ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Попытавшись поднять руки к мучительно ноющей голове, он обнаружил, что они крепко связаны. Юноша полулежал, опираясь на какой-то жесткий угловатый предмет. Ему показалось, что этот предмет – одна из тех колдовских принадлежностей, что в изобилии лежали на полу. Пробирки, реторты, тигли мешались со сваленными в кучу фолиантами в дорогих переплетах, закопченными котлами, жаровнями и прочими принадлежностями зловещего ремесла. Натери пристально смотрел на своего пленника, откинувшись на сарацинские подушки, украшенные алыми и золотыми узорами. Тусклые огни и причудливые тени кружили по комнате, и до Гаспара доносился слитный хор голосов, звучащих за его спиной. Слегка повернув голову, он увидел один из каменных чанов, чье розовое сияние заслоняли кожистые крылья нетопырей.

– Добро пожаловать, – наконец произнес Натери после недолгого молчания, во время которого бывший ученик успел разглядеть признаки неумолимого недуга, наложившего свой отпечаток на лицо колдуна – Итак, Гаспар дю Норд, ты решил повидаться со своим бывшим учителем?

Резкий властный голос казался невероятно громким для иссохшего тела.

– Я пришел, – эхом отозвался Гаспар. – Расскажите мне, что за дьявольским делом вы заняты? И что вы сделали с мертвыми телами, похищенными из могил?

Тщедушное тело Натери согнул пополам неистовый взрыв смеха – и это был его единственный ответ.

– Судя по вашему виду, – продолжил Гаспар, когда зловещий смех наконец стих, – вы смертельно больны, и вам следует поспешить, если вы хотите покаяться в совершенных грехах и примириться с Богом – если, конечно, это еще возможно. Что за омерзительное варево вы готовите, чтобы окончательно погубить свою душу?

Карлика вновь охватил приступ дьявольского веселья.

– Ну уж нет, мой милый Гаспар, – снизошел он, наконец, до ответа. – Я заключил совсем другую сделку. Пусть хнычущие трусы пытаются приобрести расположение небесного тирана Быть может, я попаду в ад, но ад мне заплатил, и впредь будет платить достаточно щедро. Я скоро умру, это верно, но после смерти, благодаря милости Сатаны, я снова оживу, чтобы воздать по заслугам людям Аверуана, которые всегда ненавидели меня и издевались над моей внешностью.

– То, о чем вы мечтаете, – безумие! – закричал юноша, пораженный ненавистью, звучавшей в голосе Натери и горевшей в его глазах.

– Это вовсе не безумие, а реальность. Возможно, это чудо, но ведь жизнь и сама чудо… Из тел умерших людей, которые все равно сгнили бы в своих могилах, мои ученики создают гиганта, чей скелет ты видел. Когда я умру, моя душа из этого ветхого тела перейдет в новую обитель.

– Если бы ты остался со мной, Гаспар, а не отступился от чудес и знаний, которые я собирался тебе открыть, сейчас ты был бы среди тех, кто создает это чудо. А приди ты в Илурни чуть раньше, я мог бы использовать твои крепкие кости и молодые мышцы… Но теперь уже слишком поздно, ибо строительство скелета позади, и осталось лишь покрыть его плотью. Мой милый Гаспар, ты мне не интересен… Разве что ради своей безопасности убрать тебя с дороги? К счастью, внизу под замком есть темница – жилище, возможно, мрачноватое, зато достаточно глубокое и прочное.

Лихорадочно пытаясь отыскать достойный ответ, Гаспар ощутил, как сзади его касаются руки невидимых существ. Повинуясь сделанному Натери жесту, те завязали ему глаза и повели вниз по разрушенным узким ступеням. В ноздри ему ударил запах плесени и тухлой воды.

Он подумал, что ему уже не суждено подняться обратно по этой лестнице… Зловоние постепенно становилось все сильнее; заскрипела ржавая дверь, и Гаспара толкнули на сырой неровный пол.

Он услышал скрежет тяжелой каменной плиты. Ему развязали руки и сняли повязку с глаз, и в свете трепещущих факелов пленник увидел круглую дыру, зиявшую у его ног. Рядом с ней лежала поднятая крышка. Прежде чем узник успел повернуться и взглянуть на своих тюремщиков, сильным пинком его столкнули вниз. Во мраке подземелья снова раздался звук плиты, вернувшейся на привычное место.

Глава 6. СКЛЕПЫ ИЛУРНИ

Через некоторое время Гаспар очнулся. Он обнаружил себя лежащим в мерзкой зловонной луже, одежда на нем промокла насквозь, и грязная вода колыхалась в каком-то дюйме от его рта. Тишину подземелья нарушал лишь монотонный звук падающих капель. Пошатываясь, он поднялся на ноги и, к своей великой радости, обнаружил, что все кости у него целы. Потом он попытался рассмотреть свою темницу.

Холодные капли падали с потолка ему за шиворот, ноги скользили по полу, покрытому гнилью. Стоило сделать пару шагов, как в темноте раздалось сердитое шипение, и щиколотки юноши коснулось холодное тело змеи.

Вскоре он подошел к грубо сложенной каменной стене и, касаясь ее кончиками пальцев, попытался определить размеры своей темницы. Она оказалась почти круглой, и узник не мог даже приблизительно представить себе ее величину. Блуждая вдоль стен, он обнаружил груду камней, возвышавшуюся из воды, и смог устроиться в относительной сухости, вспугнув с насиженного места множество рассерженных рептилий. Возможно, эти создания были безобидными, но прикосновение к их скользкой чешуе вызывало у него дрожь.

Сидя на куче камней, Гаспар размышлял о своем положении. Он проник в тайну Илурни, раскрыл чудовищные намерения Натери, но сейчас, замурованный в подвале, словно погребенный заживо, не мог даже предупредить мир о нависшей угрозе.

Полупустая котомка с провизией осталась у него за спиной, и его чрезвычайно обрадовало, что тюремщики не удосужились отобрать у него кинжал. Грызя в темноте черствую хлебную корку и осторожно поглаживая клинок, юноша отчаянно пытался придумать какой-нибудь выход.

Время, казалось, замерло на месте, лишь нескончаемая капель нарушала глубокое безмолвие. Возможно, то был голос скрытых родников, в незапамятные времена снабжавших замок водой. Но и этот монотонный звук вскоре стал казаться измученному пленнику издевательским смехом. Наконец, утомленный до предела юноша погрузился в тяжелый сон.

Проснувшись, он не мог определить, какое время суток было наверху, ибо в подземелье царила все та же вечная тьма, не нарушаемая ни единым лучом света.

Проснулся Гаспар от холода. Пока он спал, в затхлом воздухе подземелья родился слабый сквознячок, и это заставило узника воспрянуть духом. Возможно, где-то была щель или вентиляционный колодец, через которую проходил воздух, и не исключено, что через нее можно выбраться из темницы.

Встав на ноги, Гаспар начал пробираться в том направлении, откуда тянуло сквозняком. Он споткнулся обо что-то, хрустнувшее под его ногами, и едва удержался от падения в глубокую вонючую лужу. Прежде чем он смог исследовать неожиданное препятствие, наверху послышался знакомый скрежет, и сквозь открывшийся люк упали дрожащие красноватые отсветы. Подняв голову, Гаспар увидел футах в двенадцати над своей головой отверстие, в которое просунулась рука с горящим факелом. Тюремщик спустил на веревке маленькую корзинку, в которой была буханка хлеба и бутылка вина.

Гаспар забрал хлеб и вино, и корзинку подняли обратно, но прежде чем факел был убран, а каменная крышка водружена на место, несчастный успел разглядеть свою темницу. Его заточили в каменный колодец, поперечником примерно в пятнадцать футов. Помеха, о которую он споткнулся, оказалась человеческим скелетом. Кости скелета казались темными и хрупкими, а одежда расползлась в клочья, изъеденная плесенью.

По стенам тихо сочились струйки воды, казалось, медленно крошился и гнил сам камень, из которого они были сложены. На противоположной стороне, у самого дна, юноша увидел брешь, которую ожидал увидеть: узкое отверстие, немногим больше лисьей норы. Его сердце оборвалось при виде этой картины, ибо даже если лужа на полу глубже, чем казалась, дыра слишком мала, чтобы в нее пролезть. Окончательно пав духом, он снова вернулся на кучу камней. Подземелье вновь погрузилось во тьму.

Хлеб и вино все еще были у него руках, и внезапно пленник почувствовал, что у него сосет под ложечкой, и машинально сунул в рот кусок хлеба, потом еще и еще. Еда придала ему сил, а дрянное кислое вино помогло немного согреться.

7
{"b":"25240","o":1}