ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ценовое преимущество: Сколько должен стоить ваш товар?
Русь сидящая
Опасная улика
Мастера секса. Жизнь и эпоха Уильяма Мастерса и Вирджинии Джонсон – пары, которая учила Америку любить
Первому игроку приготовиться
Еда, меняющая жизнь. Откройте тайную силу овощей, фруктов, трав и специй
Если бы наши тела могли говорить. Руководство по эксплуатации и обслуживанию человеческого тела
Золотая Орда
Уроки соблазнения в… автобусе
A
A

Деральце рефлекторно отпрянул назад, и только тут заметил, что оружия в руке Крисарха нет.

— ...Так, приснилось. — Брендон рухнул обратно на кровать. Рука, только что целившаяся в Деральце, прижалась к глазу. — Черт. Это ты, Деральце?

— Да, Ваше Высочество, — обращение вырвалось у него автоматически, несмотря на десятилетний пробел. Не так-то просто отринуть от себя двадцатилетние при вычки. — Только что пришел.

— Черт, как башка болит, — пробормотал Брендон. — И что за сон! Мы с Маркхемом, под огнем... — Он хмуро огляделся по сторонам, словно остатки его сна прятались еще по углам спальни. Потом улыбнулся — кривой, невеселой улыбкой, напомнившей Деральце вдруг подростка-Крисарха, которому он служил.

«Маркхем»? Деральце не без удивления смотрел сверху вниз на Брендона — тот сидел нагишом на кровати, ожесточенно растирая кулаками глаза. «Под огнем»? Двадцать лет своей жизни Деральце потратил на то, чтобы нур-Аркад ни при каких условиях не видел настоящего боя, да что там: чтобы тот вообще не знал, что такое опасность. И если слухи не врали, с тех пор он этого так и не узнал. Если этот сон Брендона и память, то только о каком-то особо дорогом симуфильме.

Маркхем лит-Л'Ранджа был лучшим из них всех.

Деральце осенила идея: что, если вместо того, чтобы предать Брендона суровому правосудию, ожидавшему его в Зале Слоновой Кости Большого Дворца, просто убить нур-Аркада прямо здесь, посреди Малого Дворца, цитадели династии Аркадов на протяжении почти тысячи лет? Все равно свидетелей не будет.

Он снова посмотрел вниз и встретил короткий, вопросительный взгляд мутных, налитых кровью глаз.

«Может, он видит это? — Гнев сменился любопытством. — Он так и не спросил, где я был после того, как исчез из его окружения».

— Что только Элерис наливала в эти чаши? — поинтересовался Брендон у потолка и зевнул.

— Заказать для вас детокс, Ваше Высочество? — предложил Деральце, пытаясь отогнать воспоминания прочь.

«Ну конечно же, он не ожидает от меня ничего, кроме верности. Неужели он настолько слеп?»

— Детокс, — кивнул Брендон и спустил ноги на пол. — И кофе. Настоящий, не каф. Душ. — Он откинул темные волосы с глаз и поморщился — даже это движение далось ему с трудом. — Черт!

Деральце подошел к пульту у изголовья и набрал код вызова. Спустя мгновение он услышал в ванной плеск льющейся воды. Дверь в ванную была открыта, и Брендон с наслаждением вдыхал горячий пар.

Гудение автоматического официанта стихло, и крышка панели доставки откинулась. В нише стояли два стакана. В воздухе запахло крепким натуральным кофе, но Брендон выбрал сначала стакан с холодной белой жидкостью, поморщился и выпил залпом. Он передернулся, потом потянулся за кофе. Болезненное напряжение на его лице сменялось облегчением по мере того, как детокс одолевал смертельное похмелье.

Когда Брендон снова поднял голову, глаза его заметно прояснились.

— Кто-нибудь видел, как ты входил?

— Ни одна живая душа, Ваше Высочество, — ответил Деральце.

Брендон ухмыльнулся, и лицо его снова помолодело, несмотря на опухшие веки и суточную щетину на подбородке и щеках.

— Значит, ты еще помнишь, как входить и выбираться отсюда?

— Лучше любого другого.

— Меня сочли психом: я настоял, чтобы меня оставили одного накануне собственной Энкаинации. Ты сделал то, о чем я просил?

— Корабль стоит на стартовом поле.

Следующие слова Брендона застали его врасплох.

— И ты не спрашиваешь, зачем?

Деральце в замешательстве молчал. Он не ожидал этого вопроса так быстро, и тот поставил его в положение обороняющегося. Почему Брендон спрашивает об этом? Может, это захлопывается расставленная Семионом западня? Или Деральце просто останется без той умопомрачительной суммы, которую Брендон пообещал ему при заключении этой неожиданной сделки?

— Это не мое дело, Ваше Высочество, — он спрятался за пустой формальной фразой.

Глаза Брендона неожиданно весело сощурились.

— Не беспокойся. Тебе заплатят, — сказал он.

Похоже, на этом тема была исчерпана. Брендон встал с кофе в руках и не спеша пересек комнату.

— Кофе хочешь, Деральце? — спросил он через плечо. — Или чего-то еще? — Он махнул рукой в сторону пульта. — Выбирай сам. — Он повернулся и вошел в ванную.

«Ты и не понимаешь, что судят здесь тебя, а не меня».

Тем не менее бывший телохранитель ощутил укол сожаления, словно упустил ключ к разгадке.

Деральце вошел в ванную следом за Крисархом. Против ожидания он не увидел в стоящей под душем фигуре особенных эффектов того, что молва характеризовала как впечатляющую беспрерывную оргию продолжительностью в десять лет. Немного уступая ростом старшим братьям, Брендон — подобно Галену — был гораздо стройнее Семиона. На теле Брендона не было видно ни капли лишнего жира; каким-то образом он сумел набрать еще мускулатуры, хотя, разумеется, на его чуть смуглой коже не было и следа шрамов.

Брендон вел образ жизни, о каком можно только мечтать. Одна бесконечная вечеринка, переносящаяся с планеты на планету в шикарных яхтах — один такой корабль стоит, поди, больше пожизненного оклада тысячи солдат. Прекрасные, готовые на все партнерши по сексу везде, куда бы он ни попал, любая пища, питье, курево... А через несколько часов ему предстоит занять место среди первых мира сего — Дулу Тысячи Солнц, — чтобы формально вступить в ряды Служителей. Впрочем, судя по докладам, для Брендона «Служба» будет означать примерно такой же образ жизни, как тот, что он вел последние десять лет.

Энкаинация обещает быть впечатляющим зрелищем — столь впечатляющим, что его разнесут по ДатаНету во все уголки Панархии, вплоть до Рифта.

«Должна была стать», — мрачно подумал Деральце.

Негромкий звонок прервал его размышления.

— Да? — отозвался Брендон.

Ровный, певучий голос домашнего компьютера был едва слышен сквозь шум воды.

— Голоком от Эренарха Семиона лит-Аркада, срочный, отправлен 12-15-65 стандартного времени с планеты Нарбон.

«Три дня назад, — подумал Деральце. — А сегодня, говорил агент, он должен умереть».

— Может подождать. — Брендон нырнул с головой. Он как раз вынырнул и по его лицу стекала вода, когда звонок прозвенел снова. Брендон скривил губы: — Можно поспорить, это Элерис. — На этот раз улыбка вышла ироничной.

Деральце понял, что уже не видит своего старого подопечного насквозь. Удивленный тому, что Брендон, похоже, хочет иметь свидетеля своих личных переговоров, он не нашелся что ответить и промолчал.

— Отправитель? — спросил Брендон у потолка.

— Леди Элерис лит-Чандресеки, срочно, — отозвался индифферентный голос компьютера. Деральце заметил голубой огонек на маленькой панели, означавший запрос двусторонней связи.

— Включай, — сказал Брендон. — Но только голос.

— Брендон, милый... — Мелодичное сопрано сразу же наполнило все помещение. Деральце слушал не без интереса. Он вспомнил, что говорили о наследнице некогда знаменитых судостроителей. Внешность звезды головидео и моральный облик профессиональной шлюхи. Он покосился на Брендона. Почему он не хочет поговорить наедине?

— Доброе утро, Элерис. — Брендон улыбнулся закатному лучу, пробившемуся в ванную через высокое окно а противоположной стене.

«Смех её длился на мгновение дольше, чем стоило бы», — подумал Деральце.

— Добрый вечер, любовь моя! Ты мог бы и остаться. Твой особенный день еще не закончился. У меня для нас с тобой еще припасено кое-чего.

— Но мне надо готовиться. Ты ведь знаешь, я два раза тебе это повторял.

— О, Брендон... Я не ожидала, что ты всерьез собираешься уйти так неожиданно. Или ты обиделся, что я заснула? — Прекрасный голос звучал задумчиво-лирически до последнего слова, где сорвался на обиду. — Ты же говорил, что мы проведем твой особенный день вместе.

— Мы и провели. Сейчас вечер.

— О, Брендон! Ты мог просто послать за своими вещами. Я тебя разочаровала?

— Это был восхитительный день, равно как ночь перед этим и день накануне. Я говорил тебе уже, мне нужно прийти туда сегодня вечером одному. Это не значит, что мы не сможем продолжить вечер вдвоем...

10
{"b":"25251","o":1}