ЛитМир - Электронная Библиотека

— Тебе не следует приходить сюда, Элли, — Джоби внимательно наблюдал за мальчиком, почувствовал комок в горле, ему было трудно говорить. — Ты ведь мне ничего не должен. И мне бы не хотелось, чтобы тебя выпороли. Со мной все в порядке, все обойдется.

— Мне все равно, пусть отец даже выпорет меня, — с вызовом проговорил Элли и сошел с тропинки. — Потому что он не лучше остальных в Хоупе.

— Что ж, если тебе так уж приспичило меня видеть, пошли в дом, там и поговорим, — Джоби прошел вперед, предоставив Элли возможность идти следом. — Хотя я ума не приложу, о чем нам надо поговорить.

Поколебавшись, Элли последовал за ним в дом, ухитрился закрыть за собой покосившуюся дверь. Так вот, значит, каков он, «ведьмин дом»; он ничем не отличался от других домов. Неприбрано, но это потому, что в доме нет женщины, чтобы навести порядок.

— Мы всегда были хорошими друзьями в школе, Джоби, — сказал Элли и добавил, понизив голос: — Разве нет?

— Думаю, мы ладили, — Джоби поставил сумки с продуктами на стол и чуть улыбнулся гостю. — Ты надо мной никогда не издевался, но тебе бы, наверно, пришлось худо, если бы мы были настоящими приятелями. И все же мы были друзьями. Да, спасибо тебе за то, что ты пытался... в общем, ты сделал все, что было в твоих силах на прошлой неделе.

— Я старался. — Элли посмотрел на пыльный голый пол. Он тоже не хотел об этом говорить, но с этого необходимо начать, чтобы потом все шло по порядку. — Ты его не убивал, Джоби.

— Это был несчастный случай. Так и следователь сказал, — Джоби почувствовал, как опять у него напряглись все мышцы, представил переполненный зал суда, ощутил его враждебность. Откуда-то на него смотрели зеленые глаза. Не стоит все это снова ворошить. Но этого ему не забыть никогда.

— Это не был несчастный случай, но ты не убивал Тимми Купера, — выпалил Элли Гуд. — Это она!

— Она?

— Салли Энн. Она это сделала, заставила тебя выронить нож.

— Да ты спятил вконец, Элли. — Но Джоби произнес это неуверенно. Не говори вслух то, о чем я думал всю эту неделю, Элли. Пожалуйста! О Боже всемогущий, не говори этого.

— Она может заставить тебя делать то, чего ты не хочешь, Джоби.

Джоби напрягся, почувствовал, как по телу вновь побежали мурашки, опять перед его глазами в замедленном темпе появилась картина: вот он размахивает садовым ножом, тяжелым инструментом, ему потребовалась вся его сила, чтобы поднять его на высоту плеч; он видит глаза Салли Энн, чувствует их силу, их власть. Выпусти нож, Джоби! Брось его! Его пальцы послушались, ослабили захват, он чувствует, как выскальзывает рукоятка. О Боже, нет! Он попытался поймать нож, отчаянно хватая руками. Но у ножа есть цель.

...Именно тогда у него что-то щелкнуло в мозгу, и власть взгляда Салли Энн над ним кончилась. Он в ужасе уставился на пульсирующую кровь, на то, как падала отсеченная голова, как она катилась, останавливалась, уставилась на него обличающе мертвыми глазами. Ты убил меня, колдун!

Он вспомнил о присутствии Элли, увидел его поднятое лицо, на котором была написана жалость; верный пес, ожидающий приказа хозяина, готовый выполнить его волю. Надеюсь, я не обидел тебя, Хозяин; накажи меня, если это так.

— Не знаю, — Джоби помотал головой, стараясь придти в себя. — Я просто не знаю, Элли. — Он погрузился в молчание, попытался не думать о Салли Энн. Может быть, он и не увидит ее больше. Но он знал, что обманывает себя.

— Я помогу тебе прибраться. — Элли Гуд огляделся, увидел кучу сваленной одежды, посуду, которую так и не убрали с тех пор, как Хильда Тэррэт жила здесь.

— Да, рано или поздно придется этим заняться, — Джоби улыбнулся, стараясь вывести себя из состояния ужаса, таившегося в темноте его сознания. — Хорошо, давай начнем, ты да я.

Мальчик расплылся в улыбке, стал подбирать какие-то туфли, старомодную обувь, принадлежавшую ведьме из Хоупа, брошенную у открытого очага, как будто она могла вернуться и надеть ее; комнатная туфля, объеденная крысами, ботинки, которые носил Джоби в те далекие годы. По полу разлетелись обрывки газет, изгрызенные мышами, местами он порос мхом, который напоминал темно-зеленый губчатый ковер.

Джоби вдруг услышал, как щелкнула дверь чулана, как заскрипели ржавые петли. Он сжался, обернулся, увидел зияющую черную пустоту, место вечной тьмы, где обитали бессловесные существа. Боже, он ощущал их запах, чувствовал их присутствие, ледяную затхлость, которая охватывала тебя всего, прикасаясь к тебе, настигала, беззвучно смеясь.

— Не надо! — этот крик вырвался у Джоби невольно, вопль, полный ужаса. — Элли, закрой эту дверь!

Элли захлопнул дверцу, щелкнул замком, уставился с обидой на Джоби; верный пес, которого опять обругали, когда он хотел угодить.

— Прости, Элли, — Джоби опустил глаза. — Глупо с моей стороны... Но, пожалуйста, не открывай этот чулан. Никогда.

— Там что-то страшное?

— Я... не знаю. Но мне страшно.

— Я тоже это почувствовал, Джоби, как будто... там такой старый запах.

— Скорее всего там ничего нет. Я очень боялся этого чулана в детстве. Моя мать запирала меня там, если я не слушался, иногда на целый день. Мне кажется, ей нравилось меня там держать.

— У таких родителей детей забирают.

— Но не в Хоупе, — Джоби прищурился, в его голосе послышалась горечь — Особенно... если ты сын ведьмы.

Джоби остановил взгляд на гитаре, лежащей на качалке, на ее дешевом блестящем дереве, которое так выделялось на фоне запущенного дома. Он протянул руку, и ему показалось, будто инструмент двинулся ему навстречу, словно ребенок к любящему отцу после долгой разлуки. Гитара такая гладкая, так приятно держать ее у тела.

— Ты умеешь играть на гитаре, Джоби?

— Немного. — Джоби стал перебирать струны, и звуки, казалось, нарастали в этом замкнутом пространстве. Это был его вызов всему тому, что пряталось за дверью чулана. Еще несколько нот, начало баллады, слова сами приходили ему в голову, разгоняя тени в его сознании.

— Я просто парень из деревни, они меня не понимают. Я вырос на далекой ферме, вдали от городских огней... — Элли Гуд уселся в качалку, невольно начал раскачиваться в такт мелодии, вся атмосфера холодной комнаты внезапно преобразилась. В чулане пусто, они оба просто выдумали, что там что-то есть. А если и было, то исчезло.

Джоби знал, что Салли Энн скоро придет к нему. Он должен был быть готовым к этому, и он хотел, чтобы это произошло.

Может быть, тогда она оставит его в покое, уйдет из его жизни. Но если она не придет, он должен будет жить в постоянном страхе, что однажды она появится.

Она пришла через день после того, как Элли помог ему убрать в комнате. Он знал, что она пришла, хотя она и не постучала в дверь; возможно, она бы даже зашла сразу в дом, если бы предчувствие Джоби не опередило ее. У него упало сердце, он еле удержался, чтобы не броситься к двери, словно нетерпеливый школьник на первом свидании, у него перехватило дыхание, он испугался. Да, это была Салли Энн Моррис. Он подумал, что мог бы спрятаться и притвориться, что его нет дома, но было уже слишком поздно.

На ней были джинсы и джинсовая рубашка, подчеркивающая ее фигуру; формы ее были слишком развиты для шестнадцати лет. Все та же прическа афро, широкая улыбка — нечто большее, чем просто растянутые губы.

— Привет, Джоби.

Ее глаза не казались ему такими проницательными, как он представлял; может быть, это было всего лишь его воображение. Конечно же, просто совесть его искала козла отпущения. Ты же на самом деле не думал, что я на такое способна, не правда ли, Джоби? Нет, конечно нет.

— Привет, Салли Энн. — Его голос не задрожал, как он опасался. На смену напряжению пришло облегчение. — Может быть, зайдешь?

Она кивнула, прошла мимо него в дом. Он проследил за ней взглядом, заметил, как она покачивает бедрами при ходьбе, каждое движение такое естественное, такое прекрасное. У него застучало в висках... точно так же, как в тот день, когда... Я не должен об этом думать, хотя это останется в моей памяти навсегда.

11
{"b":"25233","o":1}