ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Что-то связанное с этим местом беспокоило Тикки, но она никак не могла понять – что именно. Может быть, она никогда прежде не видела, чтобы Адама ел китайскую пищу? Несмотря на имя, а его все называли Адама Хо, он никогда не выказывал предпочтения какой-либо кухне, кроме обычной европейской. Тикки прошла вслед за ним в ресторанчик. Они заняли угловой столик, Тикки просмотрела меню и выбрала телятину «Кун По».

– Сделайте погорячее, – сказала она старику, принимавшему заказ.

– Да. Очень горячая! – кивнул старик и ушел. Тикки посмотрела на Адаму – тот улыбался. А Тикки задумалась, почему этот старик ответил ей на китайском? Очки скрывали глаза, наиболее явственный признак азиатского происхождения. И вообще, что за чертовщина творится?

– Все в порядке, – добродушно улыбнувшись, сказал Адама и снова взмахнул рукой. Тикки решила, что не стоит беспокоиться из-за этого старика.

– Несколько дней от тебя ничего не было слышно, – сказал Адама, все еще улыбаясь и поигрывая своей тростью. – Наверное, ты решала проблемы, касающиеся моего главного оружия?

Это про неудачное покушение на нее? С обидчиками Тикки славно расправилась. Разорвала на части и Молотка, и всю его банду жалких любителей.

– Они получили то, что заслужили.

Адама посмотрел на нее, как будто наслаждаясь ее видом.

– Ты сегодня выглядишь очень свирепо.

Эти слова снова заставили ее улыбнуться, на этот раз злобной улыбкой. Действительно, она испытывала злобу – теперь, когда Адама сказал ей об этом. И она никак не могла вспомнить, о чем размышляла до встречи с ним. Ей нет необходимости покидать город, ей нечего бояться, никто ее не остановит. Она убьет любого, кто попытается напасть на нее. Убьет, порвет на куски и сожрет. Сожрет якудза, сожрет всех этих людишек. Этих хилых людишек. Кто они, как не мясные полуфабрикаты? Да просто стадо дичи! Она разорвет их всех до последнего. Ее уже тошнит от их вони.

За обедом Адама начал готовить Тикки к следующему заданию. Более подробные объяснения он обещал дать позже. Самое главное – ее новый объект. Якудза высокого уровня, представляющий наибольшую угрозу для Адамы и его организации. Этот человек должен быть казнен самым жестоким образом.

Его имя – Беннари Охаши.

39

Раман поставил мотоцикл на упор и оглянулся на Элиану. Некоторое время она не делала ничего, только перебирала свои белые волосы, поглаживала их, взбивала, поправляла. То, что она способна растрачивать время на подобные глупости, не было для него секретом. Элиана просто помешана на своей внешности, на том, как она смотрится, на своей чистоте, помешана до такой степени, что по сравнению с ней остальные женщины кажутся жалкими неряхами. Она может часами принимать ванны, заниматься косметикой, укладывать волосы и примерять одежду.

Сегодня она была в облегающей черной блузе и такой же короткой черной юбке с широким золотым поясом вокруг талии. Черные сапоги на высоченных шпильках поднимались почти до края юбки, поверх всего Элиана набросила плащ почти до пят – снаружи черный, изнутри золотой. Десятки тоненьких браслетов скользили по ее рукам, каждый палец был украшен перстнем, шея увешана множеством тонких цепочек и ожерелий.

Вдруг она завернулась в плащ, скрывшись в нем полностью, спрятала даже руки.

– Сюда, – сказала она, мотнув подбородком.

Элиана направилась в глубь переулка, в темноту помойки. То, что она пришла в такое место, в загаженный переулок по соседству с тюрьмой, поразило Рамана. Он имел с ней дело уже почти три года, а сколько раз за это время он видел, чтобы она выходила на улицу, в темноту глухих мест города? Раза два или три? Во всяком случае – очень редко. Элиана с ее чистоплюйством и любовью к изысканности подвергает себя риску испачкаться. Поразительно!

Они свернули за угол. Элиана шла впереди. Невдалеке они заметили группку юнцов в черном, ухмыляющихся и ржущих. Когда парни начали разглядывать Элиану, их ухмылки стали еще гаже. Уж очень маленькой она казалась, совершенно не опасной. Раман взялся за нож, спрятанный в куртке, хотя в этом и не было необходимости.

– Э! Ребята, глядите, телка!

Один из юнцов подошел к Элиане и потянулся было к ее волосам. Элиана издала что-то вроде рычания, а потом выбросила из-под плаща руку, как кошка – лапу, и смазала наглеца по физиономии. Парень полетел с копыт, как от затрещины великана, грохнулся на асфальт и затих. Кровь текла из его ран на лице и на горле. Прочие сопляки остановились в нерешительности. Элиана вскинула руку к небу, щелкая пальцами, будто когтями, и воздух в переулке внезапно закружился ураганом. Юнцы сначала разинули рты, а потом бросились наутек, подгоняемые летящими им в спину помоями.

Циклон утих. Элиана пригладила и взбила волосы, снова завернулась в плащ и повела Рамана дальше. Путь оказался недолгим. Встав лицом к задней двери одного из домов, Элиана вскинула вверх обе руки, и дверь влетела внутрь дома, как от удара гигантского кулака. Поднялась и осела пыль, Элиана снова завернулась в плащ, поправила волосы и вошла в дом.

Изнутри дом представлял собой запыленную развалину, освещенную лишь светом звезд да оранжевым отблеском уличных фонарей. В стенах зияли дыры, кругом валялись обломки мебели, где-то капала вода. Воняло помоями. Элиана заворчала от отвращения. Узкий коридор вел к передней двери. Открытая дверь слева вела в среднего размера комнату, похожую на столовую.

Посреди столовой сидела черная кошка Элианы. Хозяйка постояла перед ней, потом присела, как будто хотела погладить животное или взять на руки, но когда выпрямилась, оказалось, что кошка исчезла. Ее не было на полу, не было и у Элианы на руках, при этом Раман не видел, куда она делась. Наверное, Элиана отправила ее куда-то Силой своего волшебства. Такие штучки она уже проделывала.

Что-то необычное было в отношениях Элианы и кошки. Раман подозревал, что кошка тоже балуется магией. Во всяком случае, это не обычная кошка, в этом Раман не сомневался.

Элиана объясняла что-то из своих действий только тогда, когда этого нельзя было избежать или когда ей самой этого хотелось. Вообще-то она предпочитала оставлять присутствующих в неведении.

70
{"b":"25249","o":1}