ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Грани игры. Жизнь как игра
Мама для наследника
Спортивное питание для профессионалов и любителей. Полное руководство
Ласковый ветер Босфора
Микро
Подарки госпожи Метелицы
Анатомия счастья
Центральная станция
Врачебная ошибка

– Что здесь происходит? – спросила Кестрель.

– Это Мэри-Линетт, – голос Ровены звучал по-прежнему спокойно и мелодично. – Она живет по соседству и пришла навестить тетю Опал...

– Вообще-то я хотела узнать, не нужно ли вам чего-нибудь, – быстро перебила ее Мэри-Линетт. – Мы здесь единственные ваши соседи.

«Перемени стратегию, – скомандовала она себе. – Кругом, марш!» Глядя на Кестрель, Мэри-Линетт уже не сомневалась, что ситуация опасна. Теперь она хотела лишь одного: постараться, чтобы девушки не догадались о том, что ей известно.

– Вы дружите с тетей Опал? – вкрадчиво спросила Кестрель, оглядывая Мэри-Линетт с головы до ног своими желтыми глазами.

– Да. Я иногда прихожу помогать ей в... («О боже, только не упоминай про сад!») помогать с козами. М-м-м... надеюсь, она предупредила вас, что их нужно доить через каждые двенадцать часов?

Выражение лица Ровены неуловимо изменилось. У Мэри-Линетт екнуло сердце. Миссис Бердок ни за что, ни за что не уехала бы, не объяснив, как обращаться с козами.

– Конечно, предупредила, – лишь мгновение помедлив, спокойно ответила Ровена.

У Мэри-Линетт вспотели ладони. Кестрель не спускала с нее бесстрастного немигающего взгляда. Взгляда ястреба, пристально следящего за добычей.

– Ну, уже поздно, и у вас, наверное, есть дела. Не буду вас задерживать.

Ровена и Кестрель переглянулись. Затем обе взглянули на Мэри-Линетт. Обе пары глаз – карие, цвета корицы, и золотистые – пристально уставились на нее. У Мэри-Линетт опять засосало под ложечкой.

– Нет-нет, что же вы заторопились? – бархатным голосом произнесла Кестрель. – Почему бы вам не зайти к нам?

ГЛАВА 5

Марк все еще ворчал, огибая задний угол дома. Какого черта он здесь делает?

Попасть в сад было нелегко: его окружала густая живая изгородь из разросшихся кустов рододендрона и черной смородины. И даже выбравшись из зарослей жесткой зеленой листвы, Марк не сразу сориентировался. По инерции он сделал несколько шагов...

Стоп! Здесь кто-то есть. Девушка.

Хорошенькая... очень хорошенькая девушка. Марк ясно видел ее в свете, льющемся от заднего крыльца. У нее были длинные до бедер, белокурые волосы – такой дивный цвет волос бывает только у маленьких девочек. Она кружилась, и волосы обвивались вокруг ее миниатюрного, тоненького тела бледной шелковой волной. На ней было что-то вроде старомодной ночной рубашки, и танцевала она под звуки какой-то рекламной песенки. На ступеньках веранды стоял видавший виды транзистор, рядом сидел черный котенок; заметив Марка, он тут же метнулся в тень.

Транзистор заливался, суля огромные кредиты под смешные проценты, а девушка танцевала, подняв хрупкие, нежные руки над головой. «Легка, как пух чертополоха, – подумал Марк, в изумлении уставившись на нее. – И вправду, именно такая же легкая. Ну и что, что это избитая фраза?»

Когда реклама закончилась и зазвучала музыка в стиле кантри, девушка повернулась и увидела Марка. Она застыла на месте, так и не опустив рук со скрещенными запястьями. Глаза ее округлились, рот удивленно раскрылся.

«Она испугалась, – подумал Марк, – испугалась меня».

Теперь девушка уже не выглядела такой хрупкой; схватив транзистор, она стала вертеть его в руках и трясти. «Пытается выключить», – догадался Марк. Ее отчаяние передалось ему. Садовые ножницы выпали у него из рук. Не соображая, что делает, он бросился к девушке, выхватил у нее из рук приемник и выключил звук. Марк не мог отвести от нее взгляда, она тоже глядела на него широко раскрытыми серебристо-зелеными глазами. Оба тяжело дышали, будто только что обезвредили бомбу.

– Э-э-э... я тоже терпеть не могу кантри, – спустя минуту нашелся Марк, пожимая плечами.

Он никогда прежде не говорил с девушками в таком тоне. Но прежде и не случалось, чтобы какая-то девушка его испугалась. Причем так сильно испугалась: под нежной кожей у нее на горле пульсировала бледно-голубая вена, и Марку казалось, что он видит, как бьется ее сердце.

Внезапно девушка успокоилась. Она закусила губу и хихикнула. Потом улыбнулась еще шире и часто заморгала.

– Я забыла, – сказала она, вытирая уголок глаза. – У вас другие правила.

– Правила насчет кантри? – наугад спросил Марк. Ему понравился ее голос. Это был обычный, а вовсе не какой-то там божественный голос. Девушка оказалась вполне обычной и земной.

– Насчет любой музыки из Внешнего Мира. И телевидения.

«Какого еще Внешнего Мира?» Марк задумался. Потом сказал:

– Хм. Ну ладно. Я – Марк Картер.

– А я – Джейд Редферн.

– Одна из племянниц миссис Бердок?

– Да. Мы только приехали, прошлой ночью. Мы будем здесь жить.

Марк фыркнул и проворчал:

– Примите мои соболезнования.

– Соболезнования? Почему? – Джейд окинула сад быстрым взглядом.

– Потому что у нас в Вересковом Ручье все тихо-мирно. Живешь, как на кладбище.

Джейд одарила его долгим удивленным взглядом.

– А вы... вы раньше жили на кладбище? Марк ответил ей таким же долгим взглядом.

– Хм. Я имел в виду, что здесь скучно.

– А-а-а! – Джейд на секунду задумалась, потом улыбнулась. – Ну, это не беда. Нам все равно интересно. Этот город не похож на то место, откуда мы приехали.

– И откуда же вы приехали?

– С острова. С одного из островов близ!.. – Она опять задумалась. – В штате Мэн.

– В штате Мэн?

– Ага.

– А у этого острова есть название?

Джейд уставилась на него своими огромными зелеными глазами.

– Ну, этого я вам сказать не могу.

– Хм. Ну ладно...

Может, она смеется над ним? Но в лице девушки не было и тени насмешки. Она выглядела загадочной... и совсем наивной. Может, у нее что-то с головкой? В школе ее затравили бы. Там не терпят таких... со странностями.

– Послушай, – внезапно сказал Марк, – если я чем-нибудь смогу тебе помочь... ну, знаешь, если вдруг возникнут трудности или что-нибудь такое... ты просто скажи мне. Ладно?

Джейд смотрела на Марка, склонив голову набок. Ее ресницы отбрасывали тени на лицо, освещенное светом с веранды, но это ничуть не придавало ей застенчивого вида. Она буквально сверлила Марка насквозь прямым и оценивающим взглядом, будто хотела понять, что он собой представляет. Она выжидала. Затем улыбнулась, и на ее щеках появились маленькие ямочки. У Марка внезапно дрогнуло сердце.

– Ладно, Марк, – мягко произнесла она. – Ты вовсе не глупый, хотя и парень. Ты ведь хороший парень, правда?

– Ну-у... – Марк никогда не думал о себе как о «хорошем парне». По крайней мере, в том смысле, который это словосочетание приобрело в мыльных операх. Он сильно сомневался, что смог бы соответствовать этому стандарту. – Я, м-м... надеюсь, что да.

Джейд смотрела на него серьезно и уверенно.

– Знаешь, я сейчас поняла, что мне здесь начинает нравиться. – Она опять улыбнулась, и у Марка перехватило дыхание.

Внезапно ее лицо изменилось.

Марк тоже услышал: что-то громко затрещало среди зарослей рододендрона и смородиновых кустов в конце сада. Действительно, звук был странный и дикий, но реакция Джейд казалась совершенно неожиданной. Она буквально застыла. Все ее тело напряглось и дрожало, взгляд не отрывался от кустов. Ее охватил ужас.

– Эй, послушай, – мягко произнес Марк, дотронувшись до ее плеча. – Все в порядке. Наверно, это коза отвязалась. Козы могут перемахнуть через любой забор.

Джейд встряхнула головой.

– Или олень, – продолжал Марк. – Они иногда шумят почти как люди.

– Это не олень, – прошипела Джейд.

– Они приходят по ночам пастись на огородах. Может, там, где ты жила, не было оленей?

– Я не чувствую запахов, – прошептала Джейд, всхлипывая. – Все из-за этого дурацкого загона. Повсюду пахнет козами.

Марк сделал единственное, что, по его мнению, нужно было сейчас сделать: он обнял девушку.

– Все в порядке, – мягко произнес он. Он ничем не мог помочь Джейд, ее бросало то в жар, то в холод. Под рубашкой он ощущал ее гибкое, прекрасное живое тело. – Хочешь, я отведу тебя в дом? Там тебе будет спокойней.

9
{"b":"25242","o":1}