ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Уроки обольщения
Гениальная уборка. Самая эффективная стратегия победы над хаосом
Просветленные видят в темноте. Как превратить поражение в победу
Нет кузнечика в траве
Душа моя Павел
Победа в тайной войне. 1941-1945 годы
Кремль 2222. Покровское-Стрешнево
Бессмертный
Земное притяжение
A
A

– Что там, черт побери, происходит? – заревел Охара.

– Пока нет никаких подробностей, сэр. – Лицо Эноши было, как всегда, бесстрастно. – Полиция считает это предумышленным убийством и больше ничего интересного не сообщает.

– Мне нужна полная информация! – прорычал Охара, хотя, по правде говоря, не так уж он был взбешен. То, что полиция сообщает по собственному почину, и то, что она выдает под давлением, – большая разница. Ясно одно – что у них нет подозреваемого, которого они держали бы под арестом, иначе они бы сообщили об этом при стандартной процедуре оповещения родственникам и тем более корпорации «Экзотек».

Мысль о том, что теперь надо связываться с какой-то мелкой полицейской сошкой, раздражала Охару, хотя из-за этого не стоило беспокоиться. Такие дела – забота Эноши.

На самом деле подробности смерти Наймана почти не интересовали Охару. В современном метрополисе никто не застрахован от того, чтобы стать жертвой убийства. Даже такой предусмотрительный человек, как Найман, мог допустить какой-нибудь роковой просчет и ни о чем не подозревать до тех пор, пока не оказалось слишком поздно. Охара видел не раз, как это случается. Невозможно все время быть сверхбдительным.

– Да, сэр. – Эноши снова кивнул. – Я направлю вам исчерпывающий рапорт. Немедленно. Будут еще какие-нибудь указания?

А вот это-то он должен был бы знать и без объяснений. Даже спросонья, в постели с двумя нимфоманками, Охара соображал лучше, чем этот лизоблюд-помощничек, шеф его штаба, с позволения сказать! Как будто тут могли быть какие-нибудь сомнения! Японцы – идеальные работники, но у них есть один очень существенный недостаток – полное отсутствие инициативы. Перед тем как принять решение, Эноши сначала проконсультируется с тысячей авторитетов, с каждым, кто работает в этой области, вплоть до председателя Совета директоров, если, конечно, Охара позволит ему зайти так далеко.

К сожалению, в такой организации, как КФК, и в такое время, как этот проклятый 2054 год, Охара не мог избежать общения с людьми, затюканными стереотипами, вроде Эноши. Балбесы, подобные ему, слишком глубоко встроены в систему, и это – явление всеобъемлющее.

– Кто помощник Наймана? Бернс?

– Да, сэр.

– Отлично. – Такие детали, как имена младшего персонала, и есть то, за что он платит Эноши. Их он должен знать наизусть. Сфера Охары – это общая картина дела, как бы взгляд с вершины пирамиды корпорации.

– Сообщите Бернсу, что он может ожидать продвижения по службе. Я хочу выслушать его оценку нынешней стратегии Отдела Специальных Проектов. Завтра днем у меня. Пусть изложит свои предложения о возможных перестановках. И нечего тратить мое время на видеоматериалы. Пусть принесет текст. Основные данные. Понятно?

– Да, сэр! – быстро ответил Эноши. – Я немедленно уведомлю мистера Бернса.

– Надеюсь! – ответил Охара и отключил телеком.

5

Клуб назывался «Плевок». Из дверей несся неистовый металлический рев. Воздушные шары, парящие высоко в небе, издавали гул звуковой рекламы, той, что вспыхивала и мерцала на огромных дисплеях стереовидения. Наземное движение шумело и выло на четырех узких проезжих полосах. Самцы и самки толпились на искрошенных тротуарах: люди и андроиды, полицейские и бритоголовые, фрачники и оборванцы, троглодиты и крутые, а также стремящиеся в крутые – те, что в коже и заклепках, – одноклеточные в кружевах и с электрифицированными побрякушками и еще тысяча потеющих, ругающихся и хохочущих особей, которых можно встретить в постмодернистском, пережившем Танец Смерти возрождающемся городе.

Чуть дальше по улице голоса зазвучали более громко и злобно. Мелькание кулаков перешло в сверкание ножей и частый глуховатый перестук полуавтоматического оружия. Человек тяжело опустился на бетон – почти распотрошенный. Другой, шатаясь, поплелся к углу, из раненого плеча обильно лилась кровь. Один умер, другой выжил. Добыча достается победителю.

Метрополис Филадельфия, даунтаун[6] , воскресенье, ночь.

Тикки стояла, прислонясь к светящейся, казавшейся влажной передней стене ночного клуба, и курила длинную тонкую сигару «Даннеманн Лонджа». Она улыбалась самой себе. Да, телом она была здесь – в бурлящих городских джунглях, где шум разрывает барабанные перепонки, где улицы похожи на беспрерывные потоки жизни. Но для нее окружающая толпа – это всего лишь суетливое стадо животных, не замечающее пристального взгляда охотника, не чующее близости смерти.

Они – жертвы, слепые жертвы.

Бело-красная патрульная машина местной полиции с эмблемами «Минитмен Секьюрити Сервис Инкорпорейтед», поблескивая маячками и взревывая сиреной, двигалась вдоль квартала. К происшедшему только что на улице убийству Тикки не имела никакого отношения, и в ее планы не входило выяснять, поверит ли в это полиция. Она обогнула «Плевок» и свернула в аллейку. Еще через две минуты она спустилась в длинный тоннель, ведущий к станции подземки «Маркет-стрит», и прибывший поезд перенес ее в другую часть города, к Шукил-Ривер.

В Филадельфии она не была давно, но местность была ей знакома. Просто еще один район огромного города, раскинувшегося до горизонта, – кошмара, который в один ужасный день покроет всю планету. Кабельное стереовидение, глобальная компьютерная сеть и безнадежно запутанная экономика настолько обезличили города, где работала Тикки, что подчас ей приходилось останавливаться и вспоминать, где же именно она в данную минуту находится.

Конечно, были у разных мест и свои приметы, какие-то особые помехи или другие отличия, по большей части незначительные, но осторожный хищник отлично помнит, кто как дышит, смотрит, подает голос. А кроме того, у Тикки в каждом месте были проверенные источники информации.

Мастер-наладчик на заводе «Чиба» передал ее в надежные руки.

Экспресс несся по темным и сырым тоннелям подземки, а по проходу топал минитменовский коп. Прямиком в конец последнего вагона, где и стояла, прислонясь к стенке, Тикки. Ее глаза отслеживали каждое движение копа, но чутье пока не обнаружило ничего необычного, никаких признаков напряженности или тревоги, хотя эта мразь перла прямо на нее, да еще пялилась. Причину его интереса понять нетрудно. Вряд ли он учуял тяжелый автоматический пистолет «канг» в ее заднем кармане. Нет, скорее всего, он клюнул на внешность.

3
{"b":"25249","o":1}