ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Слишком близко
Время – убийца
Одна история
Крыс. Восстание машин
Свинья для пиратов
Правильный выбор. Практическое руководство по принятию взвешенных решений
Любовь по-драконьи
Viva la vagina. Хватит замалчивать скрытые возможности органа, который не принято называть
Рой

– Ну и что? Если Ровена не волнуется из-за своей игрушки, какое нам дело до нее?

– Потому что Куколка – это зло. – Глаза его сузились. – Боже мой, Лиз, ты не представляешь, что происходит на ярмарке. Эти деревяшки такое творят!

Они ожидал язвительной реплики, но Лиз промолчала, ссутулившись и спрятав лицо в ладонях. В душе Роя шевельнулась жалость, но тут же затаилась перед страхом за Ровену. Он прошел в соседнюю комнату.

Дочь крепко спала, повернувшись к стене. В темноте Рой обыскал спальню – посмотрел в углах, порылся в ящиках туалетной тумбочки. Ни единого следа уродливой куклы. Он постоял в нерешительности. С одной стороны, хорошо, что ее здесь нет. Но с другой, где же она? В конце концов он вышел в их спальню, тихо притворив за собой дверь.

Ровена ворочалась. На сей раз она видела сон и сознавала это. Едва она открыла глаза, яркие картины потускнели в холодном сером свете дня, проникавшем сквозь щель между шторами. “Интересно, идет ли еще дождь?” – подумала она. Должно быть, дождь шел, во всяком случае, ничего другого она представить не могла.

Ей приснилось, что она снова в темном сыром гроте. Куколка стоит за камнем. Он больше не сердится. Вчера он совсем не хотел обидеть Ровену, потому что ненавидит не ее, а ее мать. Вернись ко мне, Ровена, я так раскаиваюсь!

Она села и откинула одеяло. Встала. Подошла к окну, раздвинула шторы. “Сколько времени?” Рано, только что рассвело. Небо серое. Изморось нарисовала на стекле причудливый узор.

“Я нужна Куколке. Пусть даже это всего лишь сон, я знаю, что нужна ему”.

Променад внизу был безлюден, если не считать молочника, ведущего по лужам электрокар с ящиками.

Решение пришло мгновенно. Ровена вернется на пляж, найдет Куколку и принесет сюда. Это не займет много времени, родители даже не заподозрят, что она выходила из спальни.

Через пять минут, одетая, она тихо спустилась по ступеньками. Защелка парадной двери оказалась очень тугой, и девочке пришлось напрячь все силы, чтобы отжать ее. Оставив дверь открытой, она вышла на крыльцо. Моросил частый дождь, висел густой туман, вершины холмов скрывались в осевшей туче.

Ровена быстро пересекла Променад и побежала. Достигнув пляжа, повернулась – удостовериться, что шторы на окне родительской спальни не раздвинуты. Не пройдет и получаса, как она снова окажется в постели, надежно спрятав своего друга.

Неловкость, предчувствие, что все закончится не так уж хорошо. Даже чайки почему-то покинули этот участок пляжа. Слышен только шорох прибоя. Ровене вдруг стало одиноко и страшно при мысли о том, как она войдет в темный туннель, уходящий неведомо куда. Но ведь она углубится в грот всего на ярд-другой. Куколка ждет там, где она его оставила. Она схватит его и убежит.

Ровена перебралась через камни (такие скользкие, что иногда приходилось ползти на четвереньках) и остановилась перед пещерой, глядящей на нее, как черный глаз циклопа. Девочка задрожала, заставляя себя идти вперед. Оставалось совсем немного!

Ее наблюдательные глаза заметили следы ног, ведущие в грот. Мысль, что это ее собственные вчерашние следы, Ровена отмела сразу – они слишком велики. Здесь был чужой! Зашел и унес Куколку! Она попятилась, всматриваясь в отпечатки ног. Он все еще там!

Она не шевелилась, пытаясь проникнуть взглядом во тьму; в конце концов ей показалось, что она видит там съежившегося человека, готового броситься на нее. Ровена вспомнила “поезд призраков” и свои сны. Все равно она не отступит! Решительный рывок вперед, дрожь, поиски ощупью среди ранящих пальцы камней. Попытки не думать о всякой нечисти, обитающей, если верить сказкам, в пещерах.

Она нашарила твердый легкий предмет, и тот откатился, будто хотел убежать. Но Ровена схватила его и бросилась прочь из грота. Гневный шепот, затем рык из глубины пещеры. Как посмело это дерзкое дитя прийти сюда, а потом убежать! Не решаясь оглянуться, девочка прижимала к себе деревянную фигурку, боясь, что она выскользнет из рук.

“Ребенок, отнеси меня обратно!”

Голос Куколки, как всегда, прозвучал в мозгу; его тело дрожало от ярости. Ровена была потрясена – как щенок, вернувшийся к хозяину и вместо ласки получивший взбучку.

“Как ты посмела унести меня!”

На глазах Ровены зрели слезы. Она повернулась, чтобы возвратиться в пещеру и поставить Куколку на прежнее место. Но нет, это ее друг, и ему не место в затхлой сырой пещере. Упрямство, призываемое на помощь всякий раз, когда необходимо преодолевать затруднение в учебе; воля, закаленная постоянной борьбой против обстоятельств. “Нет, Куколка, я не отнесу тебя обратно. Ты теперь всегда будешь со мной, я глаз с тебя не спущу”.

Ощущение, будто Куколка вырывается, дрожа от злобы. Но Ровена больше не обращала на него внимания, затолкав своего друга в карман анорака и сосредоточившись на поисках обратного пути. Вокруг нее клубился черный морской туман, сгустившийся, чтобы скрыть похищение Куколки из грота, или чтобы поймать девочку в ловушку.

Внезапно она увидела человека в непромокаемой одежде. Он остался бы незамеченным, не поскользнись она на мокром камне и не брось нечаянный взгляд в сторону. Шок, ужас, пронзительный крик. И – невозможность отвести глаза.

Человек лежал на большом камне, окунув голову в воду… Хотя головой это назвать было нельзя. Скорее, оно напоминало перезрелый, раздавленный, сочащийся алым соком фрукт. По воде ползли красные разводы; расширяясь, бежали круги. Как будто мертвое тело звало на помощь. А из кармана Ровены доносился гневный писк.

“Это гиблое место! Беги, оставь меня!”

Ясный ум девочки сковало ужасом; завороженная кровавым зрелищем, она опустилась на четвереньки и попятилась, как рак. Этот дядя мертв!

Под ее коленом хрустнула ракушка. Еще ярд – и страшная картина скрывается из виду. Ровена встала и поплелась – бежать не было сил, вдобавок ее тошнило, хотелось опорожнить и без того пустой желудок. Пола анорака с Куколкой в кармане раскачивалась при ходьбе, как маятник.

Способность рассуждать здраво вернулась к Ровене не раньше, чем она выбралась на длинную прямую полосу пляжа. Дядя у пещеры мертв. Обычно, когда кто-то умирает, приезжают полиция и “скорая помощь” – во всяком случае, так было на ярмарке. Но по камням и мокрому песку машинам не проехать, как же заберут мертвеца? Тут же пришла еще одна мысль: они никак не смогут этого сделать, пока не узнают, что он там.

Внезапное осознание ответственности: я должна рассказать о нем. Мысль эта напугала девочку еще больше, чем только что увиденное. Мать будет вне себя от ярости, узнав, что Ровена бегала в пещеру. Поговорить с отцом – все равно, что рассказать матери. Папа палец о палец не ударит, не посоветовавшись с ней. Во всяком случае, так бывало раньше.

Ровена стояла в нерешительности на туманном пляже. Разговаривать с незнакомыми людьми не хотелось, они не разберут ее замедленной речи, примут ее за дурочку. Но нельзя же оставлять того дяденьку на съедение чайкам (которые рано или поздно вернутся) и крабам. Кому же сказать?

Потом она не могла понять, почему сразу не вспомнила о Джейн. Ну конечно же, надо идти к индианке. Она выслушает и придумает, что делать.

Ровена приободрилась, к ней вернулись силы. Куколка в кармане успокоился. Девочка быстро зашагала по песку, затем побежала.

На ярмарке уже скапливались посетители, люди в плащах и непромокаемых накидках открывали ларьки и аттракционы. В их движениях сквозила скука, любая работа явно была им в тягость. Никто не замечал маленькую девочку, торопливо пересекавшую пустырь за развалинами “американских гор”. Она увидела полицейского, но он стоял к ней спиной. Наконец она постучала в дверь фургона гадалки. “Джейн, пожалуйста, открой! Мне нужна твоя помощь!”

Ровена облегченно вздохнула, услышав замедленные шаги, замершие сразу за дверью.

– Кто там?

– Ровена.

Засов отодвинулся, дверь отворилась. В проеме появился силуэт Джейн. Ее смуглое лицо выглядело усталым, волосы были растрепаны.

41
{"b":"25231","o":1}