ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мужчина подчинился, но очень медленно. Лицо его было бледным и мрачным; поговорив о чем-то с солдатом, он повернулся лицом к толпе.

— Слушайте все! — крикнул он. Голос его звучал приглушенно от гнева. — Услышьте все и восславьте нового Повелителя Мандалы, спускающегося во славе, Джеррода Эсабиана, Аватара Дола, Властелина-Мстителя Королевств Должарских!

Он порывисто махнул рукой куда-то в сторону моря. Медленно, словно не веря, толпа повернулась.

Мойра подняла глаза на родителей. Оба смотрели в небо. Мамино лицо напряженно застыло, а папино казалось просто напуганным.

— Но они же не могут! — прошептала мама. — Они не должны. Только не линкор! — Она крепко стиснула руки, и большой перстень флотского офицера блеснул на пальце.

Вслед за ней Мойра подняла взгляд и увидела высоко в небе над морем яркую, голубоватую звезду.

Она быстро увеличивалась в размерах, превращаясь в серебряное яйцо, из которого торчали металлические шипы, окруженное жутким сиянием защитных полей. На боку его красовался кроваво-красный кулак, стиснувший пучок молний. Небо потемнело, пока он спускался к Заливу Аврой, становясь все больше и больше, пока не перестал умещаться в поле зрения, а он все продолжал расти. Раскаленные добела столбы вырывались из его дюз и упирались в море, а вокруг них кольцами клубились облака конденсата. Жар обрушился на людей, словно из адской печи, а от грохота вибрировали кости.

Море посереди залива вскипело, и облака пара заволокли корму корабля. Линкор был невероятно велик, он заполнил залив от края до края, а носовой части его все еще не было видно — до нее было целых семь километров.

Яростный порыв ветра и кипящей пены налетел на берег и обварил Мойру. От него жутко пахло чем-то вроде горелого пластика и рыбного супа. Она слышала, как скулит от страха Поппо, как визжат в толпе. Она видела, как солдаты хладнокровно испепеляют всех, кто пытался бежать. Те, что стояли ближе всех к воде, исчезли в ужасных кипящих волнах; в просветы клубящегося пара Мойра видела торчащие из кипящей воды руки и ноги. Когда она несколько минут назад смотрела в лицо Аврой, чувства её казались слишком большими, чтобы высказать их словами, но теперь все её чувства делись куда-то, словно она смотрит противный видеочип. Она подняла взгляд.

Огромный корабль завис теперь неподвижно, заслонив собой небо. Рев его ходовых полей отдавался болью в костях и сводил желудок. Люди вокруг Мойры сгибались от рвоты и бились в конвульсиях. Папа стоял на коленях, уткнувшись лицом в песок и зажав уши руками. Мама обнимала его; на руках её вздулись вены. Мойра до крови прикусила губу, но что-то заставляло её смотреть дальше.

Вдруг в стене бело-голубого пара, поднявшегося от испарившегося залива, блеснул луч золотого света. Он превратился в круг света, в центре которого виднелась маленькая фигурка мужчины в черной одежде, сидевшего на золотом троне на конце толстого красного луча. Вокруг него роились молнии, очерчивая шар защитного поля, а перед ним разбегались волны песка и пара. Пляж раскалился докрасна под его троном, неумолимо приближавшимся к охваченной страхом толпе. «Это похоже на Харубана — Короля Демонов из сказки», — подумала она, и тут поняла, что он движется прямо на Аврой.

Она смогла встать на ноги и закричала на него, но голос её потерялся в обезумевшем мире. На мгновение Мойра увидела силуэт Аврой на фоне зловещего сияния трона Короля Демонов. Потом бронзовая фигура засияла красным, потом белым и растеклась бесформенной кипящей пеной, когда трон пролетел над ней и с шипением опустился на песок.

Съежившись рядом с родителями, Мойра увидела, как высокий человек встал из трона и оглядел весь тот ужас, что он сотворил. Лицо его было еще бесстрастнее, чем у солдат. А потом, когда он шагнул на землю своего нового демешне, звенящая чернота окутала девочку, и она погрузилась в блаженное небытие.

11

ОРБИТА ШАРВАННА

На мостике «Лита» воняло потом, дымом и кровью, и к этому примешивался кисловатый запах рвоты и кровавой слизи, оставшейся от жертв попадания разряда раптора. Двое рабов отмывали палубу и соскребали с переборки останки Аллювана, в то время как бригада техников колдовала над обломками пульта невезучего рифтера. Желтый огонек на пульте управления свидетельствовал, что глубоко в недрах «Лит» заряжается очередной гиперснаряд — в тисках магнитных ловушек плазменный узел набирает энергию, ожидая импульса, который пошлет его через подпространство к цели, тогда как сложные законы пятого измерения наполнят его по дороге новой энергией.

Впрочем, Хрим ничего этого не замечал — все его внимание было приковано к экрану. Он жадно смотрел на то, как очередной гиперснаряд ударил в Щит Шарванна у южного полюса, где угол между осью вращения планеты и её магнитной осью ослаблял сложный пространственно-временной резонанс, возбужденный полями Теслы. От места попадания по радужной дымке, закрывающей теперь планету почти до экватора, разбежались кольца переливающегося света.

Внезапное движение привлекло к себе внимание Хрима — это техник за пультом управления огнем резко выпрямился и, довольно ухмыляясь, оглянулся на него.

— Что там у тебя, Пили?

— Критическая частота! Я её нашел! Она стоит у них сейчас на автомате — еще часов шесть, ну максимум десять — и Шарванн затрясет как кровать веселья в дешевом борделе!

— Ну-ка сунь монету в щель, Фазо! — хохотнул Хрим. — Надеюсь, получишь извержение вулкана прямо у себя под задницей. — Мостик взорвался оживленными комментариями, из которых выделялся дребезжащий тенорок Пилиара. — Отлично сработано, Пили! Еще десятая доля процента на твой счет.

Пилиар радостно ухмыльнулся: при том наваре, что обещала эта операция, даже десятая доля процента означала больше денег, чем он видел за всю свою карьеру.

Пока Хрим предавался сладостным мечтам о скором падении Шарванна, в памяти его всплыла какая-то давняя история. Вроде бы какой-то Панарх выпустил гиперснаряд по планете после того, как та сняла защитные поля. И они еще сделали ему потом в наказание что-то ужасное, вот только что? И уж Эсабиан наверняка сделает с ним что-нибудь пострашнее, если он ненароком разнесет в клочья то, что нужно Властелину-Мстителю от этого ублюдка Омилова.

— Только ты уж проследи, чтобы не шмальнуть по ним ненароком после того, как они поднимут лапки кверху, — предупредил он техника на всякий случай. — Мне нужна планета, полная добра и рабов, а не золы и трупов.

От шести до десяти часов! Хриму припомнилась дорогая яхта, которую они захватили однажды, полная холеных богатеев, собиравшихся в шестимесячный круиз по срединным звездам. То-то был для них сюрприз, когда откуда ни возьмись появился «Лит» и влепил им из лазерной пушки прямо в движок! Он рассмеялся, вспомнив, какое лицо было у капитана перед тем, как он сжег его.

— Кэп? — удивился Дясил.

— Помнишь ту елочную игрушку со Свободы?

— Ага! — Дясил расплылся в широкой улыбке. — Мы тогда еще первыми побаловались этими курносыми штучками!

— Я вот все пытаюсь представить, каково это будет — то же самое, только помноженное на несколько тысяч?

Народ на мостике зашелся от восторга. Целая планета! Прошло уже несколько веков с тех пор, когда кому-то удавалось захватить планету, — а теперь такое творилось по всей Тысяче Солнц.

Гул непристойных замечаний внезапно смолк, и Хрим повернулся. У люка стоял, спрятав руки в складки тяжелого облатского халата, Норио. Помедлив еще немного, темпат ленивой, грациозной походкой подошел к нему. Вокруг них с капитаном сразу же возникло кольцо отчуждения — остальные члены команды поспешно углубились в свои дела.

Норио огляделся по сторонам. Легкая улыбка играла на его полных губах. Отсвет огоньков на пультах играл на его гладко зачесанных назад темных волосах, и его вытянутое лицо казалось еще худее обычного.

— Не дай мне отвлекать тебя, капитан, — мягко произнес он. — Я только хотел разделить с тобой радость мести над теми, кто так долго желал твоей смерти.

36
{"b":"25251","o":1}