ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она подключила оптоволоконный кабель к почерневшему порту телекома, включила питание и стала смотреть, как стартовые утилиты проводят диагностику. Она гордилась своим программным обеспечением. Стартовую программу она написала всего за несколько часов, все остальные программы в памяти «Фучжи-6» были составлены ею самой или ею же модифицированы.

Тесты прошли нормально, как она и ожидала. Телеком тоже вроде бы в порядке. Она оставила дисплей открытым на случай, если Молоток или кто-нибудь еще захотят заглянуть ей через плечо. Может быть, тогда они ей больше будут доверять, а то, что она хочет скрыть, на экране не появится. Неона подключила оптоволоконный кабель к разъему на виске и стремительно провалилась в черноту…

…в освещенную неоном комнату…

Это виртуальное рабочее пространство компьютера, здесь удобно программировать и выбирать направление перед тем, как нырнуть в линию передачи данных и в «Матрикс».

Сегодня она нырнет напрямик… по линии… И вдруг ее, привычной Неоны Джакс, не стало. Злосчастная полоса неудач больше не имела значения, неуверенность растаяла. Она выбирала курс в потоке информации, как рожденный летать электронный ангел – в пульсирующем золотистом сиянии, с нимбом, крыльями и гитарой, и сейчас она мчалась вперед к пирамидальному узлу сети. Ее пальцы бегали по клавиатуре, кружащий поток свернул в узел через алфавитно-цифровые шлюзы и там исчез. Узел открылся, и через него она проскочила в локальную телекоммуникационную сеть северовосточного Филли.

Она вызвала саму себя по телекому и вышла в директорию помощи, а потом через серию узлов достигла сети графства Делавэр и Всемирной Сети Доступа Пользователей «Санва-Банка». С видом постоянного клиента она вошла через главный вход. Как входить, она узнала из счета Молотка и с помощью парольного кода перевела пять тысяч новых йен на собственный счет.

Где-то там, в пятистах узлах оптоволоконного кабеля, ее пальцы пробежали по клавиатуре «Фучжи-6» и ее голос вслух произнес:

– О'кей… Деньги проверила. Иду дальше… Недовольный мужской голос пролаял в ответ что-то грубое: слов она не расслышала, уловила только тон, но какая разница?

Следующая остановка – локальная сеть Остина. Неона загрузила и запустила программу «Китайский Экспресс». Ее она раздобыла вместе с компьютером еще тогда, в Майами, когда погибли ее друзья. В исходной форме у «Экспресса» был подлый фрагмент, который запустил независимую программу в тот момент, когда они отправились в свой налет. Программа информировала пункт назначения об их прибытии и о том, что будут делать ее ребята, пока она роется в «Матриксе». Вот так они и погибли. Неону тогда тоже чуть не накрыли. Потом она нашел а секретную подпрограмму и выбросила ее.

«Экспресс» был не слишком надежен, и Неоне приходилось его переписывать после каждого путешествия, но ничего более быстрого она не смогла нигде найти, а сейчас ей была нужна именно скорость.

Она ее добилась.

«Экспресс» дал ей пинка, и вот Неона превратилась в красный сигнал тревоги военного ведомства Канадо-Американских Штатов. Она ворвалась в региональную телекоммуникационную систему Филли со всеми льготами объединения «Боинг Черный Орел» и бросилась в атаку. Узлы доступа распахивались перед ней, сопроцессоры перекрывали или отводили в сторону информационные потоки. Она достигла оранжевой спутниковой линии «Ай-Ти-Ти-Рэнд» под знаком приоритетного доступа и за миллисекунды оказалась в региональной сети Остина в Техасе.

Она воспринимала все сигналы тревоги, но сейчас стала обычной утилитой телекома, выполняющей команды автоэкзека[13] . Программисты Рэнда, которые натыкались на нее в сети, орали ей вслед, но особого внимания не обращали. Такой ее делал «Китайский Экспресс».

В реальном мире ее пальцы из плоти продолжали перебирать клавиши, в виртуальном мире «Матрикса» ее пиктограмма Ангела с гитарой нырнула в узел локальной сети Остина.

Она обогнула восьмиугольный кластер памяти «МСС» и пирамидальный– фирмы «Семантик», потом прошла узел с вращающейся дверью. Так она попала во Дворец Дуджи, виртуальное святилище вуду, черно-белый, как монохромный дисплей, с пищалкой на регистре и красной неоновой надписью: «Нажать для вызова сервисных функций». Включилась ее основная управляющая программа, золотистый Ангел – потрошитель оперативной памяти – заиграл на гитаре своей клавиатуры. Кружащиеся потоки алфавитно-цифровой информации, изгибаясь дугами и спиралями, потянулись к пищалке в центре святилища.

Пищалка зазвучала, как рожок. И тут возник Дуджи, во всяком случае – его пиктограмма. Сначала – вспышка всех цветов спектра, потом он сам, похожий на огромного толстого пса с длинными висячими ушами и в очках. Он уселся на табуретку у регистра.

– Чего тебе? – спросил Дуджи.

– Мне нужен Базар.

– Отгадай с трех раз!

Неона не удивилась. Чтобы найти Базар, вам надо сначала познакомиться с Дуджи или с кем-нибудь еще, кто это знает, а чтобы получить от Дуджи то, что нужно, надо поиграть с ним в загадки, но играть надо по своим правилам. Нормальным людям это покажется бредом, но Неона-то лучше знает.

– О'кей, – сказала она. – Цюрих!

– Мимо.

– Гонконг!

– Мимо.

– Манагуа!

– Мимо!

– Ну хорошо, сдаюсь!

Колокольчики, свистки, сирены, мигание, вспышки и даже корабельный ревун.

– Рабат!– завопил Дуджи. – Ха!

– Спасибо, Дуджи.

– Пожалуйста, детка. Увидимся.

Золотистый Ангел рванул в местную сеть, а потом через серию переключений – в локальную сеть Рабата. Где-то далеко реальные пальцы Неоны безостановочно бегали по клавиатуре – на каждом новом узле нужно набирать новый код. «Китайский Экспресс» – это ее мотор, но капитан на корабле – она, а ее пальцы – штурвал. Думай быстро или умирай, набирай код – или тебя раздавит. Если она не будет двигаться быстро, то никуда не попадет, а может быть, ее догонит нечто огромное и злобное.

В дальнем конце местной сети она скатилась через пульсирующие створки узла в изогнутый калейдоскоп линий данных, потом в другой узел и остановилась у Арки Хассана.

33
{"b":"25249","o":1}