ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Экран опустел, а потом на нем появилась брюнетка такой картинной красоты, что тут явно не обошлось без пластической хирургии. Кэркленд очень внимательно ее рассмотрел, но не обнаружил ни малейших изъянов ни в темно-синих глазах, ни в изящной фигуре.

– Добрый день, лейтенант! – сказала она сладким голоском, в котором чувствовался английский акцент. – Меня зовут Феона Мак-Фарлан. Я секретарь мистера Торакидо.

– Я хотел бы поговорить с вашим боссом, – сказал Кэркленд.

– Мистера Торакидо сейчас нет в офисе, может быть, я смогу вам чем-нибудь помочь?

В словах не было ничего особенного, но тон был заинтересованный. Можно подумать, она сидела целый день и ждала, когда же Кэркленд позвонит. Интересно, что будет дальше? Корпорации обычно очень много разговаривают, но очень мало делают, когда речь заходит о полицейском расследовании.

– О'кей, может быть, – сказал Кэркленд, решив, что надо пользоваться помощью, когда ее предлагают. – Я расследую смерть Роберта Наймана…

Продолжить он не успел, Мак-Фарлан тут же сказала:

– Да, лейтенант, я знаю.

Значит, в курсе. Интересно; она просто широко информирована или тут что-то другое?

– Тогда вы, наверное, знаете, что я запросил некоторую информацию у президента «Экзотек» мистера Бернарда Охары – некоторые файлы о персонале, данные об Отделе Специальных Проектов: эта информация может иметь важнейшее значение для моего расследования. – Не дожидаясь, пока Мак-Фарлан ответит, он продолжил: – Но он что-то не торопится сотрудничать со мной.

На лице Мак-Фарлан появилось выражение сдерживаемого удивления.

– Вы лично просили мистера Охару?

– Именно. Лично. В его офисе.

Снова удивленные глаза, потом в них появился интерес:

– Лейтенант, скажите мне, какая именно информация вам необходима?

И ее взгляд, и вопрос убедили Кэркленда в том, что за кулисами КФК явно творятся какие-то темные делишки. Что за делишки – он может только гадать. Главное, что его интересовало, – это Отдел Специальных Проектов: кто там работал, когда, что делал. Ему нужны были послужные списки всех убитых чиновников и их помощников. Все это он и перечислил.

Мак-Фарлан в ответ проворковала:

– Должна сказать вам, лейтенант, что «Коно-Фурата-Ко» гордится своим ответственным поведением в обществе, мы всегда готовы сотрудничать с любыми официальными расследованиями законных общественных институтов.

Кэркленд кивнул: такие речи ему доводилось слышать и раньше.

– Дайте мне час, – сказала Мак-Фарлан.

Кэркленд настолько удивился требуемому времени, что не успел ответить, и Мак-Фарлан отключилась. Экран опустел. Он сделал длинную затяжку. В этот момент дверь распахнулась, и в кабинет ввалился капитан Энрикес, старший офицер отдела по расследованию убийств Центральной полицейской станции. Кабинет Энрикеса был через две двери. Кэркленд прикурил одну сигарету от другой и откинулся в кресле.

– Как там дела с Джерментауном? – спросил Энрикес.

– Перед тем как пойти лучше, дела идут все хуже.

– Лучше? Если произойдет еще что-нибудь в этом роде, мы с тобой окажемся в отделе дорожной полиции. – Энрикес плюхнулся в одно из пластиковых кресел перед столом Кэркленда. – Так где мы, собственно, находимся?

Кэркленд прикусил язык, едва не выложив то, что первым делом пришло ему на ум, и сказал:

– Я хочу собрать весь отдел – поговорить.

– Хорошо.

Через пять минут кабинет Кэркленда был битком набит детективами отдела убийств Центральной станции. Всего тридцать восемь человек – не так много для трехмиллионного города, то есть зарегистрированных трех миллионов населения.

– Ну, у кого что есть? – обратился к собравшимся Кэркленд.

Трое или четверо заговорили разом, потом разобрались и стали говорить по очереди, как хорошие мальчики и девочки. Все они отслеживали массу ниточек, возможностей и незначительных намеков на слабый след по делу об убийствах служащих «Экзотек». К нынешнему моменту они исключили из числа подозреваемых большинство филадельфийских боевиков, большинство известных полиции якудза, мафиози и убийц из банды «Сеульпа». Были также отслежены родственники, друзья и сотрудники погибших. Все это было замечательно, но не то, что капитан Энрикес мог бы доложить мэру.

Сержант Лиза By проверила данные по иногородним киллерам. В них фигурировала кличка Потрошитель, но в этом не было ничего удивительного – просто кличка числилась в списках.

– Пока о ее деятельности никаких сведений, – сообщила By. – Шесть недель назад ее засекли в чайнатауне, несколько осведомителей за ней смотрели, но никакой волны она не гнала. По крайней мере, мы об этом ничего не знаем. Это само по себе удивительно – такие люди без дела не сидят. У нас есть информация, что она работала телохранителем у какого-то крутого…

– Что за крутой?

Детектив By пожала плечами. – Исчерпывающий ответ. Вы уволены.

– Извините, босс.

Сарказма оказалось недостаточно, чтобы избавиться от раздражения. Кэркленд откинулся на спинку кресла и уставился в потолок.

– А есть кто-то, кто хоть что-нибудь знает? Что, нужно десять тысяч человек, чтобы отыскать волосок? Двадцать – чтобы найти отпечаток руки? Она была телохранителем не у «какого-то» крутого! Неужели она случайно встретила его в баре? Господь всемогущий! Люди, спуститесь на землю!

By потерла рукой лоб. Выглядела она слегка перепуганной, остальные уставились взглядами в пол. Воздух в кабинете стал попахивать потом. Вообще-то это не так плохо. На Кэркленда с делом «Экзотек» давила добрая половина центрального командования, так что, если нужно будет надавить на людей, чтобы выудить из них сведения, он это сделает. Он прикурил сигарету и только тогда заметил, что предыдущая еще дымится в пепельнице. Ее он проигнорировал. Если это заметил кто-нибудь из присутствующих, ничего, тоже придется проигнорировать.

– Что еще у нас есть?

Рамирес зашелестел своими бумагами.

– Говорите, черт подери! – прорычал Кэркленд.

– Мы получили из ФБР результаты сравнительного экспериментального исследования волоска, обнаруженного в лифте, где прятался убийца Наймана.

57
{"b":"25249","o":1}