ЛитМир - Электронная Библиотека

Джоби усмехнулся, услышав коронную фразу Тэннинга; это была сущая правда.

— Кажется, вы не спешите уехать отсюда, мистер Тэннинг, — сказал он.

— Мне уже поздно. — Может быть, он ухмыльнулся — Джоби не смог разобрать из-за этой трубки. — Я слишком поздно приехал, так что, наверно, тут и помру. А куда путь держишь, парень?

— Да я точно не знаю. — Джоби посмотрел на свои вещи. Он зашел в магазин, чтобы купить хрустящего картофеля и шоколада; он не ел утром, и не известно, когда снова увидит еду. — Нет планов, нет работы. Я просто взял и ушел, потому что, как вы говорите, мистер Тэннинг, Хоуп — паршивое место.

— Хочешь получить работу? Т— аков уж был Берт Тэннинг. Он мог бы точно так же спросить: — Хочешь пакетик хрустящего картофеля, парень?

— Я... ну, мне придется искать работу. — Джоби подумал, что это могла быть какая-то неуклюжая стариковская шутка. Тэннинг был на все способен.

— Я собирался в конце недели дать объявление в «Стар». — Он чиркнул спичкой, подержал ее над трубкой, сильно пососал, и табак занялся. — Пора бы мне кого-нибудь взять присматривать за насосами. Беда в том, что если берешь по объявлению, то не знаешь, что за птица. В наше время полно всяких прохиндеев. А вот кто-нибудь вроде тебя мне бы подошел, Джоби. Я мог бы заняться своей механикой, зная, что тут все в порядке. Платить буду по два фунта в час, наличными, в конце недели, Шесть дней в неделю, но можешь работать и по воскресеньям, если хочешь.

— Вы серьезно, мистер Тэннинг?

— А разве я когда-то был несерьезным, парень? — Берт Тэннинг засмеялся, дунул в трубку, чтобы прочистить ее, осыпав пол пеплом. — Я о таких вещах не шучу.

— Я ушел из своего дома. Не хочу туда больше возвращаться. Надеялся как-то в городе устроиться.

— За магазином есть жилье. — Старик прищурился. — Ничего особенного. Последним там жил паренек из Ирландии, работал у меня два лета назад. Но если ты не очень привередлив, то тебе будет там неплохо. Есть кровать и электрокамин. Еду сам будешь покупать, а за жилье стану удерживать десятку. Хочешь — соглашайся, хочешь — нет. Но если тебе работа не требуется, я должен буду дать объявление. Приходит в жизни время, когда один со всем не справляешься.

— Я... я хотел уйти из Хоупа, — прошептал Джоби. — Вот почему я здесь. Какой смысл было вообще уходить, если я смог только сюда добраться.

— Ну, здесь же не совсем Хоуп, не так ли? — Тэннинг склонил голову набок, его лысина заблестела от лампы дневного света. — Ведь Хоуп — во-он где, до него целая миля, а то и больше. Это место как бы посередине ничего, если ты понимаешь, что я хочу сказать. Нет, никак нельзя сказать, что это — Хоуп.

Джоби медленно кивнул. Бензозаправочная станция «Амоко» не была в Хоупе, хотя и не так далеко от деревни, как ему хотелось бы. Однако, если бросить на чашу весов заработок и жилье, расстояние достаточно большое.

— Можно попробовать.

— Хорошо. — Тэннинг соскользнул со своего сидения, с трудом выпрямил тощее тело. — Тогда — по рукам. Если ты не ел, найдешь в холодильнике мясные пирожки. Покажу тебе жилье, а работать можешь начать сразу же.

Джоби был ошеломлен: он только что бежал, потом вдруг получил работу и временное пристанище. Он оглядел комнату в кирпичной пристройке рядом с магазином; оштукатуренные стены без обоев, окно с видом на гараж. На полу постелен кусок линолеума, стоит кровать с матрасом. В некотором смысле — роскошь, если сравнить с его домом. Щелкнешь выключателем — станет тепло, не надо таскать уголь и дрова, не надо наполнять лампу керосином, подравнивать фитиль, чтобы было светло. Нет чердака, нет чулана под лестницей, потому что и лестницы нет. И призраков нет, только слабый запах, какой обычно бывает в запертых помещениях; но это затхлый запах иного рода, не тот, знакомый ему. На первое время это жилье подойдет.

— Вот тебе рабочая одежда. — Берт Тэннинг заглянул в комнату, бросил на кровать ярко-синие хлопчатобумажные брюки и рубашку. — Мне тут надо кое-чем заняться, я буду в гараже, если понадоблюсь. Но надеюсь, ты и сам справишься. В кассе сдача, а в насосах — бензин. Так что действуй, парень.

Так странно было сидеть на табурете Берта Тэннинга в магазине, смотреть из большого окна с зеркальным стеклом на туманную гряду, которая или заполнит все вокруг, или растает с наступлением сумерек — она еще не решила. Как и он сам. Хотя он может в любое время изменить свое решение — завтра или послезавтра. На следующей неделе, в следующем месяце.

За то время, что Джоби принял насосы, а Тэннинг пришел закрывать в 18.30, подъезжали заправиться только две машины. Первая — желтый «Датсун», около трех часов, водитель его был, очевидно, коммивояжером; его пиджак висел на вешалке сзади, заднее сидение было заполнено какими-то ящиками. Может быть, ездит и предлагает всякие товары для фермеров, подумал Джоби. Едет в Хоуп, заедет в Спарчмур, возможно, к Бреттону. Вот когда начинаешь думать, что находишься совсем рядом с Хоупом.

Джоби узнал второй автомобиль, подъехавший через полчаса, когда тот заворачивал на площадку. Голубой «Субару», забрызганный грязью; он узнал владельца по его манере резко тормозить. Джоби был уверен, что из автомобиля выйдет стройный бородатый мужчина с розовым лицом, с торопливыми движениями.

— Боже милостивый, да это никак Джоби Тэррет! — Доктор Овингтон по-мальчишески улыбнулся; ему не могло быть больше тридцати. Он был один из тех, кто рано начал работать, но избрал карьеру врача в отдаленной деревушке, а не более престижное место в больнице. Его отец, бывший местный врач, только что ушел на пенсию, так что врачебная практика в Хоупе стала чуть ли не семейной традицией.

— Я ушел из Хоупа. — Джоби не обязан был давать объяснение, но ему нечего было сказать.

— Не могу сказать, что осуждаю тебя. — Врач запахнул дубленку, застегнул ее. — Это гиблое место для молодого парня. Мне тоже Хоуп особенно не нравится, но я вынужден был сменить отца. Лучше уж знакомый дьявол, как говорится.

Джоби заставил себя засмеяться, не спуская глаз с мигающего счетчика на колонке. Ему бы очень хотелось задать врачу несколько вопросов. Как умерла Харриэт Блейк? Был ли это на самом деле удар?

Но он знал, что ответы были бы уклончивые — врачебная этика. Я не имею права обсуждать других пациентов, тебе бы следовало это знать, Джоби.

— Господи, хоть бы они заасфальтировали двор в Спарчмуре. — Овингтон взглянул на свои туфли и скривился. — Просто болото какое-то.

— Спарчмур? — Спарчмур... Спарчмур... Спарчмур... Это слово эхом отозвалось у него в голове. От него становилось больно, открывались раны, которые вовсе не зажили, как он ни пытался себя обмануть. Это слово путало.

— Ага. Спарчмур. Ты это место хорошо знаешь, Джоби. Ферма Морриса.

— Конечно. — Джоби показалось, что кто-то другой произнес это глухим шепотом за миллион миль отсюда. Необъяснимый страх внезапно сковал его, и он выдохнул:

— Кто-то... заболел там? — О Боже, я не хочу знать, пожалуйста, не говорите мне.

— Миссис Моррис. — Голос Овингтона звучал бесстрастно, равнодушно, и он тут же сменил тему, как будто и так уже сказал слишком много. Занимайся своим делом, Джоби Тэррэт, тебя не касается, кто там заболел. — Думаю, туман еще сгустится. С удовольствием отправлюсь домой. Надеюсь, что сегодня вечером больше не будет вызовов.

Джоби смотрел, как доктор уезжает. Он попытался не забыть проверить счетчик, получить деньги. Отдал ли он сдачу? Это слово все еще стучало у него в мозгу. Спарчмур... Спарчмур...

В одном он был уверен: он не убежал достаточно далеко от Хоупа. Здесь он не сможет забыть о деревне.

* * *

Этой ночью Джоби спал плохо. Может быть, из-за незнакомого места, из-за того, что кровать была твердая и неудобная. Поднялся ветер; он налетал на строение, как будто имел личную обиду на обитателя этой комнаты; западный ветер, дующий прямо из деревни Хоуп. Мы не дадим тебе спокойно спать, Джоби. Ты убежал недостаточно далеко; ты никуда от нас не скроешься.

42
{"b":"25233","o":1}