ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Осени, Джессу и доктору Дэвидсону велели следовать за ними. Ругань Вейна была слышна вплоть до самого лагеря.

Когда они добрались до лагеря, ему надели наручники и изолировали. Осень стояла у открытого полога палатки и смотрела, как Вейн все еще продолжал протестовать. Она тряхнула головой, отвернулась, чтобы не видеть этого безобразия, и вошла в палатку. Жара полдня нагревала резиновую основу палатки и наполнила воздух неприятным запахом. Шериф с доктором Дэвидсоном сидел за столом. Джесс стоял около самого входа, и Осень подошла и встала рядом с ним. Она никогда не видела, чтобы профессор взрывался подобным образом. Но она не винила его. Он имел право на гнев, после того, что произошло с его открытием, которое должно было принести ему славу и признание. Она могла ему посочувствовать.

Что мог значить такой поворот событий? Ее разбирало любопытство в то время, когда она присела на постель и наблюдала за поведением троих мужчин. Она все еще не знала, что же такое Вейн собирался ей показать.

Двое убийц оставались на свободе, и, насколько она знала, они тешили себя мыслью вернуться на Койотовые Ручьи. Осень пододвинулась к Джессу.

Он сразу же подошел и склонился над ней. Запах его разгоряченной кожи вызвал мгновенный всплеск желания, которое она попыталась подавить. Ей понадобилось усилие воли, чтобы не вцепиться в его рубашку.

– Мне нужно что-то сказать тебе, – еле слышно прошептала она.

Он вывел Осень наружу, где ей стало намного лучше. А в палатке было жарко и душно. Не столько от полуденной жары, сколько от охвативших их эмоций.

– Я мог бы отдубасить тебя за то, что ты пошла с Вейном, – сказал Джесс, прежде чем Осень успела открыть рот.

– Я знаю, что это выглядит плохо. Профессор подумал, что я работаю вместе с Вейном. Я рада, что ты подумал обо мне лучше.

– Я получил твое послание, – Джесс вытащил из кармана белый камень.

Его улыбка превратила день в ослепительно-яркий.

– Я не была уверена, что ты поймешь.

– Сначала я и не понял, – признался он. – Ты поставила меня в тупик. Я не мог и подумать, что ты можешь прийти сюда с Вейном.

Он рассказал, как он шел за ней следом и наблюдал за их лагерем прошлой ночью. Эта новость не вызвала удивления у Осени.

– Вейн хотел мне показать что-то очень важное. Он так стремился к этому, что я решила пойти с ним. Я надеялась, что он приведет нас к другим преступникам.

– Я так и думал, что вы изобретете какую-нибудь такую легенду. Ты помнишь, насколько безжалостны эти люди?

Страсть, отразившаяся в его голосе, удивила ее. По взгляду, брошенному на него, она заподозрила, что он сам удивлен. Он по-прежнему чувствовал себя неловко в отношении чувств, которые питал к ней.

– Что бы он ни собирался тебе показать, это связано с кивой. У тебя есть представление, что это должно было быть?

– Понятия не имею, – сказала Осень. – Мы едва вошли, как тут же появился доктор Дэвидсон.

– Я не видел никаких следов двух убийц.

– В киве должны быть какие-то доказательства.

– Мне тоже так кажется. – Он выпрямился и поскреб в затылке. Гнев исказил его лицо. – Мне придется остаться здесь и все-таки задать несколько вопросов, – Он остановился и заговорил потише. – Мне нужно, чтобы шериф проверил несколько пунктов.

– Он знает о спецотряде?

– Да. Но его люди не знают. Я сколько мог старался сохранять это в секрете.

По этому поводу не будет проблемы. Безопасность Джесса была превыше всего.

– Почему бы мне не пойти туда? – предложила она. – Ты сможешь присоединиться ко мне, когда закончишь здесь дела.

Выражение его лица говорило о том, что он оценил ее идею. Но она также заметила и его сомнения по этому поводу.

– Я обещаю ничего не предпринимать по собственной инициативе.

Выражение его лица стало более суровым и язвительным.

– О да, я уже много раз слышал это от тебя.

Она пожала плечами – что она могла сказать?

Джесс, наконец, согласился и стал помогать посту шерифа наблюдать за территорией.

– Оставайтесь в прикрытии, – предупредил он двоих, приписанных к посту. – Эти люди – убийцы.

Осень помогла составить описание бандитов. Постовые сделали какие-то заметки и отправились на указанные места. Если бы Осень знала, что они рядом, – это вселило бы в нее какое-то спокойствие.

Они обязательно найдут человека со шрамом и его сообщника. Вот тогда-то и можно будет собрать воедино всю картину событий. Дело близилось к разгадке. Если бы она только могла выяснить, что Вейн хотел показать ей в киве!..

После того как Джесс направился к палатке шерифа, Осень подошла к лестнице и спустилась в киву. Она прочесала каждый дюйм, но ничего не нашла – ничего, что дало бы ключ к заявлению Вейна о том, что внутри было что-то важное. Они очистили помещение от всего постороннего много дней назад. Единственным признаком цивилизации, которая оставила киву здесь, были фрески, нарисованные на стенах. Они были в замечательных условиях, думала Осень, садясь на уступ отдохнуть и подумать. Была только одна часть, которая выглядела поцарапанной. Она ощупала это место – вдоль прекрасных линий – и, к ее удивлению, увидела отпечаток клея на кончиках ее пальцев. Царапины были не какими-то старыми от возраста, а совершенно свежими.

Вейн! Так что подозрения профессора были правильными. Что Осень не могла представить себе – почему Вейн сделал это. Она не могла понять, какую цель он преследует, если только не…

Осень поднялась и начала сжимать в руках камень. Возможно, фрески оказались поцарапанными, потому что указывали на потайной ход. После нескольких попыток отыскать его – абсолютно безрезультатных – она села совершенно обескураженная.

Прошел час, прежде чем Джесс сумел присоединиться к ней. Он тоже осмотрел киву, но ничего не смог обнаружить.

– Ты думаешь, что приезд полиции насторожит убийц?

– Нет. – Джесс положил свою руку на талию Осени и провел ее в укрытие в скале. – Они здесь летают туда сюда дни напролет. И, возможно, они решат, что здесь так бывает каждый день.

– Ты прав, – сказала она, – они должны знать, что вооруженный отряд шерифа в действии.

– Я уверен, что им сказали.

Осень замедлила шаги у основания скалы и обернулась, чтобы увидеть есть ли кто-нибудь рядом с доктором Дэвидсоном и по-прежнему ли шериф находится в лагере.

– Я заметила, что ты не говоришь, что Вейн проинформировал их, – проговорила она. – Ты думаешь, он не виновен?

– Нет. – Джесс тряхнул головой, в то время как его брови нахмурились. – Но я сомневаюсь, что он руководил этим. Здесь должен был участвовать кто-то другой. Кто-то более сильный.

– Конни?

– Возможно. У меня есть сведения от шерифа, который проверил ее телефонный счет во время пребывания ее в мотеле.

– Вейн звонил своему отцу, когда мы были на ранчо. Как ты думаешь, он причастен к этому?

– Это не имеет значения, но, в конце концов, в этом случае весьма многое не имеет смысла.

Она посмотрела вверх, на скалу.

– Пошли. Мы можем подождать там наверху Мы сможем наблюдать за всем каньоном.

Джесс помог ей устроиться. Стены их убежища внутри крошились, составляя тут и там кучи каменного мусора вместо ровных полов, какие обычно бывают в большинстве пещер. Будет не так-то просто провести здесь день. И Джессу придется придумать способ, чтобы убедить Осень сделать это.

– В киве никого не было, и я заподозрил, что Вейн собирается спрятаться там, чтобы дождаться своих сообщников.

– Ты прав. – Осень отбросила в сторону пару камней, чтобы устроить себе удобное плоское сиденье. – Спорю, что он оставил им записку, чтобы сообщить им, где мы устроим свой лагерь.

– Вполне возможно, – согласился Джесс, но на самом деле он сомневался, что они станут действовать настолько неумно. Ему нужно было, чтобы Осень верила в это. Она не согласится остаться здесь, если не будет чувствовать своей значимости. Он многое узнал о ней за прошедшие пару дней. В ней он разглядел упрямство, которому позавидовал бы любой мул.

62
{"b":"25250","o":1}