ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— В вашем рапорте ничего не сказано про миксину, — обратился Марчук к Славе. Как и все рыбаки, он их терпеть не мог.

— Я могу продолжать? — спросил Аркадий.

— Да, прошу вас.

— Зинины напарницы заявили, что она работала не покладая рук, а американцы сказали, что Зина появлялась на корме всякий раз, когда «Орел» доставлял улов, будь то днем или ночью. Часто это случалось во время вахты Зины, следовательно, она могла оставлять работу в любое время и отлучаться минимум на полчаса.

— Вы хотите сказать, что советские люди вам солгали, а американцы сказали правду? — спросил Воловой, словно не веря собственным ушам.

— Не в этом дело. Во время танцев Зина была с моряками с «Орла», танцевала с ними, разговаривала. Я думаю, что женщина не побежит среди ночи в дождь на корму, чтобы помахать рукой на прощание всему американскому экипажу. Она пошла попрощаться с кем-то одним из них. А вот кто именно это был — американцы скрывают.

— Вы полагаете, кто-то из наших ребят мог ее приревновать? — спросил Марчук.

— Не будем плохо думать о покойной, — примиряюще сказал Воловой. — Кстати, если на камбузе есть случаи нарушения трудовой дисциплины, если работники занимаются личными делами в служебное время, они заслуживают самого сурового взыскания.

— Воды хотите? — Марчук пододвинул бутылку Воловому.

— Спасибо.

Пузырьки газа заплясали в стакане Инвалида. Марчук лукаво усмехнулся, но продолжал мыслить и говорить по-советски.

— Главная наша проблема — это американцы, — произнес он. — Они будут настаивать на проведении гласного расследования этого дела.

— Так оно и будет, — отозвался Воловой. — Во Владивостоке.

— Разумеется, — ответил Марчук. — Однако ситуация достаточно щекотливая, и, возможно, еще до прибытия в порт нам придется что-то предпринять.

Он предложил Инвалиду сигарету. Разговор шел в привычных советских рамках. Авралы случались на советских заводах к концу каждого месяца, и тогда для выполнения плана «предпринимали» следующее — гнали потоком сплошной брак. На «Полярной звезде», например, чтобы выполнить месячный план, выраженный в тоннах, на переработку отправляли все: и свежую рыбу, и тухлую.

— Врач согласен с товарищем Буковским, — заметил Воловой.

— Врач… — Марчук постарался сдержать иронию. — Наш врач ошибся даже при определении времени смерти, если мне не изменяет память. Его можно подпускать только к абсолютно здоровым людям, но не к больным, а тем более к трупам.

— Что ж, возможно, в рапорте есть отдельные недостатки, — признал Воловой.

С явным сожалением Марчук обратился к Славе.

— Извините, но ваш рапорт — полное дерьмо. — И добавил Воловому: — Но парень старался.

Последним советским кораблем, который встретила «Полярная звезда», был сухогруз, забравший с борта три тысячи тонн палтуса, пять тысяч тонн камбалы, восемь тысяч тонн рыбного филе и пятьдесят тонн рыбьего жира. Взамен на «Полярную звезду» сгрузили муку, солонину, капусту, жестяные коробки с кинофильмами, а также доставили письма и журналы. Аркадий в тот день стоял у борта со своими товарищами. Главный электротехник флота не поднимался на борт, Аркадий сейчас сразу же припомнил бы его щуплую фигурку.

Половину лица Антона Гесса занимал огромный лоб под копной спутанных волос. Остальные части — брови уголком, острый нос, широкая верхняя губа и подбородок с ямочкой — сбились куда-то вниз. Из-под бровей поблескивали оживленные голубые глаза. Гесс напоминал немецкого музыканта эпохи Брамса.

Первый помощник решил перейти в атаку. Повел он ее все тем же «советским» тоном — так власти предержащие говорят о чем-то само собой для них разумеющемся.

— Матрос Ренько, по имеющимся у нас сведениям, вы были уволены из Московской прокуратуры. Это верно?

— Да.

— Вас также исключили из партии, так?

— Да.

Наступило хмурое молчание — как же, человек только что признался в двух смертных грехах.

— Могу я говорить прямо? — обратился Воловой к Марчуку.

— Конечно.

— Я с самого начала был против того, чтобы привлекать этого матроса к расследованию, особенно если учесть, что здесь затронуты наши американские коллеги. В моем досье уже имеется достаточно негативной информации о матросе Ренько. Сегодня я по радио запросил дополнительные сведения о нем из управления КГБ по Владивостоку — я хотел быть до конца объективным. Товарищи, перед нами человек с темным прошлым. Разумеется, полный отчет о том, что произошло в Москве, нам никто не даст, но мы знаем, что он был замешан в убийстве прокурора города и способствовал бегству за рубеж бывшей советской гражданки. За плечами этого человека — убийство и измена Родине. Потому-то он и метался по Сибири, постоянно менял работу. Взгляните на него, товарищи, — нельзя сказать, что он преуспел в жизни.

Это точно, подумал Аркадий. Преуспевающий человек не надел бы такие ботинки — изъеденные солью и покрытые высохшей слизью.

— И еще. — Воловой говорил так, словно это требовало от него огромных усилий. — За ним наблюдали еще на Сахалине, когда он только поступил работать на «Полярную звезду». Зачем наблюдали, я не знаю, мне не сообщили. Но причин наблюдать за таким человеком могут быть тысячи. Могу я быть откровенным?

— Вполне, — ответил Марчук.

— Товарищи, компетентные органы во Владивостоке заинтересуются не столько гибелью глупой девушки Зины Патиашвили, нет, прежде всего их будет интересовать уровень политической дисциплины на нашем корабле. И там не поймут, почему мы привлекли к столь щепетильному делу такого человека, как Ренько, человека настолько неблагонадежного, что ему даже запрещено сходить на берег в американском порту.

— Это вы верно заметили, — согласился Марчук.

— Вообще-то, — продолжал Воловой, — возможно, было бы целесообразно не пускать на берег всю команду. Через два дня мы прибудем в Датч-Харбор. Я полагаю, будет разумным не выдавать визы матросам.

Выслушав все это, Марчук нахмурился. Он подлил воды себе в стакан, задумчиво глядя на серебристую струйку.

— И это после четырех месяцев плавания? — спросил он. — Люди проводят четыре месяца в море только ради этих двух дней в порту. Разве дело только в нашей команде? Мы же не можем запретить американцам сойти на берег.

23
{"b":"25247","o":1}