ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Выпьем. — Аркадию нравились люди прямые и честные.

— Поздравляю! — Подтянув стул, к ним присоединился Джордж Морган, он чокнулся своей бутылкой пива с Аркадием. — Я так понял, что вы разрешили эту загадку? Самоубийство?

— Она оставила записку.

— Вам повезла — Морган уже обрел прежнее спокойствие и невозмутимость. Не этакий чернобородый тигр вроде Марчука или гномик наподобие Гесса, нет: каменное лицо профессионала с пронзительным взглядом голубых глаз.

— Мы говорили о том, какое необычное это место — Датч-Харбор, — сказал Гесс.

— Отсюда ближе до полюса, чем до остальной территории Штатов. Странное места — Морган поддержал тему.

Другое место, подумал Аркадий. Другое. Бар в Союзе — это тихое заведение, где собираются спокойные, усталые мужчины, здесь же стоит неумолчный гам. Вдоль стойки расположилась компания в шерстяных рубашках и клетчатых кепках, крепкие бородатые длинноволосые парни, полные энергии и здоровья — как же им не хлопать друг друга по спине и не пить прямо из бутылок. А зеркало позади стойки бара чуть ли не во всю стену, казалось, удваивало число посетителей, прибавляя, значит, тем самым и шума. В углу группа алеутов играла в пул*. За столами сидели женщины, девицы с размалеванными личиками и неестественно светлыми волосами. На них почти никто не обращал внимания за исключением, пожалуй, Ридли, которого дамы взяли в кольцо. Инженер решил как-то выделить себя из толпы: в бархатной рубашке и с золотой цепью на груди он походил на принца эпохи Возрождения, болтающего с крестьянками. Вот он встал, направился к Аркадию.

>>

* Разновидность бильярда.

— Дамы желают узнать, не двухголовый ли у тебя?..

— А что здесь считается нормальным?

— Здесь нет ничего нормального. Посмотри вокруг: все эти местные предприниматели целиком и полностью зависят от вас, коммунистов. И это правда. У банкиров в ящиках столов перекатываются не доллары, а яйца наших рыбаков, потому что все деньги брошены на крабовый бум. Когда крабы уходят, народ здесь лишается своих катеров, оборудования, машин, даже домов. Если бы не рыболовство, мы бы качали газ. Но в 78-м сюда пришли русские и стали скупать все, что мы вылавливаем. Хвала Создателю за международное сотрудничество! Если бы о нас заботились Штаты, мы бы давно уже сидели в заднице. Ты скажешь, что это странно? Ты окажешься прав.

— Вы много зарабатываете?

— Десять, двенадцать тысяч в месяц.

Аркадий быстренько прикинул в уме, что по реальному курсу черного рынка он сам зарабатывал около ста долларов в месяц.

— Действительно странно, — вынужденно признал он.

В углу под свисающей с потолка лампой дневного света молча и деловито алеуты играли в пул. На них были шапочки, парки, темные очки, на всех, кроме Майка, палубного матроса с «Орла». Майк разочарованно завопил, когда его шарик, падавший в нужную ямку, столкнулся с другим, направив его прямиком в лунку, а сам упал на стартовую черту. Вдоль стены на одной длинной скамье сидели алеутские девушки в теплых куртках и весело перешептывались. В одиночестве за столиком сидела молодая белая женщина, челюсти ее усердно перемалывали жевательную резинку, глаза настойчиво следовали за каждым движением Майка, других она вокруг себя не замечала.

— Весь остров принадлежит алеутам, — вновь обратился Ридли к Аркадию. — Во время войны моряки вышвырнули их вон, потом Картер вернул им эту землю. Теперь им нет нужды ходить в море за рыбой… Майк — другое дело, он просто влюблен в море.

— А вы? — спросил его Аркадий. — Вы тоже его любите?

Ридли не только собрал свои волосы в конский хвост на затылке, не только завил подобие косичек над ушами, он, похоже, успел перезарядить бешено сверкавшие глаза. Резкая усмешка исказила его губы.

— Я дико ненавижу его. Нет ничего естественного в том, что сталь плавает по воде. Соленая вода — враг человека. От нее даже железо рвется. Жизнь слишком коротка, чтобы любить море.

— Ваш приятель Колетти работал в полиции?

— Простым патрульным, а уж вовсе не следователем-билингвом*, подобно вам. Если, конечно, не считать итальянского.

>>

* Человек, одинаково свободно говорящий на двух языках.

Принесли виски, Морган разлил.

— Чего мне не хватает в море, — продолжал Ридли, — так это цивилизации. Цивилизация — это женщины, и уж тут «Полярная звезда» одержала над нами верх. Посадите Христа, Фрейда и Карла Маркса месяцев на шесть в одну лодку, и они превратятся в таких же, как мы, примитивных самцов, сыплющих бранью.

— Ваш инженер — настоящий философ, — обратился Гесс к Моргану. — В пятидесятые годы у нас у побережья Камчатки были плавучие консервные заводы, где работало до семисот женщин и около десятка мужчин. Они упаковывали в банки крабов. Технология требовала, чтобы с мясом краба не соприкасался никакой металл, мы использовали тогда специальные линии, купленные у вас же, в Америке. Однако, в конце концов, из политических соображений ваше правительство отказало в поставке новых линий для изготовления коммунистических консервов, и все наше дело с крабами рухнуло.

Аркадий помнил, какие об этом ходили рассказы: восстания и забастовки на консервных заводах, женщины, насилующие мужчин. Не очень-то много там было от цивилизации.

— За совместные предприятия! — Морган поднял свой стакан.

В Советском Союзе в пул не играли, но Аркадий помнил американских солдат в Западной Германии, их одержимость. Похоже, Майку везло, его непрестанно жующая подружка все чаще награждала его поцелуями. А не продай царь Аляску, стал бы алеут сейчас дергать за рычаги игральной машины?

Ридли проследил за его взглядом.

— Алеуты всегда охотились на котиков, продавали их России. Охотились на каланов, моржей, китов. А теперь они зашибают деньгу, сдавая в аренду доки компании «Эксон». Кучка коренных американских капиталистов, не то, что мы.

— «Мы» — это вы и я?

— Именно. Дело в точ что между рыбаками во всем мире куда больше общего, чем среди кого бы то ни было еще. К примеру, на суше люди любят каланов. Я же когда вижу калана, я вижу вора. Если пройти мимо островов Шелихова, то они будут лежать там и ждать вас, целые банды: по тридцать, по сорок штук. И они ничего не боятся, лезут прямо на сеть. Дьявол, а ведь они весят шестьсот — семьсот фунтов каждый, как медведи.

59
{"b":"25247","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Сглаз
Тестостерон Рекс. Мифы и правда о гендерном сознании
Замок мечты
Холодные звезды
17 потерянных
Черная Пантера. Кто он?
Кремль 2222. Покровское-Стрешнево
Укрощение дракона
Мир вашему дурдому!