ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Осень вгляделась в лицо женщины. Она словно смотрелась в зеркало – только у Доры волосы были немного светлее и скулы чуть пошире. Она провела рукой по молодому лицу своей матери и стала смотреть на женщину стоявшую рядом с Дорой. Лили объяснила, что это бабушка Джесса.

Осень бережно спрятала фотографию в карман. На высоте веял легкий ветерок. Он растрепал волосы Осени и теперь играл ими, поднимая концы в знойном воздухе пустыни. Она стояла на краю уступа, поглощенная величием открывавшегося перед ней вида. В руке она сжимала амулет.

Казалось, будто не недели, а многие месяцы назад она сидела на этом самом месте вместе с Большим Хозяином. Тогда он подарил амулет. Гладкий камень скользил между пальцами. Предсказания шамана сбылись. Хотелось бы перенять его способности.

Она закрыла глаза и представила своего деда. Теперь мысли о нем уже не принесут ей боли и тоски. Ее сердце было полно предчувствием любви и обещания. Ей многое еще предстоит узнать о новой семье и о ее жизни.

Сквозь образ Большого Хозяина проступил образ Джесса. И с воспоминаниями о нем вернулись боль и тоска.

Воздух дрожал от зноя, легкое марево придавало пустыне сюрреалистический оттенок. Красные и оранжевые тона окрашивали восточный край неба. Вершины гор четко выделялись на фоне полыхавшего заката.

Если бы Джесс мог принять ее такой, какая она есть. Нет никакой нужды стараться забыть о его происхождении. Ему незачем следовать стереотипам и предрассудкам. Все, что им нужно – это просто жить и любить.

Теперь она поняла, что перед ней не стоит вопрос, какую из двух культур ей выбрать. Она должна черпать из обеих, чтобы обрести силу и мужество, чтобы уверенно идти по своей жизненной тропе.

Она впитала что-то ценное от каждой из своих семей. Она и Джесс просто счастливчики, что им достался двойной запас знаний и мудрости. Ее любили и поддерживали люди, которые могли помочь ей понять жизнь. Джессу тоже принадлежал этот мир.

Старайся узнать свое сердце. Иди дорогой мечты. Она пропела строчку из Песни Мечты Если бы только она могла объяснить Джессу. Закрыв глаза, она стала думать о нем. Она вспомнила ту ночь, когда они гуляли в каньоне. Она мысленно видела его сильное тело, каштановые волосы и любовь, светившуюся в его серебристо-серых глазах.

По небу веером раскинулись полосы ярко-алого цвета. Она чувствовала красоту природы, хотя тоска по Джессу мешала ей сполна насладиться величием пустыни. Если бы она больше знала о традициях и обычаях племени. Ей вспомнились слова из Песни Предвидения. Большой Хозяин пел ее, чтобы помочь найти потерявшихся людей. А может ли песня отыскать заблудившиеся души? Она напела еще несколько строчек, чтобы найти Джесса. Ее пению помешал еле донесшийся до нее слабый звук. Осень замерла, прислушиваясь. Со стороны тропы до нее долетели переливчатые звуки. Это пела флейта, та самая на которой в киве играл Джесс.

На мгновение она подумала, уж не вызвала ли она нежданного духа. Скрип гравия под ботинками идущего человека разубедил ее в этом. Звук исходил из реального мира.

Джесс.

Вокруг нее переливалась мелодия. Осень улыбнулась и позволила музыке заполнить пустоту в ее душе. Его шаги приближались, но она не двигалась с места. Ей хотелось, чтобы он увидел ее на фоне красного неба.

Музыка оборвалась. Она затаила дыхание. Сердце ее отчаянно билось.

– Здравствуй! – приветствовал он ее на языке навахо.

Она повернула голову и посмотрела на него. Надежда и желание, которые охватили ее, отражались на его лице. Он с улыбкой произнес, что она нужна ему. Она с улыбкой ответила, что всей душой принадлежит ему. Вдалеке выл койот. Джесс снова заиграл на флейте.

Природа бушевала яркими красками, и Осень ощутила в душе гармонию. Душа ее устремлялась вслед за мелодией. Осень почувствовала, что она охвачена желанием.

Наконец, мелодия смолкла. Джесс шагнул к уступу. Темный его силуэт четко обрисовывался на ярко-красном небе.

– Как ты чудесно играл, – похвалила его она. Голос ее слегка дрожал.

– Ты узнала песню?

– Нет. – Она отрицательно покачала головой, своим движением позволив волосам соскользнуть на плечи.

– Она родилась в моем сердце.

– Я люблю тебя, Джесс. – Она выпрямилась и шагнула в его теплые сильные объятия. – Я рада, что ты пришел.

– Нам нужно поговорить. – Он провел ладонями по ее рукам. – Я больше не мог ждать.

Она кивнула, соглашаясь, и склонила голову ему на грудь. Разговор может подождать, Сначала она должна убедиться, что его присутствие означает для нее надежду.

Несколько мгновений они стояли, не разжимая объятий, солнце садилось, пустыня затихала, переходя ото дня к ночи. Осень тоже успокоилась.

Наконец, Джесс пошевелился и коснулся губами пряди волос на ее виске.

– Когда ты уехала, я надеялся, что размеренный ход жизни на ранчо захватит меня. Но нет. Неожиданно я понял, что мой дом – место, где я всегда находил покой и отдых, – пуст и уныл.

– Ты собираешься что-то в этом плане изменить? – спросила она, надеясь, что он имеет в виду взаимоотношения между ними.

Он не ответил и стал помогать устроиться ей на плоском камне. Она положила ноги крест-накрест. Он тут же присоединился к ней. Несколько минут они сидели молча. Осень ждала, собираясь с мыслями и наслаждаясь покоем окружающего ее мира.

Джесс заговорил, голос его звучал спокойно.

– Прошлой ночью я не мог заснуть. Я ходил по комнате, где хранятся вещи, принадлежавшие моему отцу.

Свет угас, но она по-прежнему видела его лицо, полное внутренней силы. Она слушала.

– Личные вещи моей матери тоже там. Это комната памяти.

На вершине соседней скалы завыл койот.

Джесс продолжал.

– Похоронив в памяти свое прошлое, я сложил все подарки Дайи в ту же комнату – все, что напоминает мне о моем племени. И вот ночью я ходил там. Можно назвать это путешествием в прошлое.

– И ты нашел ответ на вопросы, которые мучают тебя?

Он пожал плечами:

– Не уверен. До сих пор не нахожу покоя, но, думаю, надо попробовать решить некоторые вопросы.

– Давай начнем. – Она хотела коснуться его, но, боясь нарушить хрупкость момента, опустила руки.

Он взял флейту и сыграл несколько тактов мелодии, которую они прежде исполняли вместе. Закончив, он улыбнулся.

– Эту флейту подарила мне Дайя. Она научила меня песням предков.

– Я рада, что ты помнишь их.

– Я вдруг обнаружил, что помню о прошлом гораздо больше, чем мне казалось.

Она закрыла глаза и одними губами прошептала молитву, благодаря Всевышнего. Если Джесс помнит прошлое племени, может, он не откажется взять и его будущее.

– И это не только светлые воспоминания, но и печальные.

– Неужели ты считаешь, что в этом мире можно жить, совсем не страдая? – спросила она.

– Конечно, невозможно избежать сложностей, но гораздо легче, когда есть с кем разделить трудности.

– С тем, кого любишь? – осмелилась спросить она.

– Дайя учила, что где любовь, там гармония.

– Большой Хозяин много говорил о жизни и гармонии – гармонии с природой, с самим собой. Тебе не кажется, что вдвоем, с нашей любовью, мы скорее одолеем два мира?

Он глубоко вздохнул и покачал головой, почесав затылок.

– Мой отец попробовал. Ему не удалось. Я тоже могу попытаться, но кто знает, что из этого выйдет. Нет никаких гарантий.

– Но неужели ты не замечаешь, что давно черпаешь из обеих культур, когда чувствуешь необходимость в этом.

Он нахмурился, она продолжала говорить.

– Когда я потерялась в пустыне, ты, чтобы отыскать меня, пошел на то, чтобы принять участие в обряде гадания по звездам. Когда же мы столкнулись с доктором и двумя убийцами, ты вел себя и рассуждал, как белый, чтобы избежать опасности.

– И ты считаешь, что это можно так назвать? – спросил он, но на этот раз в его голосе звучало меньше сомнения.

– Ты постоянно сталкиваешься с этим в своей жизни. Подумай над этим – у тебя вполне достаточно опыта в этом отношении. Так же, как я приобрела опыт, путешествуя по миру. Каждая страна, в которой я побывала, помогла мне по-новому смотреть на события. У нас с тобой есть два народа – большинство людей не располагает этим.

72
{"b":"25250","o":1}