ЛитМир - Электронная Библиотека

К тому же разве у них есть выбор?

Мэри-Линетт взглянула на Марка, затем на Ровену и медленно кивнула:

– Ладно.

Ровена повернулась к Кестрель.

– Значит, дело за мной? – спросила та.

– Мы не можем сделать это без тебя, – сказала Ровена. – Ты же знаешь.

Кестрель смотрела вдаль, прищурив золотистые глаза. В лунном свете, на фоне темных деревьев, ее профиль был само совершенство.

– Это будет означать, что мы никогда не вернемся домой и породнимся с отребьем. Они этого не потерпят.

– Это кто отребье? – встрепенулся Марк. Ему никто не ответил. Джейд с особым чувством достоинства произнесла:

– В любом случае я не хочу возвращаться домой. Я люблю Чужака. И собираюсь рассказать ему о Царстве Ночи. А все остальное мне совершенно безразлично.

Марк открыл было рот, чтобы протестовать, как подумала Мэри-Линетт, против того, чтобы Джейд так рисковала ради него, но тут Джейд рассеянно добавила:

– И ей, конечно, тоже. Марк закрыл рот. Ровена сказала:

– Кестрель, мы зашли слишком далеко, у нас нет пути назад.

Кестрель долго и неотрывно смотрела в сторону леса. Затем внезапно повернулась к ним и рассмеялась. В ее глазах мелькнуло что-то дикое.

– Ладно, пойдем до конца. Расскажем им обо всем. Наплюем на все правила. Какая нам разница?

Мэри-Линетт стало не по себе. Оставалось только надеяться, что ей не придется пожалеть о случившемся. Но вслух она сказала:

– А как его совершают... этот обряд?

– Обмениваются кровью. Я никогда не делала этого прежде, но это просто.

– Хотя может показаться немного необычным, – вмешалась Джейд, – потому что после этого вы станете чуточку вампирами.

– Чуточку кем? – голос Мэри-Линетт неожиданно стал высоким и тонким.

– Только чуть-чуть. – Сблизив большой и указательный пальцы, Джейд показала крошечный промежуток. – Совсем капельку.

Кестрель закатила глаза.

– Это пройдет через несколько дней, – мрачно сказала она.

Именно это и хотела узнать Мэри-Линетт.

– До того момента, пока тебя опять не укусит вампир, – добавила Ровена. – В остальном это совершенно безопасно. Честное слово.

Мэри-Линетт и Марк молча переглянулись. Им уже не требовалось слов. Они обнялись. Затем Мэри-Линетт вздохнула и стряхнула с колен ветку папоротника.

– Ладно, – сказала она с какой-то беспечностью, но довольно решительно. – Мы готовы.

ГЛАВА 10

Это было похоже на ожог медузы. Закрыв глаза, Мэри-Линетт отвернулась от Ровены, когда та укусила ее в шею. Она вспомнила об олене и вскрикнула. Но боль была не такой уж сильной и почти сразу прошла. Мэри-Линетт ощутила, как по ее шее течет теплая кровь, а через мгновение почувствовала головокружение и слабость. Но самое интересное – у нее неожиданно возникло совершенно новое ощущение. Она читала мысли Ровены! Это было так, как если бы Она видела их, но без помощи глаз. Они были огненно-красного цвета, будто раскаленные угольки в костре, пушистые и округлые, как шарики горячего газа, плавающие в пространстве. Не это ли имеют в виду экстрасенсы, когда говорят о человеческой ауре?

Затем Ровена отступила назад, и все закончилось. Необычное ощущение исчезло.

Машинально дотронувшись до шеи, Мэри-Линетт почувствовала что-то влажное. Ранка немного болела.

– Не трогай, – сказала Ровена, вытирая губы большим пальцем. – Через минуту все пройдет.

Мэри-Линетт зажмурилась, чувствуя слабость. Она глядела на Марка, которого только что отпустила Кестрель. Марк был в порядке, хотя выглядел слегка ошеломленным. Мэри-Линетт улыбнулась ему, а он поднял брови и слегка покачал головой.

«Интересно, как выглядят его мысли?» – подумала Мэри-Линетт. Затем, вздрогнув, спросила:

– Что ты делаешь?

Ровена сорвала прутик и пробовала, насколько острый у него кончик.

– Для каждого вида обитателей Царства Ночи существует вещество, которое для него вредно, – объясняла Ровена. – Для оборотней это серебро, для ведьм – железо, а для вампиров – дерево. Нам можно нанести рану только деревом, – добавила она.

– Не понимаю... то есть не понимаю, зачем? – спросила Мэри-Линетт, хотя на самом деле уже все понимала. Она видела, как следом за прутиком, которым Ровена провела по запястью, появляется цепочка крошечных красных капелек.

Итак, это обмен кровью, как и сказала Ровена.

Мэри-Линетт сглотнула, Она не смотрела на Марка и Кестрель.

«Я сделаю это первой, и он увидит, что это не так уж страшно, – убеждала она себя. – Я смогу сделать это... И мы таким образом останемся живы».

Ровена смотрела на нее, протянув запястье.

«Медный вкус страха». Мэри-Линетт затошнило.

Она закрыла глаза и поднесла ко рту запястье Ровены.

Теплота... Все нормально... И вкус совсем не медный, а какой-то насыщенный – пряный и необычный. Позже, когда она пыталась описать его, на ум приходило лишь: слегка ванильный, шелковистый и почему-то напоминает водопад. Чуть-чуть сладковатый.

А потом ей вдруг показалось, что она способна горы свернуть.

– Ну, подруга! – Голос Марка звучал восторженно-бесшабашно. – Если б ты могла разлить это по бутылкам, то заработала бы миллионы!

– Не ты первый это придумал, – холодно проговорила Кестрель. – Люди убивают нас из-за нашей крови.

– Поговорите позже, – твердо прервала их Ровена. – А сейчас завершим обряд.

У Кестрель мысли были золотистого цвета. С острыми сверкающими бриллиантовыми гранями.

– Хватит, Джейд, – сказала Ровена. – Марк! Довольно, ребята. Отпустите друг друга!

Мэри-Линетт увидела, как Ровена растащила их в разные стороны. На лице у Марка сияла глупая улыбка, и Мэри-Линетт почувствовала крошечный укол зависти. Каково это – увидеть мысли человека, в которого влюблен?

Мысли Джейд были серебристо-кружевные, похожие на шарики филиграни, словно рождественское елочное украшение. Глотнув крови Джейд, Мэри-Линетт почувствовала искрящуюся легкость. Будто по ее венам заструился горный поток.

– Хорошо, – сказала Ровена. – Теперь у нас общая кровь.

Она протянула руку, Джейд и Кестрель протянули свои. Мэри-Линетт взглянула на Марка, и они сделали то же самое. Руки их соединились, будто спицы в колесе.

– Мы обещаем быть вашими родственниками, всегда поддерживать и защищать вас, – произнесла Ровена.

Затем она кивнула Мэри-Линетт.

– Мы обещаем быть вашими родственниками, – медленно повторила Мэри-Линетт, – и всегда поддерживать и защищать вас.

– Вот и все, – просто сказала Ровена. – Мы – одна семья.

– Пойдемте домой, – предложила Джейд.

Но сначала нужно было закончить с похоронами тети Опал. Мэри-Линетт наблюдала, как Ровена разбрасывает хвойные веточки на могильном холмике.

– Вы наследовали также и нашу кровную месть, – любезно объяснила Кестрель Мэри-Линетт. – Это значит, что вы должны помочь нам выяснить, кто ее убил.

– Я все время пыталась это сделать.

Олень остался лежать на прежнем месте. Ровена взглянула на него:

– Здесь много падальщиков. Он послужит им пищей.

«Что ж, такова жизнь», – подумала Мэри-Линетт, когда они покидали поляну. Она оглянулась назад... и на мгновение ей показалось, что она заметила какую-то тень и мерцание зеленовато-оранжевых глаз на одном уровне с ее взглядом... Это был зверь крупнее койота.

Но только она открыла рот, чтобы сказать об этом, как тень исчезла.

«Неужели мне это привиделось? Наверное, что-то со зрением... Все кажется слишком ярким».

Ей казалось, что все ее чувства изменились, как-то обострились. Поэтому выйти из леса ей сейчас было легче, чем зайти в него. Марк и Джейд шли рядом. А когда им на пути встречалось какое-нибудь препятствие, они помогали друг другу.

– Ну как, ты счастлив? – тихо спросила Мэри-Линетт, поравнявшись с братом.

В лунном свете она заметила его улыбку – испуганную и застенчивую.

– Да... Наверное, счастлив... Помолчав минуту, он сказал:

21
{"b":"25242","o":1}