ЛитМир - Электронная Библиотека

– Что ты имеешь против моей тети, Квин?

– Ее муж был предателем. И она сейчас тоже предатель – ведь это она подбила девчонок сбежать. И кто знает, чем она занималась здесь в последние десять лет? Кто знает, сколько смертных узнало от нее о Царстве Ночи?

Эш пожал плечами, разглядывая свои ногти.

– Может, она никому ничего и не говорила.

– А может, уже всему городу растрепала.

– Квин, – терпеливо, как к младенцу, обратился к нему Эш. – Если моя тетя нарушила закон Царства Ночи, она умрет. Ради чести семьи. Эта история ложится на меня тенью.

– Да, единственное, на что я могу рассчитывать, – вполголоса произнес Квин, – это твоя личная заинтересованность. Ты ведь всегда старался быть первым, правда?

– Как любой другой.

– У других это не так очевидно. Последовала пауза, затем Квин спросил:

– Ну так как с твоими сестрами?

– Что с моими сестрами?

– Ты сможешь убить их, если это будет необходимо? Эш даже глазом не моргнул.

– Конечно. Ради чести семьи.

– Если они хоть словом обмолвились о Царстве Ночи...

– Они не настолько глупы.

– Они наивны. И могут попасться на крючок. Так случается, когда живешь на острове, совершенно изолированно от обычных людей. Ты не представляешь, каким хитрым бывает этот сброд.

– Зато мы знаем, какими хитрыми умеют быть мои сестры, – улыбнулся Эш. – И что они могут сделать с этим сбродом.

Впервые за все время Квин улыбнулся – обворожительно, почти мечтательно.

– Да уж... Ну ладно. Оставляю тебя, позаботься здесь обо всем сам. Думаю, ты понимаешь, что нужно проверить каждого, с кем твои девчонки вступали в контакт. Сделай все как следует, и, возможно, спасешь честь своей семьи.

– В том числе и от позора открытого суда.

– Я вернусь через неделю. И если ты к этому времени не возьмешь все под контроль, я пойду к Старейшинам. Имей в виду – не только к вашим, редферновским, Старейшинам. Я доведу это дело до сведения Общего Совета.

– Прекрасно, – сказал Эш. – Знаешь, Квин, тебе стоит найти какое-нибудь хобби. Отправляйся-ка на охоту. Похоже, у тебя депрессия.

Квин пропустил мимо ушей добрый совет Эша и коротко спросил:

– Ты знаешь, куда идти?

– Конечно. Девчонки прямо здесь, внизу. – Эш повернулся к востоку. Закрыв один глаз, он указал пальцем на полоску света в долине. – Они на ферме Бердок. Я выясню, что происходит в городе, а затем нанесу визиты этому сброду, тем, кто поближе к ферме.

ГЛАВА 4

Не зря, наверно, говорят, что утро вечера мудренее!

Проснувшись утром и окунувшись в марево горячего августовского солнца, Мэри-Линетт уже совсем не была настроена выяснять, жива ли миссис Бердок. Это было бы просто нелепо. Кроме того, у нее дел по горло: через две недели в школу. В начале июня ей казалось, что лето никогда не кончится, что она никогда не скажет: «Ох, как быстро пролетело это лето!»

«Мне нужно купить кое-что из одежды, – подумала Мэри-Линетт. – И новый рюкзак, еще тетради, и несколько маленьких фломастеров. И нужно заставить Марка сделать то же самое, потому что сам он никогда этого не сделает, а Клодин его не заставит».

Клодин, их мачеха, хорошенькая бельгийка с темными вьющимися волосами и искрящимися темными глазами, была всего на десять лет старше Мэри-Линетт и выглядела даже моложе своего возраста. Пять лет назад, когда мама только начала болеть, Клодин работала у них горничной. Мэри-Линетт любила ее, но Клодин не могла заменить им мать, и Мэри-Линетт обычно приходилось самой заботиться о Марке.

«Сегодня у меня нет времени зайти к миссис Бердок».

Весь день она занималась покупками. И только после обеда вспомнила о своей соседке.

Обедали они, как обычно, всей семьей в общей комнате перед телевизором. Мэри-Линетт уже убирала посуду, когда отец вдруг сказал:

– Вы ничего не слышали сегодня о Тодде Эйкерсе и Вике Кимбле?

– А, про этих бездельников? – пробурчал Марк.

– А что случилось? – спросила Мэри-Линетт.

– Они вроде как попали в аварию на Чилоквин-Роуд, где-то между ручьем Зеленого Орешника и Бобровым ручьем.

– Разбились на машине? – спросила Мэри-Линетт.

– Ну, не совсем, – сказал отец. – С машиной, кажется, ничего не случилось, но они оба считают, что попали в катастрофу. Парни явились домой после полуночи и заявили, что с ними там что-то произошло... Но что именно, они не знают. Они словно отключились на несколько часов.

Отец посмотрел на Марка и Мэри-Линетт.

– Ну как вам это, ребята?

– Это НЛО! – тут же воскликнул Марк, схватив со стола тарелку и подняв ее над головой.

– Что за чушь! – возмутилась Мэри-Линетт. – Ты представляешь себе, какое расстояние пришлось бы преодолеть этим зеленым человечкам? Никакого гиперпространства не существует. Ну почему людям нужно придумывать всякие небылицы, когда Вселенная и без того просто... просто кишит невероятными вещами!

Она умолкла. Семья глядела на нее с недоумением.

– Впрочем, Тодд и Вик, скорее всего, просто разбились, – сказала Мэри-Линетт, складывая грязную посуду в мойку.

Отец слегка поморщился. Клодин поджала губы. Марк ухмыльнулся:

– Хорошо, если так. Им это пошло бы на пользу, да и всему городу тоже.

Мэри-Линетт возвращалась в общую комнату, когда ее неожиданно поразила одна мысль: Чилоквин-Роуд находится справа от Канеты, другой дороги, возле которой стоит их собственный дом. Эта же дорога проходит и мимо дома миссис Бердок. От ее фермы до Чилоквин всего две мили.

Но какое отношение это имеет к тому, что случилось с Тоддом и Виком? Разве что девушки похоронили зеленого человечка, который пытался их похитить.

И все-таки Мэри-Линетт стало не по себе. Два странных происшествия в одну и ту же ночь, в одном и том же месте, в крошечном сонном городишке, где никогда ничего не случается.

«Так, сейчас я позвоню миссис Бердок. Окажется, что она жива-здорова, что с ней все в порядке, и я от души посмеюсь над этой детективной историей».

Но в доме миссис Бердок никто не подошел к телефону. В трубке раздавались ровные длинные гудки, автоответчик не включался. Наконец Мэри-Линетт повесила трубку. Ее вдруг охватило странное спокойствие. Теперь она знала, что делать.

На лестнице она столкнулась с Марком.

– Мне нужно с тобой поговорить.

– Слушай, если это о твоем плеере...

– Что-что?.. Да нет, это о том, что мы должны сделать сегодня ночью. – Мэри-Линетт взглянула на него: – А кстати, что там с моим плеером?

– Уф, ничего. Совсем ничего.

Мэри-Линетт тяжело вздохнула, но решила, что сейчас есть вещи поважнее плеера.

– Слушай, ты должен мне помочь. Прошлой ночью я увидела нечто странное, когда была на холме...

И она, насколько могла связно, рассказала все брату.

– А то, что случилось с Виком и Тоддом, еще более странно.

Марк покачал головой, глядя на сестру почти что с жалостью.

– Мэри, Мэри, – мягко проговорил он. – Знаешь, ты и вправду чокнутая.

– Да, я чокнутая, но это неважно. Я собираюсь сегодня ночью все выяснить.

– Что-что ты собираешься?

– Узнать, что произошло. Я просто хочу увидеть миссис Бердок. Если я поговорю с ней, мне станет немножко легче. А если я выясню, что зарыто в саду, мне станет намного легче.

– Может, они зарыли там сасквача. Наверное, поэтому его так и не нашли тогда в горах Кламата.

– Марк, ты передо мной в долгу за плеер...

– Предположим. – Марк вздохнул, затем, смирившись, пробормотал: – Ладно, я твой должник. Но прими к сведению, что я не намерен разговаривать с этими девицами.

– Тебя никто и не просит с ними разговаривать. От тебя требуется кое-что другое.

Солнце садилось. Они шли той же дорогой, которой ходили сотни раз к холму Мэри-Линетт, но на сей раз Марк нес садовые ножницы, а Мэри-Линетт – свой фонарь, с которого сняла красный фильтр.

– Неужели ты и вправду думаешь, что они укокошили старушку?

7
{"b":"25242","o":1}