимаю. – Джейн взяла Ровену за руку. – Кругом творятся всякие ужасы. В понедельник случилась драка, покалечено много людей. Потом в “комнате смеха” убили полицейского. И сейчас я чувствую, что смерть рядом. Я очень боялась за Ровену, но с ней все в порядке… Что-то происходит, но об этом, похоже, никто не подозревает. Самое страшное, что я и сама имею к этому отношение. Тут есть и моя доля вины.

– Ты тут ни при чем. – Больше Рой не нашелся, что сказать.

– И все-таки мне не по себе. Я очень рада, что ты пришел, и что мы нашли Ровену. Если бы ты знал, как много она значит для меня. – В глазах Джейн мелькнула тревога. – Ты сегодня без жены?

– Да. – Рой тоже встревожился: скорее всего, Лиз мечется по ярмарке в поисках Ровены. В любую секунду она может увидеть их и набросится на него с бранью. Но он на то и мужчина, чтобы иногда давать отпор жене. И сейчас, наверное, наступил именно такой момент. Вот только Ровена… Не хотелось бы скандалить при ней.

– Вообще-то, я не знаю, где она, – сказал Рой и подумал:

“И знать не желаю!”

– Почему ты пришел сюда? – Индианка говорила очень тихо, и Рою приходилось напрягать слух, чтобы расслышать ее в ярмарочном шуме. – Почему вернулся?

– Потому что… хотел увидеть тебя. – Рой почувствовал, что краснеет, но лгать Джейн не имело смысла – она все равно узнала бы правду. – Я даже не подозревал, что Ровена гуляет одна.

– Я знала, что ты придешь, – сказала Джейн без тени торжества в голосе. – Хотела подождать в шатре, но мистер Шэфер потребовал, чтобы я починила коней на каруселях – в драке им разбили головы. Ты несчастлив с женой, правда?

– Да. – Опять он не мог солгать. – Что-то у нас с ней не ладится. Особенно в эти выходные.

– Жаль.

– Не надо нас жалеть. Это уже давно началось.

– Как бы я хотела оказаться подальше отсюда! – сказала Джейн, помолчав.

– А что тебя задерживает?

– Многое. – Плечи Джейн безвольно поникли. – Шэфер – хороший хозяин, не знаю, что бы я без него делала. Зарабатывать гаданьем можно только на ярмарках, а их не так уж много. И везде хватает своих гадалок. Совсем не просто выжить в чужой стране.

– А как насчет резьбы? Ты очень быстро работаешь и кукол могла бы продавать подороже.

– Больше я не сделаю ни одно куклы! – процедила она с такой злостью, что Рой отшатнулся. – Не прикоснусь к дереву до самой смерти. Даже для Шэфера.

От изумления Рой утратил дар речи. Ровена прижала к себе Куколку, словно тоже услышала и испугалась, что сейчас у нее отнимут самое дорогое.

– Но почему? – выдавил наконец Рой.

Глаза Джейн наполнились слезами. Она снова отвернулась.

– Не знаю. Просто я возненавидела все, что сделала. Если бы только я могла их уничтожить! Это давно началось, как у вас с женой. И теперь в душе будто нарыв ядовитый лопнул… Они везде, куда бы я ни пошла! Насмехаются надо мной… От них не скроешься, и уничтожить их я не могу. – Джейн закрыла глаза, и Рою показалось, что она постарела лет на десять. Раньше он не замечал морщин на ее лице и тоски в глазах. Тоски пополам с ненавистью – к себе и к своим творениям.

– Что будем делать? – глухо прозвучал его голос.

– Если бы я знала! – Гадалка сцепила пальцы на животе. – Я… Мне не хочется быть одной.

23
{"b":"25231","o":1}