ЛитМир - Электронная Библиотека

«Да уж, кому-то здесь придется несладко, – подумала Мэри-Линетт. – Вы угрожаете моей семье, и я буду ее защищать».

Она знала, что Ровена все понимает. Ровене действительно не хотелось ее убивать...

– Нет! – прозвенел вдруг пылкий возглас. Мэри-Линетт узнала голос Джейд.

Джейд вскочила на ноги. Сжав кулаки, она разразилась пртоком слов, извергающихся, словно кипящая лава:

– Нет! Вы не посмеете убить Марка! Я вам запрещаю!

– Не будь занудой, – осадила ее Кестрель. Джейд вся дрожала, напрягшись, как кошка, приготовившаяся к прыжку.

– Вы просто не можете сделать это! Мне кажется... мне кажется...

– Джейд...

– Я знаю, что он – мой духовный супруг. Наступила мертвая тишина. Затем Ровена простонала:

– Черт побери...

– Ну вот, приехали, – отозвалась Кестрель. Обе глядели на Джейд не отрываясь.

«Пора!» – решила Мэри-Линетт. Она со злостью замахнулась фонариком на Кестрель, чтобы «вырубить» ее первой. Ровена, она надеялась, не станет вмешиваться, если отключить ее сестру. Но удара не получилось. Марк бросился к Мэри-Линетт и стукнул ее по руке.

– Не трогай Джейд!

И тут все завертелось в бешеном клубке: замелькали руки, ноги, сцепившиеся пальцы, посыпались пинки... Марк и Джейд пронзительно вопили; пытаясь разнять дерущихся. У Мэри-Линетт вырвали из рук фонарь. Она вцепилась в чьи-то длинные волосы. Кто-то ударил ее ногой так, что ребра заныли от боли.

Она почувствовала, что ее тянут в сторону. Это Марк пытался вытащить ее из драки. Джейд навалилась на Кестрель, одновременно руками вцепившись в Ровену. Все тяжело дышали. Марк кричал, почти умоляя:

– Так нельзя! Это ужасно! Это все неправильно! А Джейд продолжала сердито огрызаться:

– Он – мой единственный, ясно? Вам ясно? Он мне не нужен мертвым!

– Он не твой духовный супруг, идиотка, – приглушенно пробормотала Кестрель. Она лежала лицом вниз на подстилке из хвои. – Когда встречаешь духовного супруга, тебя поражает, как молнией. И ты сразу понимаешь, что это – единственный человек на свете, предназначенный только для тебя. Ты не думаешь о том, что он твой духовный супруг, ты просто знаешь, что он – твоя судьба, нравится тебе это или нет.

В глубине сознания Мэри-Линетт шевельнулась смутная тревога, но она не придала ей значения: сейчас нужно было действовать.

– Марк, бежим отсюда, – задыхаясь, произнесла она. – Бежим!

Но он продолжал крепко ее держать.

– Почему мы должны быть врагами?

– Марк, они – убийцы. Этого ты не можешь отрицать. Они убили свою тетку.

Все три сестры обернулись и уставились на нее. Половинка луны поднялась над деревьями, и Мэри-Линетт были хорошо видны их лица.

– Мы ее не убивали! – возмущенно воскликнула Джейд.

А Ровена спросила:

– С чего ты это ваяла?

Мэри-Линетт застыла от изумления.

– Но вы ведь ее зарыли!

– Да, но мы нашли ее мертвой.

– Кто-то убил ее колом, – сказала Кестрель, вытаскивая хвойные иголки из своих золотистых волос. – Возможно, охотник на вампиров. А вообще, сомневаюсь, что вам что-нибудь известно о таких вещах.

– Убили колом... колом? – задохнулся Марк.

– Да, колом из штакетника.

– Она уже была мертвой? – обратилась к Ровене Мэри-Линетт. – Но тогда с какой стати вы закопали ее на заднем дворе?

– Бросить ее в подвале было бы просто непочтительно.

– Так почему вы не отнесли ее на кладбище? Ровена растерялась. А Джейд сказала:

– Хм... видели бы вы тетю Опал!

– Она выглядела не так чтобы очень... – сказала Кестрель. – Нечто твердое и окоченевшее. Можно сказать, настоящая мумия.

– Вот что с нами произошло, – почти извиняющимся тоном произнесла Ровена.

Мэри-Линетт оперлась спиной на плечо Марка, и попыталась по-новому взглянуть на происходящее. Голова у нее шла кругом.

– Итак... вы просто пытались спрятать ее. Но все равно... вы что-то сделали с Тоддом Эйкерсом и Виком Ким...

– Они напали на нас, – прервала ее Джейд. – Они задумали очень плохое и схватили нас за руки.

– Они?.. – Мэри-Линетт внезапно села. Ей сразу же все стало ясно. – О боже мой! Эти сопляки!

Почему это не пришло ей в голову раньше? Тодд и Вик... В прошлом году ходили слухи, что они напали на девушек из Вестгроува. А теперь они пытались проделать то же самое и с этими, и...

Мэри-Линетт открыла от изумления рот, потом вдруг фыркнула и расхохоталась.

– Ой, нет... О... надеюсь, вы хорошо их отделали?..

– Мы только укусили их немножко, – сказала Ровена.

– Жаль, меня там не было! Вот бы на это посмотреть!

Мэри-Линетт смеялась. Ровена улыбалась. Кестрель злорадно ухмылялась. И внезапно Мэри-Линетт поняла, что никто больше не собирается драться.

Все глубоко вздохнули, вновь сели и посмотрели друг на друга.

«Они выглядят не так, как обычные люди, – подумала Мэри-Линетт, пристально разглядывая сестер, освещенных луной. – Если знать, то это так очевидно!»

Да, они были необыкновенно красивы. Ровена с ее мягкими каштановыми волосами и приятным лицом; Кестрель с ее звериной вкрадчивостью и золотистыми глазами; Джейд с изящными чертами лица и сияющими, как звездный свет, волосами. Три грации, но только свирепые.

– Ладно, – мягко сказала Ровена. – Похоже, у нас возникла ситуация, в которой придется как-то разбираться.

– Мы не собираемся на вас доносить, – сказал Марк.

Они с Джейд не отрывали взгляда друг от друга.

– У нас тут появились Ромео и Джульетта – вот с чем нужно разобраться. – Мэри-Линетт взглянула на Ровену.

Но Кестрель также обратилась к Ровене:

– Неважно, что они обещают. Откуда мы знаем, что им можно доверять?

Ровена задумалась, взгляд ее блуждал по всей поляне. Затем, вздохнув, она кивнула:

– Есть только один способ. Кровные узы. Брови Кестрель взлетели вверх:

– Ты серьезно?

– Что это? – спросила Мэри-Линетт.

– Кровные узы? – растерялась Ровена. – Ну, понимаешь, это вроде обряда братания. – Поймав взгляд Мэри-Линетт, она пояснила: – Это свяжет родством наши семьи. Нечто подобное один из наших предков сделал когда-то с семьей ведьм.

«Ведьмы... – подумала Мэри-Линетт. – Вот... черт возьми! Значит, ведьмы тоже существуют. Интересно, сколько же еще существует такого, о чем я не знаю?»

– Вампиры обычно не живут с ведьмами, – продолжала Ровена. – И у Хантера Редферна – этого самого нашего предка – была с ними настоящая кровная вражда в шестнадцатом веке.

– Но он был тогда бездетным, – весело подхватила Джейд. – И ему понадобилась помощь ведьмы, иначе бы род Редфернов на нем прервался. Так что ему пришлось помириться с ведьмами и совершить обряд братания. Но после этого у него рождались одни дочки! Ха-ха!

Мэри-Линетт прищурилась. «Ха-ха?» – Поэтому мы немножко ведьмы. Как и все Редфер-ны, – спокойно пояснила Ровена.

– Наш отец обычно говорил, что именно поэтому мы такие непослушные, – добавила Джейд. – Это у нас в генах. Потому что в семьях ведьм командуют женщины.

Мэри-Линетт уже почти полюбила ведьм.

– Ха-ха!

Марк искоса бросил на нее игривый взгляд.

– Мы можем провести такой обряд прямо сейчас, – предложила Ровена. – Мы навсегда станем одной семьей. И никогда не сможем предать друг друга.

– Без проблем, – сказал Марк, продолжая смотреть на Джейд.

– Я – не против, – сказала Джейд, одарив Марка лучезарной улыбкой.

Но Мэри-Линетт задумалась. То, о чем говорила Ровена, было серьезным делом. Такое не делается по простой прихоти. Это вам не щенка бездомного подобрать. Это больше похоже на заключение брака. Ответственность на всю жизнь. И если эти девушки и не убивали людей, то они убивали животных. Убивали зубами.

Но люди тоже убивают животных. И не всегда ради пищи. Разве пить оленью кровь хуже, чем делать обувь из кожи оленят?

Кроме того, как ни странно, она уже чувствовала близость с этими тремя сестрами. За последние несколько минут с Ровеной у нее установились более тесные отношения, чем с любой из школьных подруг за всю ее жизнь. Симпатия и уважение каким-то непостижимым образом превратились в полное доверие.

20
{"b":"25242","o":1}