ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Крейтон нагло улыбнулся невесте:

— Да!

Епископ обратился к Элизабет:

— Назови своё имя, дитя моё.

— Вирджиния Элизабет Кэтрин, — сдавленно проговорила она.

— Что, что? — Епископ приложил к уху ладонь. — Извини, дочь моя, но я тебя не расслышал.

— Вирджиния Элизабет Кэтрин, графиня Рейвенволд! — сердито выкрикнула женщина.

— А-а!

Епископ нашёл нужное место в молитвеннике и продолжил:

— Вирджиния Элизабет Кэтрин, желаешь ли ты взять в мужья этого мужчину, чтобы жить с ним вместе по слову божию в святом супружеском союзе? Желаешь ли ты любить его, утешать его, почитать его в болезни и здравии и, оставив всех других, хранить себя только для него всю оставшуюся жизнь, отпущенную тебе господом?

Вот уж действительно, повинуйся и служи! Все внутри Элизабет отчаянно кричало «нет!», но ведь она перед богом поклялась принцу пройти этот фарс до конца… И всё же, до чего трудно произнести одно-единственное слово, которое отдаст её во власть этого негодяя Крей-тона!…

— Да, — в гнетущей тишине шепнула Элизабет.

Старик опять её не расслышал, и тогда она яростно крикнула:

— Да!

Да поразит проказа принца и Крейтона!

Епископ с облегчением вздохнул и обратился к присутствующим:

— Кто выдаёт эту женщину замуж?

Опять возникла неловкая пауза, но потом вперёд шагнул принц Карл.

— Мы её выдаём. — Он взял холодную руку Элизабет и вложил её в огромную жаркую ладонь Крейтона.

Священник обратился к жениху:

— Повторяй за мной, сын мой: «Я, Эдуард Гэррэт…»

Ироническая усмешка на лице Крейтона увяла.

— Я, Эдуард Гэррэт.

— …беру тебя, Вирджиния Элизабет Кэтрин, в жёны…

— Беру тебя, Вирджиния Элизабет Кэтрин, в жёны.

— …чтобы жить с тобой отныне и впредь…

— Чтобы жить с тобой отныне и впредь.

— …в радости и печали, в богатстве и бедности…

— В радости и печали, в богатстве и бедности.

— …в болезни и здравии, в любви и заботе…

— В болезни и здравии, любви и заботе, — повторил Крейтон, саркастически кривя губы.

— …пока смерть не разлучит нас по святому божьему умыслу, и в том я даю тебе моё слово.

— Пока смерть не разлучит нас по святому божьему умыслу, и в том я даю тебе моё слово.

Какое издевательство, думала Элизабет. Хорошо, хоть Крейтон перестал усмехаться, произнося такую чудовищную ложь.

Епископ обратился к Элизабет.

— Повторяй за мной, дочь моя: «Я, Вирджиния Элизабет Кэтрин…»

Жаркая волна гнева окатила Элизабет. Она выпрямилась во весь рост, вскинула голову и громко, звенящим голосом произнесла:

— Я, Вирджиния Элизабет Кэтрин.

— …беру тебя, Эдуард Гэррэт, в законные мужья…

— Беру тебя, Эдуард Гэррэт, в законные мужья!

— …чтобы жить с тобой отныне и впредь…

— Чтобы жить с тобой отныне и впредь! — Странно, но от собственного крика ей стало легче.

— …в радости и печали, в богатстве и бедности…

— В радости и печали, в богатстве и бедности!

— …в болезни и здравии…

— В болезни и здравии!

— …чтобы любить, беречь и повиноваться, пока смерть не разлучит нас…

Элизабет вызывающе посмотрела на Крейтона и повторила слова епископа, но на сей раз тише:

— Чтобы любить и беречь, пока смерть не разлучит нас.

Крейтон удивлённо вскинул бровь, а епископ нахмурился, явно гадая, произнесла ли она «повиноваться». Элизабет одарила старика молящим и совершенно невинным взглядом.

Епископ отёр платком вспотевший лоб и продолжил:

— Принесли ли вы кольцо?

И тут Крейтон молниеносно сунул в карман левую руку, на которой вызывающе сверкал золотой перстень.

— У меня нет кольца для леди.

Этот выскочка пожалел для неё даже такой малости!

Как и раньше, на помощь пришёл принц.

— Вот. — Он снял с мизинца великолепный, оправленный в золото сапфир и положил его на раскрытый молитвенник епископа. Ухмыльнувшись, принц Карл повернулся к Крейтону:

— Считай это подарком.

— Ваше высочество сама щедрость, — лукаво улыбнулся в ответ Крейтон и надел кольцо на палец Элизабет.

— Ого. В самую пору. — В его огромной руке изящная ладошка Элизабет казалась совсем крохотной. На длинных, крепких пальцах бледнели шрамы. Один палец, очевидно, был сломан и неправильно сросся.

Проказливо блестя глазами, Крейтон повторял за епископом:

— С этим кольцом я беру тебя в жёны и буду верно служить тебе своим телом…

Вот уж действительно! Губы Элизабет сжались в тонкую, твёрдую линию.

— …и всею своею собственностью я тебя одарю…

— И всею своею собственностью я тебя одарю…

— …во имя отца, и сына, и святого духа. Аминь!

— Во имя отца, и сына, и святого духа. Аминь!

Элизабет вырвала руку из ладони Крейтона.

Святой отец набрал в лёгкие побольше воздуха, чтобы продолжать службу, но тут принц Карл бесцеремонно прервал его, подняв руку:

— Благодарим, ваше преподобие. Превосходная служба.

— Но, милорд, — возразил изумлённый епископ, — я ведь не закончил. Не прочитано ещё несколько молитв благословения, отрывки из Священного Писания…

— Они женаты, не так ли? — стоял на своём упрямый принц.

— О да, они муж и жена, — подтвердил епископ, — но осталось ещё много молитв — о ниспослании детей и прочая, и наказ мужу и жене…

Калпепер громким голосом обратился к епископу:

— Мне сообщили, что свадебный стол уже накрыт.

Он взял священника под руку и повёл его к двери.

— Его высочество в честь праздника заказал тончайшие вина и изысканные яства. Вам ведь не хочется, ваше преподобие, чтобы горячее простыло, не правда ли?

Занятый мыслями о предстоящей трапезе за свадебным столом, епископ обернулся к новобрачным, торопливо осенил их крёстным знамением и скороговоркой пробубнил:

— Во имя отца, и сына, и святого духа объявляю вас мужем и женой.

И поспешил добавить:

— Не забудьте при первой же возможности принять святое причастие. И да благословит вас обоих господь!

Калпепер уже почти вытолкал его из часовни, когда епископ кивнул Гэррэту:

— Чуть не забыл! Сын мой, теперь ты можешь поцеловать невесту.

Ну уж нет. Целоваться с ним Элизабет не станет! Она зло покосилась на своего новоявленного супруга. Пусть только попробует к ней подступиться! Элизабет не намерена допустить подобную вольность в присутствии маркиза Ормонда и принца.

— Поцеловать невесту? — Крейтон взглянул на негодующее лицо новобрачной и громко рассмеялся:

— Нет, что-то не хочется!

Элизабет вовсе не желала, чтобы Крейтон её целовал, но с какой стати он её оскорбил?!

Между тем виконт, помрачнев, повернулся к Ормонду:

— Что касается тебя, даже не знаю, что и сказать. Я-то думал, что ты мне друг.

Ормонд протянул виконту руку:

— Я по-прежнему твой друг, Гэррэт, хотя сегодня ты вправе думать иначе.

Крейтон кисло усмехнулся, но тем не менее пожал протянутую руку.

— С такими друзьями… Ты заплатишь мне за это, Ормонд.

— Согласен, милорд, я задолжал тебе, — ухмыльнулся маркиз. — Но не слишком. Рано или поздно тебе пришлось бы жениться, и твой выбор мог оказаться куда хуже.

Он проводил Гэррэта до выхода из часовни.

— Давай подождём год или два. И если тогда у тебя не пропадёт желание вызвать меня на дуэль — я буду к твоим услугам.

Элизабет осталась в одиночестве стоять у алтаря.

Нет, сегодня она предостаточно хлебнула унижений!

— Господа, неужели у вас принято вести себя так, будто все леди в вашем окружении туговаты на ухо или простолюдинки?

Похоже, маркизу Ормонду и впрямь стало стыдно за допущенную бестактность. Он поклонился графине:

— Тысяча извинений, миледи!

Крейтон же и не подумал извиняться.

В этот момент к ним подошёл принц.

— Идёмте, Ормонд. Нас ждёт свадебный пир.

Крейтон направился вслед за ними, но принц Карл остановил его:

— А вам, новобрачные голубки, не доведётся принять участия в празднестве, которое мы устраиваем в вашу честь. Карета ждёт, и она доставит вас прямо в порт.

19
{"b":"25235","o":1}