ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я буду внизу, если тебе что-нибудь понадобится. На ее губах остались капельки содовой, и, не удержавшись, Лукас провел большим пальцем по ее верхней губе. Глаза Оливии расширились, и ему так захотелось поцеловать ее, прилечь рядом на кровать… Но нет, она еще не готова к этому. Он убрал руку и собрался уходить, когда она произнесла:

— Я благодарна тебе за все, что ты делаешь для меня и для ребенка.

— Больше всего на свете, Оливия, я хочу быть отцом. Хорошим отцом. И, похоже, мои мечты сбываются. А сейчас отдыхай. Я зайду к тебе попозже.

Прикрыв дверь, Лукас понял, что ему нравится заботиться о ней. Но тут же напомнил себе, какой лживой оказалась Селеста. Нет, нельзя терять бдительность только потому, что ему хочется стать папочкой. Оливия, возможно, все еще влюблена в своего босса. К тому же она может решить растить ребенка самостоятельно. Так что ему еще предстоит убедить ее, что оба родителя лучше, чем один. И чем быстрее она забудет Стенли Уиткомба, тем лучше для нее и их ребенка.

Был уже поздний вечер, когда Лукас открыл дверь в комнату Оливии и туда из холла проник луч света. Она села в кровати, и Лукас передал ей радиотелефон.

— Это тебя. Твоя мама.

Лукас удивился, когда к телефону попросили Оливию. Он думал, что никто, кроме Молли, не знает, что она живет у него.

Оливия включила лампу, стоящую на тумбочке, и, взяв у него телефонную трубку, прикрыла ее ладонью:

— Я перевела звонки на тебя.

Вот оно что! Лукас вышел из комнаты и спустился вниз, чтобы дать ей возможность поговорить с матерью наедине. Пока Оливия спала, он заказал продукты на дом. Повсюду распространялся ароматный запах соуса, кипящего на плите. Лукас надеялся, что это возбудит у Оливии аппетит.

Он уже приготовил салат и положил порезанный тонкими ломтиками хлеб в духовку подрумяниться, когда в кухню вошла Оливия.

— Чем здесь так вкусно пахнет?

— Нравится?

— Да, к тому же я голодна. — Она подняла крышку соусницы, понюхала и улыбнулась. — Обязательно дашь мне свои рецепты. Ты что, ходил в магазин?

— Нет, заказал на дом.

— Не могу поверить, что проспала так долго. — Она выглядела немного заспанной, волосы слегка растрепались.

— Ты сказала маме, что живешь у меня?

— Пока нет. Она хочет, приехав из Тусона, навестить меня в этот уикенд. Я решила сначала поговорить с тобой.

— Вы пробудете вместе все выходные?

— Вообще-то, она хотела приехать уже в пятницу, после окончания занятий. Она у меня учительница.

— Замечательно. Мне тоже нужно уехать на выходные. — Он перезвонил Мим, и она пожаловалась, что девятилетний Тревор ведет себя плохо, не ладит с остальными ребятишками, и попросила Лукаса приехать и уделить мальчику побольше времени.

— Ты уедешь из города? — поинтересовалась Оливия.

Лукас пока еще не был готов рассказать ей о ранчо и о своем прошлом. Селеста так и не смогла понять, как сильно тянет его туда и почему он чувствует ответственность за мальчиков.

— Хочу навестить друзей во Флагстаффе.

— Когда ты улетаешь?

— В пятницу, после работы.

— Тогда я перезвоню маме, чтобы приехала. И сообщу ей, что беременна.

— Как она воспримет новость?

— Не знаю. Я всегда сама отвечала за себя и за свои поступки, так что у нее не было повода беспокоиться.

— Мы оба с тобой, Оливия, люди ответственные. Не забудь сказать ей, что о тебе есть кому заботиться.

— Не забуду. Я сейчас вернусь.

Когда Оливия вышла из кухни, Лукас понял, что уже привык к ее присутствию в своей жизни. Но пока она не решила, что они станут одной семьей, не стоит тешить себя надеждами.

Несколько служащих «Баррингтон корпорейшн» перед работой пили кофе с пирожными в кафетерии. Накануне Оливии позвонила Синди и попросила о встрече. Оливия, в красиво облегающем фигуру красном платье на пуговицах, вошла в кафетерий. Сегодня в День святого Валентина, ей захотелось надеть что-нибудь особенное вместо привычного костюма. Она надеялась увидеть Лукаса до того, как он улетит. Встретиться утром им не пришлось — он ушел раньше.

Оливия чувствовала себя отдохнувшей и посвежевшей. Вчера вечером она приготовила ужин. Около шести пришел Лукас, они поели вдвоем, обсуждая происшедшее за день. Затем она занялась вышивкой, к которой не прикасалась уже несколько месяцев. Лукас читал газету и смотрел телевизор. Пожелав ему спокойной ночи, она надеялась, что он опять поцелует ее. Но он не поцеловал. Ей очень хотелось расспросить его о «друзьях» во Флагетаффе, но потом она передумала, решив, что не имеет права вмешиваться в его личную жизнь.

Войдя в кафетерий, Оливия в дальнем углу увидела Рэйчел, Молли, Патрисию и Синди. По выражению их лиц она поняла, что они ждут только ее.

— Синди хочет о чем-то нас попросить, — объяснила Молли.

Синди улыбалась. Ее подруги сделали ей подарок к тридцатилетию — сеанс по изменению имиджа, и теперь она одевалась в одежду ярких цветов и носила короткие юбки.

— Я хочу, чтобы вы все знали, как я ценю вашу дружбу, — начала она. — Вчера мы с Кайлом договорились о дате бракосочетания в моей церкви и обсудили некоторые детали церемонии. Мы решили пожениться в третье воскресенье ноября. Я хочу попросить вас быть подружками на нашей свадьбе. Вы согласны?

Девушки дружно загудели и закивали в знак согласия.

— Спасибо вам, — сказала Синди, ее огромные сияющие глаза были самым лучшим доказательством того, как она счастлива.

Они живо и весело обсуждали новость, когда к их столику с конвертом в руках подошел Майкл курьер корпорации. Его взгляд был прикован к Софии, хотя обращался он ко всем:

— Леди, у меня для вас приглашения от мистера Баррингтона.

Щегольской вид Майкла и отличное телосложение делали его предметом внимания одиноких девушек во всех офисах компании.

Оливия открыла свой конверт и прочитала приглашение. Сегодня в три в кафетерии будет праздноваться День святого Валентина.

— Все приходите, — сказал Майкл. И, наклонившись к их столику, понизил голос до шепота:

— Я слышал, Рекс пригласил диджея.

— Танцы? — удивилась София.

— Точно. Итак, леди, — произнес он, нарочито растягивая слова, — приготовьтесь задать всем жару. До встречи.

София проводила его взглядом, и Оливия подтолкнула подругу локтем:

— Интересуешься?

— Он, может быть, самый привлекательный мужчина на земле, — покачала головой София, — но меня не может заинтересовать человек, который доволен тем, что работает курьером. Мне нужно больше.

Патрисия встала:

— Мне пора в офис. Рекс Третий должен звонить, чтобы обсудить кандидатуры на должность его личного помощника.

— Интересно, насколько все изменится, когда он возьмет власть в свои руки, — сказала Молли.

Оливия тоже поднялась. Ее больше интересовало, с кем проводит выходные во Флагстаффе Лукас, чем личность Баррингтона III.

Синди обняла каждую из девушек, и они направились к лифту. Оливия не принимала участия в болтовне подруг, она размышляла, придет ли Лукас на праздник или улетит раньше.

Глава 4

Празднество в честь Дня святого Валентина было в самом разгаре, когда Лукас вошел в кафетерий. Он собирался отправиться на ранчо прямо отсюда. Столы были украшены красными бумажными скатертями, серебряные и красные сердечки свешивались с флюоресцентных ламп, а на столах стояли небольшие жаровни и чаши с пуншем. Пробежав взглядом по комнате, он понял, что ищет Оливию. Ему необходимо было взглянуть на нее, прежде чем он уедет.

Музыка рвалась из колонок, стоящих в углу кафетерия. Столы были сдвинуты в сторону, чтобы освободить место для танцев. Внезапно он заметил Оливию с Молли и… Уиткомбом. И, прежде, чем успел обдумать свои действия, уже направлялся к ней, поняв, что одного взгляда на нее ему будет недостаточно.

На середине комнаты Лукас замедлил шаг. Оливия не хотела, чтобы про них сплетничали, и он должен уважать ее желание, но вести себя так, будто они всего лишь знакомые, было чертовски трудно.

9
{"b":"25238","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Опыт «социального экстремиста»
Метро 2033: Край земли-2. Огонь и пепел
Представьте 6 девочек
Реальность под вопросом. Почему игры делают нас лучше и как они могут изменить мир
Истории жизни (сборник)
Развитие эмоционального интеллекта: Подсказки, советы, техники
#Любовь, секс, мужики. Перевоспитание плохих мальчиков на дому
Психбольница в руках пациентов. Алан Купер об интерфейсах
Всеобщая история чувств