ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Динозавры. 150 000 000 лет господства на Земле
Вино из одуванчиков
Мой лучший друг – желудок. Еда для умных людей
Уроки мадам Шик. 20 секретов стиля, которые я узнала, пока жила в Париже
Города под парусами. Рифы Времени
World Of Warcraft. Traveler: Путешественник
Что такое лагом. Шведские рецепты счастливой жизни
#Я хочу, чтобы меня любили
Добрый волк
A
A

Не так уж много у него в комнате ценного. Большая часть снаряжения – внизу, в фургоне. Он собрал в рюкзак то, чего никак нельзя было оставлять, и перекинул его через плечо.

Опасность состояла в том, что эта чертова дура, Ангел, могла навлечь на них гнев крупнейших корпораций – владельцев баз данных. Все они – межнациональные гиганты, у многих есть в Филли дочерние компании или филиалы, а у иных если не собственные службы безопасности, так кто-нибудь по контракту. А в обязанности охраны входит и слежка за хакерами, которые залезают без спросу в информационные банки компании. Иногда это занимает пару часов, иногда – пару дней. Трудность в том, что некоторые службы, вроде «Красных Самураев» или наемников «Первой Силы», отличаются манерой вести разведку боем – сначала стреляют, потом задают вопросы, если, конечно, остается кто-нибудь, чтобы ответить. Молоток не собирался отираться здесь и вскоре услышать грохот пушек с вертолетов «Нортроп» или, что еще хуже, шум высаживающейся на крышу группы захвата.

Когда Молоток вернулся в холл, Ось кинулся в свою спальню и стал собирать вещи. Молоток прошел в гостиную – там, склонившись над Ангелом, сидела Дана. Из рук волшебницы исходило зеленоватое сияние, а Ангел постанывала.

– Две минуты, – произнес он.

– Молоток, ну пожалуйста!– крикнула Дана, бросив через плечо отчаянный взгляд. – Я не могу с этим спешить!

Первая помощь – не самая сильная сторона Даны, об этом Молоток был хорошо осведомлен. Когда они с Даной встретились, ее вообще мало волновали беды других людей. Не говоря уж об оказании им первой помощи. Все, что ее занимало, – это искусство Аркана, сила манипуляций, основа мастерства, узнавание секретов. Потом она только мешала работать и стонала. Наверное, потеряла хватку или остроту восприятия. Может быть, не соответствует собственным амбициям. Кто знает? В конце концов, это и не важно. Ее пора менять.

– Две минуты.

Дана тихо охала, пациентка ей вторила. Молоток пересек холл и вошел в грузовой лифт. Ось выскочил из спальни с двумя чемоданами, забежал в гостиную и остановился перед плачущей Даной. Молоток сжал зубы и грохнул кулаком по пульту лифта. Дверь закрылась, кабина пошла вниз. Что Молотку в этом доме не нравилось, так это лифт. Ужасно медленный, черт его подери!

Фургон ждал у грузового входа. Молоток открыл боковую дверь, забрался внутрь, положил свой рюкзак и пролез; за руль.

Чуть больше, чем через две минуты, дверь снова отворилась и появились Дана и Ось. У каждого в руках было по чемодану, которые собрал Ось, а между ними моталась программистка. Ангел. Вид у нее был совершенно бессмысленный. Она споткнулась, и вся троица чуть не загремела с грузового помоста вниз. Молоток выругался. Еще секунд тридцать у них ушло на то, чтобы забраться в фургон и захлопнуть дверь. Молоток завел мотор и вырулил в переулочек, ведущий к улице.

Прямо посреди дороги топала то ли девица с вечеринки, то ли шлюха. Раньше Молоток ее здесь не примечал.

Одна деталь привлекла его внимание – у этой телки или шлюхи, кто она там, была потрясная масса курчавых черных волос. Молотку такое нравилось. Она была в черных очках, черной куртке с бахромой и золотой отделкой и тонкой черной же блузе, прикрывающей грудь. Точнее, некоторую ее часть. Юбка тоже едва прикрывала промежность. Передвигалась телка на десятиэтажных каблуках. В целом – ничего себе.

Переулочек был узкий, а выбор простой – то ли давить телку, то ли останавливаться. Молоток колебался, но тут девица махнула ему рукой, как старому приятелю, и подошла к фургону со стороны водителя.

В приоткрытое стекло Молоток просунул ствол «ингрэма».

– О, малыш, – низким голосом сказала девица, улыбаясь и весьма небрежно тыча пальцем в ствол пистолета. – Прибереги эту штуку для себя. Слушай, ты знаешь тут кого-нибудь по имени Молоток?

Молоток нахмурился:

– Чего?

– Молоток, – повторила телка. – Он тут где-то мотается.

– Ну и что, если мотается?

Девица помедлила с ответом и посмотрела на него, как будто уже знала, что это он и есть.

– Есть кое-что на продажу. Сведения, очень важные.

Надо думать.

– О чем бы это? – прорычал Молоток.

– Так ты знаешь этого парня?

– Скажи мне.

– Нет, спасибо, я скажу Молотку.

– Это я.

– Правда? – Телка криво ухмыльнулась. – Я слышала, ты ищешь какого-то крутого по кличке Потрошитель.

– Хорош меня тут задерживать!

– Тебе Потрошитель нужен? Я провожу. Откуда эта телка может знать, где Потрошитель?

Откуда она знает, что нужно Молотку? Это-то более или менее ясно. Слухами земля полнится. А когда слухи стоят денег, то распространяются очень быстро. Молоток пробежал взглядом по крышам, прислушиваясь, не стучит ли винт вертолета, потом снова глянул на девицу:

– Сколько это будет стоить?

– Две косых.

Молоток хрюкнул. Две тысячи новых йен? Куча монет какой-то сраной шлюхе, которая может все испортить?

– А может, я это из тебя даром выбью?

– Сомневаюсь, дорогуша!

– Нет? Телка сунула пальцы в рот и свистнула так громко, что у Молотка уши заложило. Звук отдался эхом по переулку. В ответ послышался рокочущий шум.

В дальнем конце переулка замаячила пятерка мотоциклистов. Седоки были в черной коже, и по крайней мере у одного из них на плече висел автомат. Молоток напрягся, но все же не решился нажать на спуск. Телка ухмыльнулась и сказала:

– Не заводись, мой сладкий. Это просто мои друзья. Присматривают за девушкой.

– Не люблю сюрпризов, – прорычал Молоток.

– Я тоже. Потому-то со мной и пришли мои друзья. Тебя интересует сделка, беби?

– Одной косой достаточно.

Телка засмеялась, потянулась к нему, показывая все достоинства своего бюста, как последняя шлюха.

– Полторы.

Сошлись на двенадцати сотнях. Эта сучка сама очень дорого заплатит, если окажется, что она его дурачит.

27

В комнате было темно. На правой стене сияли двадцать экранов. Адама сидел у левой стены в резном деревянном кресле вроде трона. Рядом возвышался сияющий мраморный пьедестал, на котором горел огромный драгоценный камень, похожий на бриллиант размером с кулак. Тикки в своем естественном обличье ждала, лежа на полу.

41
{"b":"25249","o":1}