ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Они беспомощно слушали, как гиперснаряд нагоняет их, находя путь по оставленным ими возмущениям пространства-времени. Потом вибрации стихли — они вышли за предел поражения.

Брендон уронил ключ в кармашек на своем пульте, потом открыл на мониторе навигационное окно. Подумав, он вывел это же изображение и на экран Осри. Затем откинул забрало. Поколебавшись, Осри последовал его примеру, старательно избегая смотреть в его сторону. Вместо этого он пристально уставился на экран. Последним разгерметизировал скафандр Деральце.

— Ты все еще полагаешься на неопытность неизвестного рифтера? — спросил Брендон. — Насколько мне известно, за пультом управления некоторые из них показывают настоящие чудеса. С учетом времени на перезарядку и прицеливание у нас нет и этих трехсот секунд, но с каждым новым скачком ему будет все труднее отследить нас.

Осри промолчал.

Поначалу пальцы Брендона касались клавиш неспешно. Деральце вдруг вспомнил ту почти непревзойденную скорость, с которой тот справлялся с замысловатыми задачками тренажера в Академии — впрочем, температура и состав воздуха там помогали пилоту быстрее адаптироваться к новым органам управления. Однако даже в неуклюжих, сковывающих движение перчатках скафандра руки его набирали программу все быстрее и увереннее.

— Псевдозигзаг, — пояснил он.

Деральце кивнул за его спиной. Крисарх нажал на клавишу ввода, и корабль слегка дернулся. На экране снова засияли звезды — корабль вышел из скачка — и тут же скользнули куда-то вбок, когда они легли на новый курс.

На минуту усилились перегрузки. Окно диагностики светилось тревожными цветами, отражая нестабильную работу двигателя, хотя понемногу все приходило в некоторое подобие порядка, необходимого для безопасного скачка. Бросая время от времени короткие взгляды на экран, Брендон все с большей уверенностью продолжал вводить программу.

Некоторое время Осри молча наблюдал за этим. Разноцветные траектории сменяли друг друга на экране: компьютер оптимизировал заданный Брендоном курс. Потом Осри зажмурился и тряхнул головой. Деральце ощутил новый приступ дурноты и понял, что постоянные смены курса и произвольное мелькание звезд на экране вызвали у Осри морскую болезнь.

Брендон еще раз поднял взгляд, и в это мгновение экран снова почернел, а череп Деральце стиснуло острой болью. Он заметил, что Брендон помедлил, прежде чем продолжить маневрирование.

Спустя несколько секунд корабль снова затрясло. На сей раз это продолжалось недолго.

— Он лучше, чем я ожидал, — пробормотал Брендон.

— Что вы делаете? — не выдержал Осри. — Ваш курс уводит нас к этому газовому гиганту! — Толстый палец его перчатки ткнул в кружок на экране, помеченный надписью «Колдун» и обозначавший самую крупную планету системы Шарванна. Любой здравомыслящий пилот в нормальных условиях держался бы от нее подальше особенно при скачке. — Чего вы хотите добиться таким маневром? Зачем нам к Колдуну?

Поворот... Новый поворот... Осри отвернулся от экрана, а Деральце напрягся в ожидании нового скачка.

— Не к Колдуну, — ответил Брендон, не отрывая взгляда от экрана. — Мой старый друг живет на Дисе, в заброшенной углеводородной шахте. Я заглянул к твоему отцу как раз по дороге туда. — Голос его звучал отрешенно; интервалы между сменами курса сделались длиннее. Внезапно на экране вспыхнула надпись «КУРС НЕВОЗМОЖЕН», и Брендон замер на мгновение, сложив руки на краю пульта.

— Дис! Но ведь на Дисе нет ни одного поселения! — воскликнул Осри. — Планета однозначно объявлена необитаемой — с чего бы это кому-то селиться там?

Он замолчал и снова повернулся к Брендону, лицо его вытянулось от злости. Деральце вспомнились слова, произнесенные Архоном в штабе: «...в виде предостережения нашим, местным рифтерам...» — и он не сомневался, что Осри тоже очень хорошо помнит их.

— Все верно. Он рифтер — во всяком случае, он предпочитает, чтобы о нем так думали.

— Рифтер? — Осри приложил максимум усилий, чтобы голос его не дрогнул, но не слишком преуспел в этом, а то, что он не совладал с собой, только добавило ему злости. — Мы тут спасаем свои шкуры, удирая от банды рифтеров, а вы... — Осри захлебнулся и перевел дух. — Уж может, тогда проще повернуть и сдаться?

Брендон продолжал набирать что-то на пульте, и в голосе его не слышалось ничего, кроме отрешенности.

— Ты действительно веришь, что они нам это позволят?

Содрогнувшись еще сильнее, чем до сих пор, корабль снова вошел в скачок. Разноцветные траектории на экране окрашивали своими отсветами лицо Брендона во все цвета радуги; Деральце не мог прочитать на его лице ничего, тем более что оно то ярко высвечивалось, то почти пропадало. На мгновение лицо его вспыхнуло золотом и напомнило профиль на старинной монете и почти сразу же окрасилось в трупно-зеленый цвет.

Деральце мрачно отвернулся. Они уже дважды чудом ушли от смерти. «Мы здесь не случайно», — подумал он, и почему-то на сердце сделалось чуть легче, несмотря на все чаще подступающую тошноту. Руки Брендона двигались над пультом быстро и уверенно. Много ли успел налетать Крисарх на настоящих кораблях — тренажеры не в счет? Вряд ли: именно успехи в реальном пилотировании и побудили его брата приложить все силы к тому, чтобы не дать развиться столетиями дремавшему где-то в генах таланту...

Экран расцвел ярким фейерверком, и корабль жестоко тряхнуло в момент выхода из следующего скачка.

— Уже ближе, — заметил Брендон, не отрываясь от пульта. — Их капитан действительно неплох. Интересно, где это он так выучился?

Осри молчал, словно окаменел от ярости.

Деральце зажмурился — новый скачок свел голову нестерпимой болью — и нашарил языком еще пилюлю болеутоляющего. Сколько еще выдержит механика? Секунду спустя он увидел, как нашлемный индикатор самочувствия Осри засветился оранжевым: тот принял уже третью или четвертую пилюлю. Теперь даже если он получит ключи обратно от Брендона, автоматика не включит его пульт. Облегченно улыбаясь, Деральце откинулся на спинку кресла. «Это мы как-нибудь переживем».

Брендон еще несколько минут продолжал набирать программу, сделав паузу лишь на мгновение, когда корабль входил в новый скачок. Потом нажал на клавишу ввода. Штурманское окно застыло, потом вспыхнуло красными буквами, мгновенно выбившими из головы Деральце все остальные мысли.

«ЗАДАННЫЙ КУРС ПЕРЕСЕКАЕТСЯ С АТМОСФЕРОЙ!»

Зеленая линия их предполагаемой траектории меняла цвет на красный в том месте, где она проходила через сине-зеленую окружность, обозначавшую Колдун. А над штурманским окном сияла на основном экране оранжево-красным светом громада настоящего Колдуна.

Брендон выбил короткую дробь по клавишам, и надпись на экране сменилась другой, более привычной:

«ГРАВИТАЦИОННАЯ КОМПЕНСАЦИЯ 144%,

НАСТРОЙКА 0,1%,

ПРЕДЕЛЬНЫЕ РАСЧЕТНЫЕ ПЕРЕГРУЗКИ ПРИ ЗАДАННОМ КУРСЕ — 8,6g».

Последовала пауза — компьютер обрабатывал медицинские данные.

«ТРАВМАТИЧЕСКИЕ И ШОКОВЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ В ДОПУСТИМЫХ ПРЕДЕЛАХ».

При виде истинных размеров Колдуна на основном экране у Деральце пересохло в горле.

— Но этого же нельзя делать! — взвыл Осри. — Корабль просто развалится!

— Надеюсь, наши преследователи-рифтеры так и подумают, — произнес Брендон чуть хрипло. — Дело в том, что наша кинетическая энергия слишком велика для подхода к любому из спутников Колдуна, не исключая и Дис. Единственный шанс — тормозить трением. Бортовой компьютер считает, что мы сможем сделать это через один скачок.

— Это безумие! — Голос Осри дрогнул. — Мы держим курс прямо на газовый гигант, и вы еще собираетесь делать скачок? Мы слишком близко к радиусу. Если уж выбирать, я предпочел бы сгореть, но не вывернуться наизнанку.

Деральце был почти рад лекарствам, от которых кружилась уже голова, зато мысли текли слишком вяло, чтобы паниковать. Корабли, входившие или выходившие из скачка в поле тяготения планеты, редко возвращались в обычное пространство-время; те же, которым это удавалось, оказывались вывернутыми по всем измерениям — сам корабль, груз и пассажиры — от взаимодействия с гравитационным колодцем. Деральце вспомнился один из учебных чипов, и при мысли о непристойных, похожих на сосиску с плюмажем из розового брокколи предметах его снова чуть не вырвало. Впрочем, корабль мог выйти из подпространства и более или менее целым, с экипажем, размазанным по его корпусу снаружи вместо внешней оболочки.

44
{"b":"25251","o":1}