ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты думаешь, то же будет и в Союзе?

— Это уже так и есть. Аммонал ты можешь купить на армейском складе, перегнать его через южную границу и продавать стреляющим в нас душманам. А у них склады забиты кокаином под самую крышу. Это будет получше золота. Это — новая валюта. Вот и боятся все ветеранов-афганцев — не только потому, что почти все они сидят на игле, но и потому, что они знают, что происходит на самом деле.

— Но ты в эту афганскую цепь не входишь, — заметил Аркадий. — Ты имеешь дело с сибирским товаром, с анашой. Каков обменный курс в тот момент, когда сеть ходит от судна к судну?

Карп улыбнулся, в темноте сверкнул золотой зуб.

— Пара наших брикетов на столовую ложку от них. Может показаться надувательством, но ты знаешь, сколько стоит грамм кокаина на буровых у сибирских нефтяников? Пятьсот рублей. А сети ты все же вычислил. Умный!

— Только никак не пойму, как же вы проносите анашу через пограничников на борт?

Голос Карпа зазвучал льстиво и доверительно, в нем послышалось сожаление: ах, как жаль, что не в наших силах сейчас раскинуться в креслах, распить бутылочку. Аркадий понимал, что тралмастер играет, наслаждается ситуацией, находящейся полностью под его контролем.

— Ты это оценишь. Что попросил бы хороший тралмастер в качестве средств доставки? Сеть, иглы, крепления, тросы. В доке тебе всегда всучат самое худшее, это ясно, и на это можно положиться. Какие тросы самые дешевые?

— Конопляные.

Маньчжурская конопля выращивалась на совершенно законных основаниях для изготовления веревок и тросов, анаша же — это всего-навсего цветущая конопля.

— Ты прячешь анашу в тросы, коноплю в коноплю.

Аркадий не мог не восхититься.

— А заканчивается все тем, что мы вымениваем дерьмо на золото. Два килограмма это миллион рублей.

— Но в таком случае тебе придется наниматься еще на полгода, чтобы привезти вторую половину.

— Это неудача — Карп задумчиво посмотрел вверх. — Конечно, не та, которую потерпишь ты, но все же неудача. Так, говоришь, ты пришел сюда в дождь, в середине ночи только для того, чтобы увидеть своими глазами то место, где Зину подняли на борт? Не верю.

— А в сны ты веришь?

— Нет.

— И я тоже нет.

— Знаешь, почему я убил того сукина сына в Москве? — внезапно спросил Карп.

— В трамвайном парке вместе с проституткой?

— Да, за которого ты и хотел поставить меня к стенке.

— Так это не был несчастный случай, ты сделал то, что хотел сделать?

— Все это старые дела, теперь ты меня уже не притянешь — второй-то раз.

— Ну, и за что же ты его убил?

— А знаешь, кем была та проститутка? Моей матерью.

— Она ничего не сказала. У нее и имя было другое.

— Да, а тот подонок знал все и собирался рассказать об этом каждому встречному. Так что тогда я был в полном рассудке.

— Об этом нужно было сказать на суде.

— Чтобы ей вынесли еще более тяжкий приговор?

Аркадий вспомнил грубо размалеванную женщину с выкрашенными в почти красный цвет волосами. Проституции в то время официально не существовало, но ее осудили за соучастие в ограблении.

— Что с ней сталось?

— Умерла в исправительном лагере. Они шили телогрейки для Сибири, так что твоя или моя могут оказаться пошитыми ее руками. У них тоже был план, как и у каждого из нас. Надеюсь, она умерла счастливой. У них там было много женщин с маленькими детьми, был и свой детский сад, тоже за колючей проволокой, ей разрешили быть в садике уборщицей. Она писала мне, что в окружении детишек чувствует себя намного лучше. Все бы ничего, но вот померла она от воспаления легких, которое подхватила от кого-то из тех сопляков. Никогда не знаешь, от чего загнешься. — Он вытряхнул из своего рукава нож.

На звук шагов Аркадий повернул голову. На фоне слаборазличимого света, падавшего с траловой палубы, он увидел человека в каске, спускавшегося по пандусу и державшегося за веревку, конец которой был закреплен на поясе Карпа.

— Это Павел, — произнес Карп. — Выбрался-таки сюда. Значит, ты и вправду пришел один.

Аркадий стал бешено перехватывать руками веревку, за которую держался. Но Карп оказался быстрее. Несмотря на то, что вокруг пояса он был обвязан линем, тралмастеру он, по-видимому, нисколько не был нужен — с такой легкостью стал он взбираться по обледеневшему пандусу.

Фигура наверху остановилась. Чтобы выбраться, Аркадию нужно было во что-то упираться, и он знал, что, как только он выпустит из рук веревку, он тут же скользнет вниз, в кипящую от ударов винта воду. Сапогам его не за что было уцепиться на гладкой металлической поверхности. И как это Карпу удалось так быстро взобраться наверх? Прямо дьявол какой-то.

— Этого стоило дождаться, — услышал он голос Карпа.

Тралмастер тряхнул веревку так, что Аркадий вновь поскользнулся, и вот тут-то рука Карпа мертвой хваткой вцепилась в его куртку.

— Аркадий! Это ты? — раздался сверху голос Наташи.

— Да.

Оказывается, фигура принадлежала вовсе не Павлу. Теперь, когда они приблизились друг к другу, он рассмотрел, что то, что он принял за каску, было всего лишь шарфиком, лежащим поверх ее волос.

— Кто там рядом с тобой? — требовательно спросила она.

— Коробец, — ответил Аркадий. — Ты знаешь Коробца.

В ту минуту Аркадий читал мысли тралмастера, как раскрытую книгу: получится ли убить его и Наташу до того, как она успеет подняться наверх и позвать на помощь?

— Мы с ним старые друзья — Карп все еще крепко держал Аркадия за полу куртки, — сколько вместе дорог прошли! Подай мне руку.

— Поднимайся на палубу, — приказал ей Аркадий. — Я буду мигом.

— Вы с ним дружите? — В голосе Наташи звучала подозрительность.

— Иди, — требовательно сказал он, стараясь не трогаться с места, с тем чтобы не дать Карпу пройти к ней.

— В чем дело, Аркадий? — Она не хотела уступать.

— Подожди, — обратился к ней Карп.

— Подожди. — Это был Павел, ловко спустившийся по пандусу мимо Наташи. В руке у него поблескивало лезвие топора.

Аркадий изо всей силы пнул Карпа по ноге. Тот упал на живот и стал быстро скользить по спуску. Аркадий надеялся, что он уйдет в воду, но страховочный линь удержал тралмастера на самом краю, уже готового нырнуть в бьющую из-под винта струю. Тут же он вскочил на ноги и стал вновь подниматься по пандусу, но к тому времени Аркадий уже добрался до крюка, где крепилась цепь от предохранительных заслонок. Он сбросил цепь с крюка. Заслонки со свистом упали вниз прямо перед лицом Карпа, заперев его в нижней части пандуса.

84
{"b":"25247","o":1}