ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Список ненависти
Создайте личный бренд: как находить возможности, развиваться и выделяться
Автомобили и транспорт
Цифровая диета: Как победить зависимость от гаджетов и технологий
Ликвидатор
Русь сидящая
Стиль Мадам Шик: секреты французского шарма и безупречных манер
Танки
Как химичит наш организм: принципы правильного питания
A
A

В торцевой части стола был установлен огромный стереоэкран, создававший у Эноши впечатление, что стол выходит за пределы зала и плавно переходит в стол зала заседаний штаб-квартиры КФК в Японии. Там сидели старшие члены Совета директоров, в дальнем конце – два вице-президента, Шимадзу Ивао и Торакидо Бунтаро. Окна в верхней части экрана давали крупные планы лиц вице-президентов и старших членов Совета.

На экране появилось еще одно лицо – в нем прокручивалась подготовленная заранее получасовая видеозапись. Эноши терпеливо ждал. Он должен был засвидетельствовать подлинность видеоматериалов. Эноши сам мог быть обвинен в уничтожении лаборатории чипов «Лучше, Чем в Жизни», созданной для финансовой подпитки «Экзотек», а также в подготовке ликвидации киллера по кличке Потрошитель. Однако он совершил это по прямому приказу Бернарда Охары. По мнению Эноши, вина Охары ничуть не уменьшалась оттого, что сам он не участвовал ни в переговорах, ни тем более в операциях. Эноши просто исполнял свои обязанности служащего корпорации – так же, как он их исполняет сейчас. Иногда это требует действий, достойных сожаления, иногда просто отвратительных, но долг есть долг.

Торакидо-сама это понимает. Так, надо думать, решили и остальные члены Совета, если их, конечно, ознакомили со всеми подробностями.

Видеозапись кончилась. Находившийся в Токио Шимадзу Ивао со своего места рядом с вице-президентом Торакидо Бунтаро произнес:

– Ваше сотрудничество в данном деле оценивается очень высоко.

Эноши сделал глубокий поклон в знак признательности за лестную оценку.

Прошло несколько секунд. Лицо Торакидо-сама, непроницаемое с самого начала, превратилось в мрачную скептическую маску.

– Эноши-сан, – сказал он, – есть ли у вас какая-либо информация о личности, именуемой Потрошителем, и о причинах, по которым член Совета Бернард К. Охара мог бы желать ее ликвидации?

– Да, Торакидо-сама, – ответил Эноши. – Потрошитель известна как наемный агент различных преступных группировок. Она известна как боец и киллер, она занимается, как мне объяснили, физическим устранением. Относительно прошлых контактов Охара-сан с Потрошителем или с представляемыми ею криминальными группами, что могло бы служить мотивом для ее устранения, у меня информации нет.

Все это несущественно. Совет не потерпит и намека на нарушение приличий. Дни Охары сочтены.

Торакидо-сама тяжелым взглядом обвел старших членов Совета, потом посмотрел на Эноши и сказал:

– Хорошо, Эноши-сан, вы можете идти.

Эноши снова отвесил поклон сначала Торакидо-сама, потом Шимадзу-сама, повернулся и вышел из зала заседаний.

В комнате перед залом заседаний одна из секретарш в синей униформе корпорации сервировала чай для парочки блондинок, которых Эноши узнал, хотя и не мог вспомнить их имен. Он смахивали на шведок и были самыми восхитительными европеянка-ми, каких он только встречал. Эноши вспомнил, что Охара называл их: «Мои близнецы».

Теперь они не будут «его» собственностью. Да вряд ли и были ею когда-нибудь.

48

– Тут все не так!

Квартал лежал в руинах. Переулок был завален мусором. Вдоль улицы выстроились сгоревшие машины, горы гниющих помоев. Многоквартирные дома в четыре и пять этажей стояли ободранные, с выбитыми стеклами и обгоревшими фасадами. Нет сомнений, это тот самый квартал и та самая часть города, но Тикки все еще не могла поверить собственным глазам. Пятиэтажный дом в середине квартала был разрушен, как и все остальные вокруг. Но именно здесь был городской дом Адамы. У обочины стоял древний лимузин «линкольн америкэн», побитый и проржавевший, годный разве лишь на то, чтобы доползти до свалки. А ведь здесь должен стоять блестящий черный «найтскай» Адамы, именно здесь, на этом самом месте.

Тикки потрясла головой, чтобы прогнать наваждение. Конечно, это магия. Другого объяснения быть не может. Она оглянулась на коренастого парня, стоявшего рядом с ней. Ей хотелось скрыть свое смущение, но ничего не получилось.

– Ты же была во власти могучего мага, – сказал Раман успокаивающе, – он запудрил тебе мозги. Помнишь, что говорила Элиана?

Тикки зарычала в ответ.

– Может быть, ты впервые видишь это место… таким, какое оно есть на самом деле.

Может, так, а может, и нет. Смущение не проходило, неприятие плана Элианы усиливалось. Тикки согласилась его выполнять только потому, что у нее не было выбора. А это не улучшает настроения.

В общем, наиболее вероятно, что именно она, а не Жирный Андрэ и все прочие находилась под действием магических чар. Это тоже не радует.

– Пошли, – сказала она.

Тихо, почти беззвучно Раман пересек улицу. Черная сумка, которую он держал в левой руке, нисколько не сказывалась на его легкой походке. На двух ногах он движется так же ловко, как на четырех, отметила Тикки.

Тикки приподняла ствол висящей у нее на плече армейской винтовки «М-22А2»[44] с магазином на сорок патронов и подствольным гранатометом, изготовясь, если понадобится, прикрыть Рамана огнем.

Раман шагнул на тротуар, а потом нырнул под «линкольн-америкэн». Там он пробыл минуты две. Тикки, может быть, справилась бы и быстрее, но так уж надо было на этот раз. Лучше самой обеспечить прикрытие, чем рассчитывать, что кто-то станет прикрывать ее, к тому же Раман недолюбливает стрелковое оружие – он предпочитает ножи, которые во время перестрелки совершенно бесполезны.

Тикки пересекла улицу и подошла к Раману, вылезшему из-под лимузина. Она никак не могла поверить, что принимала полусгнивший «линкольн-америкэн» за сверкающий «мицубиси-найтскай». Ничего не поделаешь. Она протянула Раману автоматический пистолет. В его руке оружие выглядело смехотворно маленьким.

– Надо уходить, – сказал он. Тикки покачала головой.

Таков был план Элианы: заминировать машину, уйти и ждать. Но Тикки это не устраивало. Судя по тому что она знала, Элиана обещала всего лишь защитить Тикки от смерти. Но сама Тикки не желала сидеть и гадать, каким образом два мага решат ее судьбу. Она хочет пройти весь путь до конца. Может быть, это глупо. Если так, она получит то, что заслужила.

79
{"b":"25249","o":1}