ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Давай, давай!

Тикки усмехнулась и напряглась – что-то щелкнуло, что-то звякнуло за машиной, и Тикки выбросила руки из-за спины. Коп дернулся и замер от изумления, а Тикки врезала ему головой по физиономии. Изо всех сил.

– Ра! – крикнула она.

Коп отшатнулся, окаменел – из носа, заливая портупею, текла кровь. Тикки выдернула свой электрошокер у копа из-за пояса, прижала к его животу и нажала на спуск. Короткий разряд в восемьдесят тысяч вольт – и брюки полицейского промокли насквозь. Он повалился на колени. Подбежал Раман. Он схватил копа за ноги, а Тикки – за руки, и они поволокли его к лесу.

– Надо его прикончить, – сказал Раман.

– Нет, – покачала головой Тикки.

Они бросили копа прямо у опушки, и Тикки отобрала у него все свое оружие. «Кангом» она больше не собиралась пользоваться, разве только ее припрут к стене. В обозримом будущем она собиралась убивать только оленей и прочих четвероногих. Двуногих она и так уже наубивала достаточно. Может быть, даже слишком.

Она услышала, что проезжающая мимо машина сначала сбросила скорость, а потом резко прибавила газу. Интересно, заметил ли водитель что-нибудь?

– Убери мотоцикл с дороги, – скомандовала она Раману. Тот помедлил, но потом бросился выполнять приказание. Тикки выдала копу еще один разряд. Тикки содрала все, что висело у него на ремне, и потащила его дальше в глубь леса.

Когда Тикки вернулась и села за руль полицейской машины, дорога перед ней была пуста. Раман запихнул свой мотоцикл на заднее сиденье и устроился рядом с ней.

– Что будем делать? – сказал он.

– Осмотримся.

Она нажала на акселератор. Полицейский «ниссан»-интерцептор взревел и рванул вперед. Через километр Тикки свернула к междугороднему хайвэю.

– На мотоцикле будет быстрее, – заметил Раман, – и не так заметно.

– Ты уже покомандовал. Теперь командовать будет Тикки.

Впереди был пункт оплаты за проезд, возле него стояло несколько машин, свободны были только две или три полосы. Тикки вырулила на одну из них. Машина мигала красными маячками, Тикки нашла на пульте кнопку включения сирены, и та немедленно заревела, ухая и завывая.

– Спрячься. Раман сполз на пол.

Тикки надела полицейскую фуражку, чтобы ее силуэт был похож на копа. Фуражка не подходила по размеру, но пользоваться ею недолго и никто не успеет рассмотреть ее как следует. Тикки пронеслась мимо контрольного пункта на скорости километров в девяносто, а потом еще прибавила газу. Откуда-то сзади послышались тревожные сигналы, но контрольный пункт уже исчез в темноте.

Тикки изо всех сил жала на педаль. Погони не было. Полоса, по которой они двигались, вела на междугородный хайвэй. Тикки выключила сирену, перестроилась в крайний левый ряд, а потом отключила и маячки. Они мчались со скоростью больше двухсот километров в час. Когда с ее пути не успевали вовремя убраться, Тикки выскакивала на резервную полосу.

– Слушай, а не опасно ехать с такой скоростью? – спросил Раман, который уже опять сидел в своем кресле.

– Хочешь выйти? Раман улыбнулся:

– Дурацкий вопрос.

– Который?

– Оба. Наверное, он прав.

Они были уже севернее Трентона, когда интер-ком на пульте заговорил о похищении полицейской машины. Этого следовало ожидать, и теперь затея Тикки становилась опасной. Они были уже километрах в пятидесяти от последней точки, где их могли засечь. Конечно, скоро все копы в округе станут их искать, и чем скорее они с Раманом бросят машину, тем быстрее станут практически невидимыми.

Миновав очередную автостоянку, Тикки свернула с дороги. Они вернулись к стоянке через лес. Раман завел мотоцикл.

К утру они были в окрестностях Хартфорда. Еще через двое суток они уперлись в тупик на заросшей грязной дороге в штате Мэн. В конце дороги на лужайке стояла старая бревенчатая избушка. Не желая оставлять мотоцикл на виду, Раман закатил его внутрь. Места для мотоцикла хватало, но внутри было пыльно и неуютно. Правда, Тикки не собиралась проводить здесь много времени.

Ночью они лежали на траве у чистого источника, может быть, последнего в Северной Америке. Рядом валялась полуобглоданная туша оленя. Ночь была прохладной и тихой, наполненной свежестью лета. Тикки тщательно принюхалась и пришла к выводу, что, пожалуй, все это ей даже нравится. Время, которое она провела в Филли, сильно подорвало в ее глазах престиж людей и их городов. Она была счастлива, что сумела вырваться оттуда. Она провела слишком много времени среди людей.

Кто же она теперь? Безжалостный убийца? По человеческим понятиям так оно, наверное, и есть. А может ли она быть еще кем-нибудь? Кем-то лучшим? Это надо обдумать.

Раман говорил, что не любит холода. Конечно, он же родился где-то чуть севернее Бомбея, но Тикки об этом побеспокоится, когда запахнет осенью, не раньше.

А сейчас они вдвоем, и пусть это продолжается подольше. Она игриво шлепнула Рамана хвостом по физиономии, он заворчал и стал ловить ее хвост. Звуки, которые он производил, и запах, который распространял, говорили Тикки, с каким энтузиазмом он принял ее вызов. А ей хотелось все большего. Наверное, это то, о чем ей говорила мама: «Когда придет твое время, ты его ни с чем не перепутаешь». И вот это время пришло, и все изменилось…

Раман овладел ею, ворча от вожделения. С оглушительным рычанием. 

87
{"b":"25249","o":1}