ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да что ты заметил? Ничего ты не заметил. На самом деле ты уверен, что я слабее тебя... Хотя ты этого и не говоришь, я знаю, ты так думаешь.

Неожиданно во взгляде Эша появилась хитринка. Глаза его стали зелеными, как цветки морозника.

– Если бы ты была вампиром, то не была бы слабой и знала бы, о чем я думаю на самом деле.

Он протянул ей руку.

– Хочешь попробовать?

– Лучше вернемся назад, – резко сказала Мэри-Линетт. – А то они еще подумают, что мы тут поубивали друг друга.

– Ну и пусть... – Эш все еще не опускал руку, но Мэри-Линетт только покачала головой и пошла прочь.

Она испугалась. С Эшем она всякий раз заходила слишком далеко. «Интересно, что из нашего разговора им удалось подслушать?»

Завернув за угол, она сразу же посмотрела на Джереми. Тот стоял рядом с Кестрель у бензоколонки, очень близко от нее. На мгновение Мэри-Линетт охватило тревожное волнение. «Ты в своем уме? – восстал против нее ее внутренний голос. – Как ты смеешь ревновать его, если сама даешь повод для ревности, да еще не знаешь при этом, как тебе быть с собственным духовным супругом... Хорошо бы они с Кестрель понравились друг другу».

– Мне все равно, я не могу больше ждать, – заявила Джейд Ровене; они стояли на другой стороне тротуара. – Мне нужно его найти.

– Она думает, что Тигги убежал домой, – пояснила Ровена, увидев Мэри-Линетт.

Эш направился к Ровене, Кестрель тоже подошла к ней, и Мэри-Линетт оказалась одна рядом с Джереми.

И вновь она забыла обо всех приличиях. Она взглянула на него, и ощущение неловкости вдруг исчезло. Джереми наблюдал за ней своим, как всегда, ровным, спокойным взглядом. Но затем он поразил ее. Взглянув в сторону тротуара, он сказал:

– Мэри-Линетт, будь осторожна.

– Что?

– Будь очень осторожна.

Таким же тоном он предупреждал ее относительно Тодда и Вика. Мэри-Линетт проследила за его взглядом. Он смотрел на Эша.

– Не волнуйся, все в порядке. – Мэри-Линетт не знала, как ему объяснить. Ведь даже собственные сестры Эша не поверили бы, что Эш не мог навредить ей.

Джереми побледнел;

–Я знаю таких парней. Иногда они приводят в свои клубы смертных девушек... Тебе лучше не знать зачем. Поэтому просто... будь осторожна, ладно?

Это ее неприятно поразило. Сестры говорили то же самое, но услышать такое от Джереми... Эш, несомненно, вытворял в своей жизни вещи, которые... ну, если бы она узнала о них, ей бы захотелось его убить. Вещи, о которых невозможно просто взять и забыть.

– Я буду осторожна, – сказала она. И, вдруг заметив, что руки у нее сжаты в кулаки, с улыбкой добавила: – Я смогу держать его в руках.

Джереми все еще был бледен. Он глядел на Эша, его карие глаза потемнели, а рот плотно сжался. В его спокойствии сквозили сдержанная сила и холодный гнев. А еще решимость ее защитить и ненависть к Эшу.

В это время к ним подошли остальные.

– Со мной все будет в порядке, – торопливо прошептала Мэри-Линетт.

А Джереми громко сказал:

– Я подумаю насчет людей здесь, в городе, и скажу тебе, если что-нибудь обнаружу.

– Спасибо, Джереми, – кивнула Мэри-Линетт. Она попыталась успокоить его взглядом, когда все садились в машину.

Он стоял и смотрел, как ее автомобиль удаляется от заправочной станции. Но рукой вслед не помахал.

– Ну вот, мы едем домой, – сказал Марк. – И что дальше?

Никто ему не ответил. Мэри-Линетт понимала, что у нее нет никакой толковой идеи.

– Мне кажется, мы бы скорее во всем разобрались, если бы знали, кого подозревать, – наконец произнесла она.

– Но есть еще кое-что, самое важное, что нам нужно сделать, – мягко произнесла Ровена. – Мы, я думаю, все же вампиры.

Мэри-Линетт могла бы счесть, что Ровена упомянула об этом между прочим, но Марк спросил:

– И что же это?

– Нам нужно подкрепиться, – улыбнулась своей самой лучезарной улыбкой Кестрель.

Они вернулись на ферму Бердок. Кота нигде не было видно. Вампиры, все вчетвером, направились к лесу, и Джейд все время громко звала Тигги. А Мэри-Линетт подошла к письменному столу миссис Бердок. Она достала канцелярскую бумагу, слегка покрывшуюся плесенью по краям, и серебряную ручку с выцветшим узором в викторианском стиле.

– Теперь, – сказала она Марку, сидя за столом в кухне, – мы составим список подозреваемых.

– В этом доме нет ничего съестного, – проворчал Марк. Он уже успел порыскать во всех шкафах. – Только растворимый кофе и фруктовый чай. Кому нужна эта гадость?

– Могу лишь напомнить, что твоя подружка – вампир. Ну, давай. Сядь и сосредоточься. Кого мы подозреваем?

Марк сел и вздохнул.

– Нужно узнать, что случилось с той лошадью. Ручка в руке у Мэри-Линетт зависла над листком бумаги.

– Ты прав, здесь должна быть какая-то связь. Я забыла об этом.

«Забыла, что работать детективом – это тебе не в бирюльки играть».

– Хорошо, – угрюмо произнесла она. – Давай предположим, что тот, кто убил лошадь, и был убийцей тети Опал и козы. И может быть, он же разбил окно на заправочной станции, потому что это также случилось прошлой ночью. Что это нам дает?

– Я думаю, это были Тодд и Вик.

– Очень умно!

– Нет, я серьезно. Ты ведь знаешь, что Тодд всегда жует эти зубочистки. А в козу были воткнуты именно зубочистки.

Зубочистки... Что же это ей напоминает? Нет, не зубочистки, это были колышки побольше... Почему она не может вспомнить?

Потерев лоб, Мэри-Линетт уступила Марку.

– Ладно... Я запишу, что Тодд и Вик – охотники на вампиров, но под вопросительным знаком. А может, ты думаешь, что они – сами вампиры?

– Нет, – сказал Марк, не реагируя на ее сарказм. – Думаю, Джейд заметила бы это, когда пила их кровь. – Он задумчиво глядел на Мэри-Линетт. – Ты у нас сообразительная. Как ты думаешь, кто это сделал?

– Понятия не имею.

Марк скорчил ей рожу, а она машинально изобразила на бумаге прутик. Затем прутик превратился в очень маленький колышек, больше похожий на карандаш, который держит женская рука. Мэри-Линетт никогда не умела рисовать руки...

– О боже! Банни...

– Это сделала Банни? – наивно спросил Марк, всем своим видом изображая простодушную веру. Но Мэри-Линетт ответила:

– Да. Я думаю... нет, я не знаю. Но эти колышки, что были воткнуты в козу, – те самые. Они большие... Я видела, как она пользовалась ими: чистила ногти. Это лопаточки для заусениц.

– Ну... – Марк выглядел разочарованным. – Банни... Нет, быть того не может. Она и мухи не обидит.

Мэри-Линетт взволнованно покачала головой.

– Ровена сказала, что у нее имя, как у ламии. И еще она, то есть Банни, сказала мне кое-что странное в тот день, когда я искала Тодда и Вика. – Теперь в памяти Мэри-Линетт воскресли все подробности, которые она с трудом пыталась вспомнить. – Она сказала: «Удачной охоты!»

– Мэри, это же из «Книги джунглей».

– Я знаю. И все-таки от нее это было странно слышать. К тому же сейчас она как-то подозрительно приветлива и напугана. Что, если все это – притворство?

Не дождавшись от Марка ответа, Мэри-Линетт спросила:

– Разве это менее правдоподобно, чем то, что Тодд и Вик – охотники на вампиров?

– Значит, запиши ее тоже. Мэри-Линетт записала. А затем сказала:

– Знаешь, я все время хочу спросить Ровену, как они посылали с острова письма миссис Бердок... – Тут она умолкла и вся напряглась, услыхав, как хлопнула входная дверь.

– Я вернулась первая?

Это была Ровена – разгоряченная, разрумянившаяся на ветру, слегка запыхавшаяся. Ее волосы развевались каштановым облаком.

– А где остальные? – спросила Мэри-Линетт.

– Мы еще при входе в лес разделились: это единственная возможность всем нам поохотиться на таком маленьком пространстве.

– Маленьком?! – Марк выглядел оскорбленным. – Если и есть что-то хорошее в Вересковом Ручье, так это то, что здесь просторно.

Ровена улыбнулась.

– Для охоты здесь тесновато. Не обижайся. Но нам здесь очень хорошо: ведь на острове мы вообще никогда не охотились. У нас там еда с транквилизаторами, совершенно пассивная.

31
{"b":"25242","o":1}