ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Раман опустил руку, и тело соскользнуло на землю. Жаль, что пришлось убить офицеров, представителей закона, но эти двое не оставили ему выбора. Они ведь не давали ему убежать.

Полицейский «ниссан»-интерцептор[3] синего цвета осыпал красными вспышками листву растущих по обочинам дороги деревьев. Скоро сюда явятся другие полицейские. Может быть, и с неба. Похоже, недавняя деятельность Рамана в Атланте переполошила половину Конфедерации. Он быстро огляделся, встряхнул рукой с браслетом, чтобы убрать сверкнувшие при этом шипы. Хочешь не хочешь, надо позаботиться о собственной безопасности. И побыстрее. Имея такой богатый послужной список, попадаться нельзя. За арестом последуют заключение под стражу, обвинение и смерть, что совершенно недопустимо.

Лучше свалиться под градом пуль и подохнуть в одиночестве на какой-нибудь замусоренной тропке или заброшенном хайвэе, чем быть приговоренным к смерти, и, умереть, как, баран, от руки палача.

Сама, по, себе смерть– это вообще не тема для размышлений. Смерть – его сестренка. Раман совсем ее не боялся. Но умрет он свободным. Когда?

Когда придет его час. Но вряд ли это произойдет сегодня.

Брошенный «харлей-скорпио» ждал его на обочине всего в нескольких шагах позади. Раман запустил двигатель, выехал на мостовую и понесся прочь. Он нагнулся вперед, налегая на руль и всем весом прижимая переднее колесо к раскрошенному асфальту дороги. Еще несколько километров, он пересечет границу и окажется в другой части этого мира, называемого Вирджинией[4] .

Ирония, заключенная в этом названии, вызвала у него кривую усмешку. Ничего девственного там нет.

Как, впрочем, и в любом другом месте.

4

Бернард Охара проснулся в комнате, заполненной красноватой дымкой, в приятном тепле кровати, ощущая присутствие двух женских тел: одного – справа, другого – слева. У этих тел были имена – Кристи и Кристал. Обе красотки были голубоватыми блондинками, по виду и голосу (впрочем, как и на ощупь) они вполне сходили за близняшек. Фигурки у них были сверхъестественно пышные и изысканные. Охара был совершенно убежден, что девицы обязаны своими экстравагантными пропорциями «Золотому Премьер-Салону» или какому-нибудь другому заведению, специализирующемуся на скульптуре тела, но это его мало заботило.

Единственное, что интересовало Охару, – это их постоянная готовность удовлетворять его. Вот почему он обращал на них внимание, вот почему держал при себе.

Лежа здесь, в кроваво-красной тьме, он с улыбкой вспоминал свои обещания устроить близняшек на стереотелевидение, а может быть, даже на современнейшее производство имитаторов ощущений. Теперь его обещания уже не имели никакого значения – этим телкам наплевать на работу. Их интересуют только деньги. Они сделают все, что он захочет, за достаточно большие бабки, будут греть ему постель и ждать его, как рабыни. И Охаре подумалось, что если записать этих телок на чип, то они, пожалуй, действовали бы более возбуждающе, чем в натуре. Так частенько бывает – конечно, если сделать хорошее наложение эмоций, подредактировать как следует… и так далее.

Что-то теплое и мокрое скользнуло по его уху. Влажные губы нежно прошлись по его щеке, пальцы с длинными ногтями начали поглаживать шею, грудь, лаская, двигались все ниже и ниже. Его новый имплантант[5] отреагировал немедленно – с той быстротой и решительностью, которой он не переставал удивляться и восхищаться. Еще мгновение – и имплантант стал как камень, готовый к наслаждениям.

Одна из телок застонала и навалилась ему на бедро, словно обволакивая его своим телом. Ее призыв подстегнул Охару. Ее тело будто посылало электрические импульсы, возбуждающие его спинной мозг, готовый взорваться наслаждением.

Оставив тяжело дышащую телку в покое, Охара удовлетворенно хрюкнул. Теперь заворочалась вторая, Кристи или Кристал, как ее там… Охара улыбнулся и выдал ей порцию, жестко и быстро – так, как он это любил.

Когда процесс был завершен, запищал телеком – его личная линия.

– Дерьмо, – проворчал он.

Экран телекома, установленного в изножье постели, посерел. Сначала в центре появилась стилизованная эмблема корпорации КФК – «Коно-Фурата-Ко» затем она растаяла, плавно сменившись изображением круглолицего молодого азиата.

Это был Эноши Кэн, помощник Охары.

– Передай-ка мне пульт!

Какая-то из телок, Кристал или Кристи, вложила пульт в его руку, продолжая при этом чувственно извиваться, тыкаться носом в шею Охары и прогуливаться рукой в паху.

Охара, заворчав, включил телеком – только звуковую связь.

– Черт подери, я же просил – не мешать! Изображение Эноши закивало.

Охара усмехнулся. Хорошо хоть, что этот дурень ни разу не назвал его по имени, да и вызвал по закрытому каналу. Охара был бдителен и требовал того же от подчиненных – а как прикажете поступать с этими неоанархистами и прочими радикалами, жаждущими разрешить свои психологические проблемы за счет высших чинов корпорации? Даже права на эту квартиру в Платинум-Мэнор были оформлены на имя его благодетеля из руководства корпорации. Кроме того, на него работали два элитных телохранителя из агентства «Бэрнот Эскорт», да и другие меры тоже принимались.

– Прошу извинить, сэр! – Эноши говорил своим обычным заискивающим тоном. – Просто я подумал…

Как будто Охаре хотелось выслушивать оправдания!

– Короче.

– Да, сэр. Извините, сэр. Я только что получил сообщение от нашего шефа безопасности о том, что мистер Роберт Найман мертв.

Вот это сюрприз! Охара нахмурился. Из цепи, которую он нежно и трепетно вывязывал в корпорации, выпадало важное звено. Это не просто затруднение, это черт знает что! Найман возглавлял Отдел Специальных Проектов (ОСП) в «Экзотек Энтертейнмент», дочерней компании КФК, подчинявшейся непосредственно Охаре. Появившись в КФК, Охара выдернул Наймана из пыльной дыры, где тот занимался ерундовыми исследованиями, и поднял до уровня руководителя отдела, а ОСП в последнее время стал доходнейшей статьей корпорации. Он дал Найману почувствовать вкус власти, и вот благодарность!

2
{"b":"25249","o":1}