ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
#черные_дельфины
Девочка-дракон с шоколадным сердцем
Корона из звезд
Последние дни Джека Спаркса
Три царицы под окном
В плену
Воскресное утро. Решающий выбор
Сглаз
Разоблачение игры. О футбольных стратегиях, скаутинге, трансферах и аналитике

— В чем дело? — прошипел Джоби.

— Я... я... — слова замерли на ее губах, из ее отвратительного рта засочилась пенистая слюна. Только глаза ее бегали в страхе, оглядывая комнату, как будто она ожидала появления ужасного призрака.

— Ну же! — Джоби грубо тряхнул ее. — Скажи мне, или я буду трясти тебя, пока не переломаю все кости.

— Маги... магический знак. — Ее карканье можно было едва различить. — Где твой амулет, Джоби, который дала тебе твоя мама?

— Я... потерял его, — ответил он и добавил: — Думаю, его украли.

— Украли! Нет, только не это, он не должен попасть в чужие руки, а не то мы все погибнем. — Она жевала беззубыми деснами, как будто пыталась нажевать слов и выплюнуть их, одновременно она тихо постанывала.

— Но от него не было толку, — он резко рассмеялся, но это был пустой смех. — Всего лишь украшение, амулет мне ничем не помог. Наоборот — самые ужасные вещи произошли со мной тогда, когда я носил его. Даже хорошо, что он пропал, вот что я скажу.

— Не говори так, Джоби. Ты не знаешь, кто мог украсть его?

— Думаю, что Салли Энн, но я не могу это доказать.

— Салли Энн! — завопила она, и если бы Джоби не держал миссис Клэтт, она бы упала. — Нет, только не она!

— Почему? — Джоби снова начал злиться, у него не было времени на эти глупости. — Почему так важно, чтобы амулет был не у Салли Энн?

— Разве ты не слышал старинное сказание о Хоупе, которое дошло до нас с тех времен, когда ведьм и колдунов преследовали, жгли на кострах и вешали?

Джоби показалось, что она еще больше скукожилась, превратившись в отвратительную карлицу, молящую о пощаде.

— Нет, не слышал. — Он шумно вздохнул. — Я зря теряю с тобой время, Ма, перестань заговаривать мне зубы, если ты...

— Выслушай меня! — резко сказала она. — Ты должен меня выслушать ради собственной безопасности, Джоби. Предсказание гласит: «Из чрева ведьмы выйдет охотник на ведьм, проклятый, который уничтожит Хоуп». Вот почему твоя мама дала тебе этот амулет, но теперь его забрали у тебя, и наши наихудшие опасения сбылись. Ты и есть тот охотник на ведьм, убийца, появления которого мы так боялись, Джоби.

— Глупости все это. — Слова прозвучали пусто, неубедительно. Зло, смерти, но его все это не коснулось.

— Салли Энн — зло. — Джоби пришлось приложить ухо к губам миссис Клэтт, чтобы расслышать ее слова. — Но она — не одна из нас. Она хочет уничтожить тех, кто стоит у нее на пути, чтобы властвовать над всем и вся, распространять свое собственное зло, как сделал бы твой отец, не попроси твоя мать Старейших лишить его жизни. Но его зло продолжает жить, ибо он породил злобного духа, введя свое собственное зло во чрево Эми Моррис, чтобы оно продолжало жить. Слишком поздно я узнала о Салли Энн, только после смерти твоей мамы. Эми умерла от этого проклятья, как умерли другие, как умрут еще многие. Нам не на что рассчитывать, наша единственная надежда была на твои силы, но ты предал нас...

Джоби выпустил старуху, отпрянул от нее. Его здравый смысл кричал ему, что все это глупости, сказки, выдуманные свихнувшейся старухой перед смертью, бред, затмивший ее разум. Но в глубине души он знал, что это правда, потому что все сходилось, каждая деталь. Салли Энн была его сводной сестрой, незаконнорожденной дочерью его отца, и ей необходимо было властвовать над Джоби, ей нужно было соединить свои силы с его. Она посвятила его в свое собственное зло, и теперь привела его обратно в Хоуп для того, чтобы в этот последний час он, убийца ведьм, помог ей и был бы бессилен помешать ей. Одно зло погибает, но на его месте возникает другое.

— Понимаю, — тихо сказал он. — Ты сказала мне больше, чем я мог даже мечтать, Ма. Теперь я хотя бы знаю, против чего мне бороться.

Миссис Клэтт осела на пол, ее горбатая спина оперлась о стену; жалкая кучка вонючих тряпок. Она тяжело дышала, тело ее тряслось.

— Ты должен вернуть амулет, Джоби. Вырви его у нее, пока не поздно, ибо Хоуп уже пострадал от бури и болезни, а теперь дитя Артура Тэррэта должно подвергнуться мучениям адских пыток, когда все погибнут. И ты, Джоби, должен продолжить дело своей матери.

— Я уничтожу их всех, — он говорил тихо, видел, как она отшатнулась от его слов, словно от физического удара. — Они должны все поплатиться за то, что сделали со мной, и Салли Энн тоже.

Губы миссис Клэтт шевелились, но слов не было слышно, она дышала с присвистом, схватившись костлявой рукой за грудь. Она застонала, это был жалкий крик боли, и в ее глазах Джоби прочел смерть, ужас и беспомощность; потом веки ее опустились. Она все еще пыталась что-то сказать ему, но только слюна выходила из ее треснувших губ. Одна последняя попытка: глаза ее открылись, но веки снова опустились, как будто были слишком тяжелы, голова ее резко упала на грудь, Она сползла в сторону, перевернулась и замерла. Мертва.

— Они и до тебя добрались, Ма. — В голосе Джоби прозвучала грусть. Он отступил, на шаг назад, посмотрел в последний раз на женщину, которая воспитала его, которая была порождением зла, но не тех ужасных сил, которые овладевали сейчас Хоупом. — Но они все поплатятся. Новый охотник на ведьм отыщет и уничтожит их, я обещаю тебе!

Он вышел наружу. Солнце все еще светило, издали доносились монотонные звуки заупокойной службы. Джоби представил фигуры тех, кто пришел на похороны, стоящий гроб. Преподобный Бактон старается вести себя так, как будто ничего не произошло: Смерть наступает по естественным причинам.

И каждый из присутствующих в этой церквушке знал, что нынче ночью смерть вновь посетит Хоуп.

Джоби медленно побрел по пустынной деревенской улице к тому месту, где ждала его Салли Энн. Он сказал себе, что ни Хильде Тэррэт, ни противоборствующим силам зла нельзя позволить возникнуть вновь.

Глава 30

Ночь.

Ночь.

Джоби был в здании деревенского клуба, куда не заходил уже давно. Укрепленный ниссеновский барак, шаткое строение, которому досталось во время бури. В крыше зияла дыра, через которую залетал начавшийся ветер, разметавший по полу мусор. Так холодно. Джоби взобрался на сцену. Это было единственное подходящее место, которое он смог найти, чтобы в последний раз встретиться со злом, а его единственным оружием был его голос. Он молил только об одном: чтобы голос не ослаб.

Салли Энн пришла с ним. На ней было то самое длинное зеленое платье, в котором она была, когда он впервые увидел ее. Гибкая, трепещущая. Он ощутил ее силу, почувствовав, что противоборство их уже началось. Она знала, зачем он пришел сюда, уже была готова сразиться с ним, победить его. Не смотри ей в глаза, борись с нею изо всех сил!

Он тронул струну, и ветер снаружи взвыл, ударил по зданию, по карточному домику, который мог рассыпаться в любой момент. Это было чудо, что он выстоял в ураган, что силы стихии пощадили его до сегодняшнего вечера.

Всего лишь в нескольких метрах отсюда находится церковь, бастион, опустевший после того, как закончились похороны, как умерший обрел покой. Викарий ушел, покинул поле боя, как будто знал, что произойдет сегодня вечером. Пусть Зло овладеет Хоупом, пусть уничтожит деревню, я не стану ему препятствовать.

Окна загрохотали, шпингалет отошел, и рама с шумом стала раскачиваться туда и обратно, в разлад с музыкой Джоби, передразнивая его слова. Тело Салли Энн уже чувственно покачивалось, на лице ее появилась полуулыбка. Пой, а я буду танцевать, Джоби. Смотри на мое тело, мелодию буду выбирать я.

Не смотри ей в глаза!

Огни замерцали, на секунду погасли, снова зажглись, но на этот раз менее ярко: мягкое сияние, словно горят свечи, образуя тени, которые тоже движутся и танцуют, странные, загадочные очертания на стенах, как будто Джоби поет перед переполненным залом. Пой и играй, Джоби, подари нам свою музыку, а потом приди и присоединись к нам. Слова вспоминались с трудом, строки, которые он знал так хорошо, были почти забыты, они опережали ритм, отставали от него, снова догоняли. Он пел и играл неуверенно, с трудом.

65
{"b":"25233","o":1}