ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тени ушедших
Мама на нуле. Путеводитель по родительскому выгоранию
Деньги. Мастер игры
Тайны Лемборнского университета
Карта хаоса
Роковое свидание
Не плачь
Взгляд внутрь болезни. Все секреты хронических и таинственных заболеваний и эффективные способы их полного исцеления
Антихрупкость. Как извлечь выгоду из хаоса

Подойдя к крыльцу, Джед заметил небольшую полоску света, пробивающуюся через стеклянный витраж входной двери.

— У вас свет, неужели Лили не спит?

— Да нет, она просто оставила для меня включенной лампу. Что ж, мне тоже пора спать, завтра рано вставать.

Джед вдруг представил, как он обнимает Брайен, на которой только прозрачная ночная рубашка, и ему стало совсем плохо. Он должен поцеловать ее, поцеловать хоть один раз, иначе он не избавится от своего наваждения. Но Брайен поднялась на ступеньки и достала ключи. Ему показалось, что она сердится, или это так и есть? Он не стал больше терзать себя и твердо сказал:

— Да, пора расставаться. Спасибо за помощь и за проведенный приятный вечер. Папа счастлив необыкновенно и не дает мне шагу шагнуть, чтобы не сделать замечания, что я не поддерживаю чистоту. Мы с папой очень благодарны тебе.

Брайен отстраненно посмотрела на него и проговорила:

— Передавай папе привет. Он мне очень нравится, — потом сердито повернулась и вошла в дом.

Что же он за человек, думала Брайен, поднимаясь на второй этаж в свою комнату. Почему он никак не решится признаться ей и себе, что она ему нравится? Ведь это явно читается в его глазах. Что мешает ему сделать это?

На следующий день, когда Джед закончил осмотр очередного пациента и вышел в холл, к нему подошла Лили и представила человека из Благотворительной ассоциации, предлагавшего лотерейные билеты, выручка от которых пойдет в Фонд помощи детям с ограниченными возможностями.

— Я взяла парочку билетов, — сказала Лили. — Не хотите ли и вы, доктор Савьер, попытать счастья?

— Да, конечно, я возьму несколько штук, — ответил Джед.

Тут зазвонил телефон. Звонили из отделения кардиологии, срочно просили доктора Савьера дать информацию по одному из пациентов.

Джед быстро огляделся по сторонам, нашел взглядом Брайен и попросил:

— Если тебе не трудно, возьми, пожалуйста, у меня в пиджаке бумажник и купи несколько лотерейных билетов, — а сам торопливо пошел к телефону.

— Сегодня какой-то суматошный день: звонки, звонки, просьбы и пациенты один за другим, — сочувственно проговорила Лили.

— Да, — с отсутствующим видом пробормотала Брайен.

— Что-нибудь изменилось в его отношении к тебе после вечера в ресторане?

Брайен рассказала подруге о том, что она помогла с уборкой в доме Джеда, и о его приглашении в ресторан, особо подчеркнув, что это — благодарность за помощь. Лили так не считала, но сегодня ей пришлось убедиться, что подруга права:

Джед держался, как всегда, отстраненно, и обращался к Брайен только по работе.

Брайен была разочарована его поведением, но старалась вести себя так же, как и он, — сдержанно и отстранение. Задавать какие-либо вопросы она не собиралась. Но, оглянувшись как-то ненароком на Джеда, она поймала на себе такой страстный взгляд, что ее сердце забилось, как птичка в клетке. Да что же это такое!

Ну и что она могла ответить Лили?

— По-моему, у него весьма своеобразный стиль обращения с женщинами.

Лили обняла ее за плечи, заглянула в глаза и ободряюще улыбнулась, потом, не говоря ни слова, побежала к себе.

Брайен пошла в кабинет Джеда. Пиджак висел в шкафу. Девушка почему-то разволновалась. Она тайком погладила мягкую шерстяную ткань, вынула из кармана явно дорогой черный кожаный бумажник и с трепетом прижала его к себе. Его личная вещь… Открыв его, она вынула двадцатидолларовую купюру, и тут ей в глаза бросилась фотография в пластиковом окошке, в том месте, где мужчины держат обычно водительское удостоверение.

Кудрявая черноволосая девочка весело смотрела на нее зелеными глазами. На вид ей было три-четыре годика. Она сидела на траве с игрушечной собачкой на руках. Брайен с удивлением смотрела на фотографию. У девочки были такие же зеленые глаза, как у Джеда, и такая же обаятельная улыбка.

Кто ему эта девочка? Удобно ли спросить у него?

Не будет ли такой вопрос откровенным вторжением в его личную жизнь, которую он так оберегает?

Брайен задумчиво положила бумажник на место и вышла из кабинета.

Около шести часов вечера ушел последний пациент. Остальные сотрудники тоже потихоньку расходились. Лили тоже собралась домой. Заглянув к Брайен, она сказала:

— Мама прислала лазанью, значит, у нас есть замечательный ужин.

Брайен кивнула головой, с удовольствием представив себе это вкусное блюдо, которое Би отменно готовила. Джед стоял рядом и поглядывал на Брайен.

— Ты взял билеты? — спросила она.

Джед похлопал себя по карману:

— Надеюсь, я что-нибудь выиграю. У тебя легкая рука?

— Говорят, да. Желаю выиграть надувную лодку, улыбнулась девушка.

Джед как-то суетливо засобирался, и тут Брайен решилась:

— Джед, я хочу у тебя кое-что спросить. Собственно, ты сам спровоцировал этот вопрос… Когда я доставала деньги из твоего бумажника, я обратила внимание на фотографию в пластиковом окошечке.

Кто эта девочка? Она твоя…

— Дочь. Она умерла три года назад.

Брайен чуть не вскрикнула от ужаса. Но тут зазвонил телефон, и оба вздрогнули.

— Я возьму, — хрипло сказал Джед. — Клиника слушает. — И тут голос его изменился. — О нет! Насколько все плохо? Спасибо, что позвонили. Я буду через десять минут. — Он повесил трубку и какое-то мгновение смотрел на нее.

Брайен поняла, что случилось что-то серьезное, и вопросительно взглянула на Джеда. Тот коротко пояснил:

— Отец упал с лестницы. К счастью, в это время пришел его друг и сразу же позвонил в «Скорую».

Ему хотели сделать рентген, но мой упрямый отец расхохотался и сказал, что чувствует себя нормально. Правда, оказалось, что у него резко подскочило давление. Мне надо срочно ехать.

Брайен видела, что Джед серьезно обеспокоен и даже растерян.

— Ты не будешь возражать, если я поеду вместе с тобой? В конце концов, я медсестра и могу пригодиться. А может, я смогу уговорить его на какие-то процедуры или посижу с ним.

Джед удивленно посмотрел на нее:

— Брайен, но ты же устала, тебя ждет Лили к ужину.

— Зачем ты это говоришь? Не хочешь — так и скажи. Я не обижусь, но твоему отцу моя компания не повредила бы.

Они смотрели друг на друга, пытаясь понять, о чем думает каждый из них. И Джед не выдержал он обнял ее и стал страстно целовать, бормоча что-то невнятное. Брайен обхватила его за плечи и горячо прижалась к нему, но он уже отпустил ее и отчаянно прошептал:

— Прости меня. Не считай меня нахалом или сумасшедшим, я изо всех сил пытаюсь держать дистанцию, но с каждым днем мне все труднее и труднее это делать.

Брайен была еще во власти сладостного ощущения его поцелуя и не могла понять, как ей реагировать на все это. Почему он должен держать эту проклятую дистанцию?

Нервно потирая виски, Джед продолжал:

— Разумеется, и я, и отец будем рады, если ты пойдешь к нему. Отец тебя любит и примет твою помощь. Если ты не передумала, нам пора ехать.

Брайен как сомнамбула кивнула головой, не совсем понимая, кто же ее любит и куда надо ехать.

Сейчас она хотела только одного — чувствовать его губы, руки, тепло его тела… Все остальное отошло куда-то в сторону. Но Джед подал ей пальто и повторил:

— Брайен, ты не раздумала?

Она покачала головой, сбрасывая наваждение, и просунула руки в рукава.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

В приемной больницы царила привычная суматоха. Отец Джеда был уже в палате, куда они с Брайен и направились. Около отца сидел его приятель Рэй Файдорф, добродушный толстяк с неунывающим лицом. Эл выглядел плохо. Увидев сына, он накинулся на Рэя:

— Ты зачем позвонил ему?

Но Рэй сделал попытку притвориться глухим и не отреагировал на выпад друга.

— Я к тебе обращаюсь? — зарычал Эл.

— Я не был уверен, что с тобой все в порядке.

Все-таки твой сын — врач. Что-то я не вижу, чтобы вокруг тебя суетились медицинские светила, слегка осадил его Рэй.

— Еще раз повторяю, я себя хорошо чувствую и… — и тут Эл увидел Брайен. — Так он и вас взял для подкрепления. Ну, вас-то я всегда рад видеть.

18
{"b":"25237","o":1}