ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Оранжевая собака из воздушных шаров. Дутые сенсации и подлинные шедевры: что и как на рынке современного искусства
Не делай это. Тайм-менеджмент для творческих людей
Харизма. Искусство производить сильное и незабываемое впечатление
Звание Баба-яга. Ученица ведьмы
Буревестники
Мой знакомый гений. Беседы с культовыми личностями нашего времени
Бесконечные дни
Мечтать не вредно. Как получить то, чего действительно хочешь
Склероз, рассеянный по жизни
A
A

Дверь раскрылась со звуком трескающегося льда. Из трубы паровоза пар вырывается клубами; из морозильника с температурой минус сорок внутри замороженный пар выползает нехотя, но Аркадий почувствовал его даже через мешок, начал извиваться червяком. Но слишком поздно. Его швырнули в камеру.

Ремень, стягивавший руки и грудь, от удара разорвался. Аркадий встал на ноги, но, прежде чем он успел сорвать с себя мешок, он услышал звук захлопнувшейся двери и вновь поворачиваемого маховика.

Он стоял на деревянном ящике. Избавившись от пропитанной керосином ветоши, он сделал вдох, и ледяной воздух обжег ему легкие. Это шутка. Ну конечно, это шутка. Из-под обшивки стен вниз струился белый, почти жидкий парок, сквозь промежутки между планками обшивки видны были трубы, покрытые смертоносным льдом. Вокруг обеих ног Аркадия клубилось по облаку белесого тумана. Он заметил, что волоски на тыльных сторонах ладоней встали дыбом и покрылись инеем. Срывавшееся с губ дыхание тут же превращалось в облачко крошечных кристалликов, которые с тихим шорохом падали вниз.

Аркадий протянул руку к маховику двери, но тут же отдернул ее — на таком морозе голая кожа так пристынет к металлу, что сил оторвать руку от колеса у него не хватит. Подняв мешок, он набросил его на маховик, схватился за него обеими руками и всей тяжестью тела попытался повернуть. Безрезультатно. Снаружи его явно удерживали, и у него не было ни малейшего шанса пересилить троих здоровых мужчин. Он закричал. От внешнего мира морозильная камера со всех сторон была изолирована десятисантиметровым слоем стекловаты. Даже дверь была ею подбита. Услышать его не мог никто, если только не стоял вплотную к двери. На протяжении прошлой недели часть замороженной рыбы переместили в кормовой холодильник, чтобы выправить крен судна, и если сейчас он находился в центральном холодильнике, то ни у кого даже повода не было, чтобы идти сюда. Высоко над головой, вне пределов досягаемости, находился ведущий на верхнюю палубу люк, тоже подбитый стекловатой, — не услышат его и там. Под ящиками, на которых он стоял, находилась еще одна переборка с люком, ведущим на нижнюю палубу. Но он не мог себе представить, как ему поднять два ящика, каждый весом в четверть тонны. На одном из ящиков валялся мятый, заскорузлый от холода кусок брезента. Он сбросил его, сквозь иней на ящике проступила надпись: МОРОЖЕНЫЙ ПАЛТУС — ПРОИЗВЕДЕНО В СССР. При всем трагизме ситуации от Аркадия не ускользнула некоторая комичность надписи.

Ветераны Севера знали все стадии замерзания человека. Аркадий дрожал; дрожь была хорошим признаком. В конвульсивной тряске тело еще сохраняло как-то свою температуру. Но она все-таки понижалась, примерно на градус каждые три минуты. Когда температура упадет на два градуса, дрожь прекратится, сердце замедлит перекачку крови в конечности и кожный покров, для того чтобы поддержать жизнедеятельность наиболее важных органов; именно это приводит к обморожениям. Когда же температура опустится на одиннадцать градусов, сердце прекратит работу, а сознание он потеряет еще до этого. В распоряжении Аркадия было минут пятнадцать.

Возникла новая проблема — он почувствовал первые классические признаки отравления: потемнение в глазах, слабость, позывы к рвоте. Все это он наблюдал у рыбаков, наглотавшихся бензиновых паров. Люди тогда начинали выть, как гиены, некоторые пытались лезть на стены. Аркадий разразился хохотом. Итак, он отправился в море, чтобы подохнуть в этом царстве льда? Здорово.

Он размахивал руками, как умалишенный. Ему приходилось работать на морозе — в подбитом ватой тулупе, валенках и меховом капюшоне. Теперь же его брюки и рукава украсились манжетами из густого, похожего на мех, инея. Аркадий покачнулся, стараясь сохранить равновесие и не провалиться в узкое пространство между ящиками: если бы это случилось, он бы ни за что не выбрался.

На уровне его груди находилась пластинка, прикрывавшая термопару-спираль из меди и константана. Ногтями он ничего с пластинкой поделать не мог — хорошая иллюстрация того правила, что рыбак и шагу не должен делать без ножа в кармане.

С огромным трудом вытащив из кармана спички, он тут же уронил их. В стремлении не наступить на хрупкую коробочку, Аркадий с болью с пояснице наклонился и с непроизвольной грацией поднял ее. Со стороны могло бы показаться, что это галантный француз учтиво поднимает оброненный дамой платок. Но тут же коробок вновь вывалился из пальцев, и на этот раз Аркадию пришлось опуститься на четвереньки. Выпрямившись, он чиркнул спичкой. Мороз тисками сжал со всех сторон маленький желтый язычок, но поверхность прикрывавшей термопару пластинки успела все же запотеть. Беда заключалась в том, что руки его настолько тряслись, что он был не в состоянии удержать спичку под термопарой больше чем на секунду.

Ловко они задумали это убийство. Заморозить до смерти, затем перенести его тело куда-нибудь, чтобы оно оттаяло, а уж потом труп кто-нибудь обнаружит. Теперь Аркадию стало совершенно ясно, что вовсе не Вайну являлся лучшим экспертом по всяким патологиям. В качестве явной причины смерти будет указано вдыхание паров керосина, и немногие этому удивятся в наш автомобильный век. В соответствии с официальным решением, тело его поместят в тот же холодильник, где оно будет лежать до самого Владивостока. Аркадию представилось, как в огромном куске льда его приносят домой.

Спички были отличными: головки из фосфора покрыты тонким слоем воска, гарантирующим воспламенение при любой погоде; рыбаки их ценили. На этикетке форштевень корабля мужественно резал волну. На трубе — изображение серпа и молота. Содрогания тела были настолько сильными, что даже поднести спичку к пластинке стало почти невозможно. Непонятно по какой причине Аркадий вспомнил вдруг еще более интересный случай самоубийства, чем тот, который он описывал Марчуку и Воловому, на Сахалине повесился рыбак; никакого расследования не проводилось, так как он закрепил веревку на отлитом из меди изображении серпа и молота на дымовой трубе. Его обули в картонные тапочки и похоронили в течение суток, так как никто не захотел задавать вопросов.

40
{"b":"25247","o":1}