ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Первый шаг к мечте
Почему у зебр не бывает инфаркта. Психология стресса
Назад к тебе
В магическом мире: наследие магов
Почему коровы не летают?
Жизнь без комплексов, страхов и тревожности. Как обрести уверенность в себе и поднять самооценку
Думай медленно… Решай быстро
Английский пациент
Внутренняя инженерия. Путь к радости. Практическое руководство от йога
A
A

– Куда же идти? – пробормотал Джесс.

Изучая изрытую землю, она предложила:

– Ты иди по одному отрогу, а я – по другому.

– Нет. Мы останемся вместе. – Он выскользнул из-под скалы и показал налево. – Мы пойдем сюда. Тут следы еще не утонули в глине.

– Что ты имеешь в виду?

– Сегодня земля была влажной, поэтому следы остались более глубокие. А эти, более мелкие, вероятно, оставлены позже.

Размышляя над его словами, она сжала рукой свой талисман. В любом случае бандит старался сбить их с толку двойной цепочкой следов. Если они возьмут неверный след, он выиграет время. Придется рискнуть.

– Если мы ничего не обнаружим, сделаем привал, прежде чем пуститься в обратный путь.

– У тебя есть какие-нибудь продукты? – спросила она. – То, что захватила я, нужно готовить.

– У меня есть немного хлебцев и орехов. – Он похлопал по лямкам, пересекавшим его плечи. – Хватит, чтобы подкрепиться.

У них ушло около часа, чтобы дойти до конца каньона, – жидкая каша, валуны, а вокруг них – море песка. К тому моменту, когда они поняли, что человек, которого они выслеживали, пошел другой дорогой, они мечтали только об отдыхе.

Обескураженные неудачей, они уселись на кучу камней, чтобы перекусить.

Здесь не было ни деревьев, в тени которых они могли бы укрыться, ни нависающих скал, защитивших бы их от послеполуденного солнца, – только нагромождение камней. Казалось, гигантский бульдозер сгреб их в конец ущелья. Осень оперлась на вогнутый камень, а Джесс устроился позади нее.

Ничто не двигалось. Не видно никаких животных. Тишина была почти зловещей. Осень посмотрела на небо в надежде увидеть орла, но его не было.

Джесс наблюдал за Осенью, поглощая хлебцы. Она выглядела такой же уставшей, каким чувствовал себя он. Хотел бы он уговорить ее вернуться на Койотовые Ручьи, где она была бы в безопасности. Если Осень даже замешана в этом деле, все равно он не хотел, чтобы она находилась рядом, когда он встретится с бандитом.

То, что Осень думала, будто стрелявшим мог быть Арло, тревожило его. В самом деле, этот человек мог бы стремиться саботировать археологические раскопки, но не стал бы стрелять в них. Осень хотела свалить вину на Арло, прикрывая кого-нибудь другого?..

Конечно, Большой Хозяин предупредил ее об опасности относительно Арло. Если она в самом деле невиновна, это могло быть простой причиной, почему она приняла стрелявшего за своего дядю.

Когда он развернул еще один хлебец, шурша бумажной упаковкой, то снова оглядел местность. Гнев и отчаяние придавали ему энергию – и он быстрее задвигал челюстями. Очень даже умно было поступить с нами таким образом, думал Джесс. Возможно, тот, кто стрелял, проделал все рано утром. Он предусмотрел, что кто-то двинется по его следу. Они потеряли добрых два часа.

Джесс откинул голову назад и прислонился к скале, стараясь отдохнуть. Он вытянул длинные ноги и расслабился. Он находился в пути с самого рассвета, и усталость давала о себе знать. Осень тоже должна чувствовать себя изможденной.

– Во сколько ты ушла из лагеря сегодня утром? – спросил он.

– Около четырех. А ты?

– Полчетвертого, – признался он. – Ненамного раньше тебя.

Он смотрел, как она жует орехи. Вдруг она охнула – соль попала в ранку на губе, оставшуюся после утреннего происшествия. Он смотрел на темное пятнышко на ее губе, по которому она водила кончиком языка, чтобы успокоить жжение. Джесс начал было приближаться к ней, но остановился, сжав кулаки. Он хотел обнять ее и сказать, что готов защищать ее от кого угодно. Но пока не узнает, кто здесь прячется, он не мог себе этого позволить.

– Тебе больно? – вместо этого спросил он. Она ничего не ответила, только покачала головой. Но ему нужны были ответы, а их-то и не было. Напряжение угнетало, когда они сидели вот так, выискивая на лицах друг друга выражение искренности и доверия.

С обрыва скатился камень, и послышались шаги. Он вскочил на ноги, Осень выпрямилась. На расстоянии нескольких ярдов зашуршал кустарник. Инстинктивно почувствовав опасность, прежде чем успел подумать, Джесс толкнул Осень за скалу и сам устремился туда же. Вместе они стояли, готовые к любой неожиданности. Осень вцепилась в руку Джесса. Ему хотелось закричать ей, чтобы она бежала, но теперь это было невозможно. Они оказались в ловушке.

Звук послышался снова. Медленно и осторожно Джесс наклонился и вытащил нож из голенища. Гладкая рукоятка, которую он сжимал в руке, придавала ему хоть какую-то уверенность. Громкое фырканье изумило их обоих. Джесс приготовился к нападению, когда вдруг увидел густой темный мех и витые рога горного козла. Заметив людей, тот остановился и начал их разглядывать. Осень засмеялась, Джесс тоже. Смех был отличным средством для поднятия настроения, но не горному козлу. Животное заблеяло, явно выражая неудовольствие, и повернулось, собираясь ускакать вниз по каньону.

– Бьюсь об заклад, что мы нарушили его послеобеденный сон. – Осень снова рассмеялась.

– А он нарушил мое намерение отдохнуть, – ответил Джесс. Но не возражал против такого хода событий. Это было приятно – посмеяться и немного отвлечься. Улыбка на ее лице доставляла ему удовольствие, несмотря на его подозрения и неудачи последних дней. На какое-то мгновение ему захотелось узнать, будет ли у него когда-нибудь возможность чаще видеть ее улыбку и слышать чуть хрипловатый смех.

– Это напоминает мне о том времени, когда ты брал меня с собой в горы. Ты помнишь, как один раз мы проснулись и увидели горную пуму?

Он помнил и пуму, и то, что произошло после того, как они заметили животное. Они лежали на лугу, устланном дикими цветами. Большой зверь явно испугал Осень, а его самого созерцание дикого животного взволновало. Он еще раньше говорил ей, что нужно отвлечься, а вид томившегося в любовной истоме зверя сделал свое дело. Он до сих пор помнил тот вкус, когда он впился губами в ее голое плечо. Солнечный свет целовал ее обнаженные бедра, и он с кошачьей ловкостью прильнул к ней.

Джесс закрыл глаза и усилием воли заставил свою память померкнуть.

– Редко можно увидеть горного козла на такой небольшой высоте.

Ее сильный голос прервал мысли Джесса. Он посмотрел, как она собирает бумажные обертки и запихивает в кармашек вещмешка. Ее пальцы дрожали, и ему интересно было знать, помнит ли она их тогдашнюю любовную игру.

– На них охотились анасази. – Он забросил рюкзак на плечи. – Они шли на пищу и одежду и даже на утварь. Точно так же, как первобытные племена использовали буйволов.

Джесс затянул на рюкзаке лямки. Металл винтовки был горячим от солнца. Он осторожно повесил оружие на плечо, ухватившись за деревянный приклад. Когда они оба были готовы, он направился вниз по тропе. С тех пор, как они прошли по руслу и поняли, что бандита здесь не найти, им не нужно было соблюдать осторожность. Джесс начал задавать вопросы.

– Ты думаешь, Арло замешан в этом? – Джесс знал, что Арло не стрелял в них, но он хотел знать, что думает по этому поводу Осень.

– Он ненавидит все, что связывает его с миром белых и с федеральным правительством. Он из семьи, которую вместе с прочими переселили, когда устраивали новые резервации. Он до сих пор не может смириться с этим, – сказала она ему. – Большинство тех, которым пришлось двинуться с места, остались без земли, когда белые разделили между собой их совместные пастбища.

– Месть могла бы стать мотивом, для того чтобы свести на нет все изыскания белых, – размышлял Джесс, стараясь шагать в ногу с Осенью.

– Не думаю. Арло бы скорее решил, что духи шинди сами позаботятся о возмездии.

– А как насчет наркотиков? – неожиданно задал вопрос Джесс, остановившись, чтобы видеть выражение ее лица.

Он заметил ее недоумение:

– Будь серьезен, Джесс. Он слишком ортодоксален, придерживаясь веры навахо, чтобы заниматься контрабандой.

Уверенность в ее голосе погасила всякие сомнения. Но ее следующее высказывание породило новое.

– А как насчет Фрэнка, или Вейна, или даже Конни – что касается этого дела? Если они замешаны тут? Они должны быть заинтересованы в ценности реликвий. Разрушение пещеры даст материал для ярких статей и, кроме того, привлечет к ним внимание.

35
{"b":"25250","o":1}